г. Санкт-Петербург, Петергофское шоссе,
д. 73, литер АИ
(территория ЛЭМЗ)
8-950-013-34-46 (c 09.00 до 22.00)
8-911-114-52-51 (c 09.00 до 22.00)
8 (812) 67-67-983 (по будням с 10:00 до 18:00)
Вы находитесь здесь:Главная Комнатные вольеры

Как появились киты


Древние предки китов были похожи на помесь енота и оленя

Учёные обнаружили недостающее звено в эволюции китов и дельфинов. Оказывается, в воду будущих гигантов загнал не голод, а страх. Самый близкий родственник китообразных питался на суше, прятался от хищников в воде, а внешне напоминал смесь оленя с енотом.

Уже в течение достаточно долгого времени учёные уверены, что около 50 миллионов лет назад предки китов и дельфинов топтали копытами сушу где-то там, где сейчас находится южная и юго-восточная Азия. Позднее по каким-то причинам – скорее всего, в поисках пищи — эти звери ушли в воду и на протяжении последующих нескольких миллионов лет превратились в современных китообразных, ныне населяющих все земные океаны. Наиболее древние млекопитающие, давшие начало современным морским гигантам, известные на сегодняшний день, имели перепончатые задние лапы, могли существовать как на суше, так и в водной среде и своим внешним видом напоминали скорее крокодилов.

Взгляды на эволюцию китов

Эволюционная история китов - одного из самых специализированных отрядов млекопитающих - оставалась загадкой для биологов на протяжении большей части XX века. Только в 1960-х палеонтологам удалось отыскать значительное количество останков...

Кто был последним более или менее сухопутным предком этих предков китов и дельфинов, в течение долгого времени установить не удавалось. На этот счёт высказывались самые разнообразные гипотезы. Среди древних предков в разное время оказывались бегемоты, верблюды, «копытные волки» мезонихии и даже псообразные хищники, например, медвежьи и куньи, родственниками которых являются другие обитатели морей – моржи и тюлени.

Более поздний анализ окаменелых зубов явных предков китов показал их родство всё-таки с копытными. На близкие отношения семейств указывает и сходство протеинов двух современных отрядов млекопитающих, в частности, белков их иммунной системы. Тем не менее, кто именно был предком китов и дельфинов, а главное, зачем им понадобилось возвращаться в море, оставалось неизвестным.

Похоже, учёным удалось найти «пропавшее звено» в эволюции китообразных. И судя по всему, в воду китов загнал не голод, а страх.

Известный специалист по эволюции китов Ханс Тьюиссен из Северо-Восточного медицинского колледжа Университета Огайо и его коллеги из США и Индии опубликовали в Nature результаты исследования почти полного скелета существа, найденного несколько десятков лет назад в Кашмире индийским геологом Ранго Рао.

Древнее млекопитающее, названное индохиусом (Indohyus, сейчас в этом роде выделяют два вида), не было прямым предком современных китов, но было ближайшим родственником всех китообразных, по сравнению с которым все остальные парнокопытные – родственники двоюродные. Индохиусов относят к доисторическому семейству раоэллид (Raoellidae) отряда парнокопытных, и именно это семейство находится в прямом родстве с предками китов, дельфинов и морских свиней, ныне составляющих целый отряд китообразных.

Индохиус, которого изучали Тьюиссен и его коллеги, жил на территории нынешнего Кашмира 48 миллионов лет назад. Тогда здесь находились берега древнего мелководного моря Тетис, уже переставшего к тому моменту быть одноименным океаном. Окаменевшие останки индохиуса были обнаружены в отложениях со дна древней реки, оказавшейся сейчас высоко в горах.

Изучив строение зубов этого древнего млекопитающего, ученые пришли к выводу, что оно скорее было травоядным, нежели хищным, и добывало себе пищу на берегу.

В водоемах же индохиус находил убежище от хищных тварей, угрожавших его жизни.

Внешне похожий на помесь енота и оленя, древний брат китообразных имел длину около 80 сантиметров и, судя по всему, большую часть времени проводил в воде. На это указывают, в частности, тяжёлые кости конечностей, помогавшие животному удержаться на дне. Судя по всему, индохиус, подобно бегемотам, предпочитал плескаться на мелководье.

close

100%

Скелет Indohys'а

Заштрихованные части скелета реконструированы на основании данных о строении тела парнокопытных из семейства raoellids.

На близкое родство индохиуса и китов указывают внешне неприметные, но очень убедительные для палеонтологов детали. В частности, речь идёт о строении утолщённой зонтичной кости (involucrum), относящейся к области среднего уха. По словам самого Тьюиссена, как только он увидел её, ему стало понятно, что перед ним – самый близкой родственник китов, известный науке. Кроме того, похожим оказалось и строение предкоренных зубов индохиуса и предков современных китов. Прежде такое сходство замечал и Джонатан Гейзлер из Университета Южной Джорджии, однако тех результатов было недостаточно, чтобы сделать твёрдое заявление о родстве китов и раоэллид.

Чтобы установить рацион питания индохиуса, палеонтологи изучили строение его зубов. До сих пор ученые много спорили по поводу адаптации китообразных к употреблению рыбы и мяса – произошла ли она до прихода млекопитающих в океан или после. По мнению многих эволюционистов, само возвращение этих парнокопытных в воду преследовало только одну цель – охоту (точнее, рыбалку).

Тем не менее, анализ относительного содержания стабильных изотопов углерода и кислорода, содержащихся в эмали зубов млекопитающих, показал обратное.

Это содержание различно в употребляемой морскими и наземными животными пище, в частности, содержание углерода-13 в зубах индохиуса оказалось повышенным по отношению к типичному соотношению изотопов в зубах существ, искавших себе пищу в воде в ту эпоху.

Основываясь на этих фактах, Тьюиссен выдвинул гипотезу о том, что древние предки китов и дельфинов вовсе не думали покорять водные пространства, а попросту бежали туда, гонимые хищными преследователями. Механизм питания рыбой и планктоном выработался много позже.

Ученые выяснили причины гигантского размера китов

Биологи долгое время спорили, почему среди китов появились виды гигантских размеров, самые большие из когда-либо существовавших животных (длина синего кита достигает 33 метров, а вес – более 150 тонн). Одни предполагали, что, поскольку часть веса китов несет вода, им достаточно легко передвигаться и они оказываются способны поглощать нужное количество пищи. Другим казалось, что гигантские размеры служат защитой от акул. Новое исследование показывает, что причиной гигантизма усатых китов стал тип питания.

Споры велись и о том, когда китообразные достигли таких размеров. В 2010 году эволюционный биолог Грэм Слейтер (Graham Slater), который в настоящее время работает в Чикагском университете, пришел к выводу, что китообразные разделились на группы разного размера на раннем этапе в их истории, около 30 миллионов лет назад. Дельфины остались в «малом размерном классе», усатые киты стали гигантами, зубатые киты заняли среднее положение. Потомки всех трех групп оставались в заданных диапазонах размера.

Специалист по китообразным Николас Пиенсон (Nicholas Pyenson) из Национального музея естественной истории Смитсоновского института скептически отнесся к этой теории. Несколько лет назад Пиенсон и Слейтер решили использовать богатую коллекцию ископаемых китов, хранящуюся в музее, чтобы разрешить свой спор. Ранее Пиенсон установил, что длина тела кита хорошо коррелирует с шириной его скуловых костей. Пиенсон, Слейтер и Джереми Голдбоген (Jeremy Goldbogen) из Стэнфордского университета измерили черепа 63 исчезнувших видов китов и объединили эти данные с информацией по 13 современным видам.

Сопоставив полученные материалы с эволюционным древом китообразных, ученые обнаружили, что киты на раннем этапе эволюции не достигали очень крупных размеров. Они оставались умеренно большими до 4,5 миллионов лет назад. Затем началось увеличение длины у усатых китов от просто большой к гигантской. Только на этом этапе синие киты, длина которых 4,5 млн. лет назад не превышала десяти метров, достигли современных параметров.

Ученые отметили, что 4,5 миллионов лет назад, когда усатые киты стали расти, произошло важное событие – начались первые ледниковые периоды. По мере роста ледников в весенний и летний период в океан поступало больше питательных веществ, вызывая взрывной рост криля и других мелких животных, которыми питаются усатые киты. До того времени добыча была равномерно распределена, а сезонные стоки ледниковых вод создали новый режим питания: обильные скопления пищи, отстоящие далеко друг от друга. При этом более крупные усатые киты, как показывают расчеты авторов, были более эффективны при поглощении планктона и могли быстрее перемещаться от одной зоны с изобилием корма к другой. Поэтому они получили конкурентное преимущество по сравнению с мелкими усатыми китами.

Результаты исследования опубликованы в журнале Proceedings of the Royal Society B. 

Зоологический музей - Коллекция млекопитающих

Предками млекопитающих были рептилии, сохранившие отдельные черты строения амфибий: кожные железы, двойной затылочный мыщелок, своеобразное расположение сочленений в конечностях. Вместе с тем, они обладали такими продвинутыми признаками, как вторичное костное небо, сложная дифференциация зубной системы; возможно, шерстный покров и способность к терморегуляции. Наиболее вероятной предковой группой для млекопитающих считается один из отрядов звероподобных рептилий, Therapsida; особенно близка была к ним группа Cynodontia, просуществовавшая до верхнего триаса. С этого периода (160 млн лет назад) и до начала третичного времени (около 35 млн лет) наиболее распространенной группой млекопитающих были так называемые многобугорчатые. Эти некрупные животные получили свое название в связи с наличием на коренных зубах многочисленных бугорков. Клыки у них отсутствовали, но, как и у современных грызунов, были сильно развиты резцы. Многобугорчатые были специализированными растительноядными животными, и их нельзя считать прямыми предками остальных групп млекопитающих, однако не исключено, что ранние формы могли дать начало однопроходным. В отложениях с середины юры и до мела обнаруживаются ископаемые останки представителей другой группы млекопитающих, трехбугорчатых, открывших подлинную историю этого класса. Зубная система у них была менее специализированная, чем у многобугорчатых, зубной ряд сплошной. Это были мелкие зверьки, близкие к насекомоядным; питались они как животной, так и растительной пищей. Трехбугорчатые, в частности пантотерии, наиболее вероятные предки современных сумчатых и плацентарных млекопитающих. Первые сумчатые появились, очевидно, в начале мелового периода, однако ископаемые останки их известны только из верхнемеловых отложений в Северной Америке; в отложениях нижнетретичного времени они встречаются также и в Евразии. Таким образом, родина сумчатых – северное полушарие, однако еще до конца третичного периода они были вытеснены на юг более высокоорганизованными плацентарными млекопитающими, и в настоящее время сохранились только в Австралии, Новой Гвинее, Тасмании и Южной Америке. Высшие, или плацентарные млекопитающие, как и сумчатые, произошли от трехбугорчатых в начале мелового периода (125 млн лет назад). На сегодняшний день известно 35 отрядов плацентарных, из которых 21 существует в настоящее время, а 14 полностью вымерли. Формирование современных отрядов высших млекопитающих произошло 90 – 85 млн лет назад, а существующие в настоящее время семейства возникли в позднем эоцене и раннем миоцене.

Наиболее важными чертами общей организации млекопитающих служат: высокий уровень развития нервной системы, обеспечивающий сложные и совершенные формы реакции на воздействия внешней среды; совершенная система теплорегуляции, определяющая постоянство условий внутренней среды организма; и живорождение, сочетающееся (в отличие от других живородящих позвоночных, например, рыб и рептилий) с выкармливанием детенышей молоком. Из особенностей строения необходимо отметить несколько моментов. Тело млекопитающих покрыто волосами, или шерстью (хотя есть исключения вторичного характера). Кожа богата железами, имеющими разнообразное и весьма важное функциональное значение; особенно характерны млечные железы, которые отсутствуют у других позвоночных животных. Нижняя челюсть состоит лишь из одной (зубной) кости. Зубы, сидящие в альвеолах, дифференцированы на резцы, клыки и коренные. В полости среднего уха имеются три (а не одна, как у амфибий, рептилий и птиц) слуховые косточки. Сердце четырехкамерное, с одной (левой) дугой аорты. Красные кровяные тельца – эритроциты – лишены ядер, что повышает их кислородную емкость. Легко представить какое огромное значение эти приспособления имеют для распространения млекопитающих в разнообразных жизненных условиях.

Положительная или отрицательная оценка отдельных видов животных не всегда однозначна, потому что в различной природной и хозяйственной обстановке они могут играть разную роль. Так, многие виды мелких грызунов вредят полевым культурам или молодым лесонасаждениям, в известной ситуации они представляют опасность для здоровья человека, как хранители инфекций и прокормители клещей – передатчиков болезней. С другой стороны, в естественных местах обитания эти животные являются важным и необходимым компонентом экосистем.

С доисторических времен наши предки охотились, добывая мясо, шкуры или жир млекопитающих. В дальнейшем, чтобы обезопасить себя от случайностей охоты, человек начал приручать диких животных. О времени и месте одомашнивания отдельных пород ученые судят по раскопкам древних поселений и сохранившимся предметам изобразительного искусства, а предполагаемые очаги происхождения определяются ареалами их диких предков. В течение тысяч лет домашние животные являются для человека источником пищи или выполняют различные формы хозяйственных работ. Другие, не принося никакой непосредственной выгоды, просто занимают досуг и доставляют удовольствие.

Экспозиция Музея

Всего в коллекции Зоологического музея экспонируется 704 вида млекопитающих животных, представленных 1493 чучелами, скелетами и спиртовыми препаратами. Из них 44 экспоната (относящиеся к 34 видам китообразных и ластоногих), выставлены в I зале, а 1449, представляющие 670 видов остальных 19 отрядов млекопитающих, расположены в III зале музея. На стенах III зала размещена также коллекция рогов в количестве 144 экземпляров, принадлежащих 28 видам копытных животных. Кроме того, на информационных стендах выставлены скульптурные изображения, муляжи и анатомические препараты. Общее количество экспонатов отдела млекопитающих в I и Ш залах насчитывает 2110 единиц хранения.

Основную часть первого зала музея занимает экспозиция, посвященная двум отрядам млекопитающих – китообразным и ластоногим. Современные представители этих групп тесно связаны с водной средой, но ведут свое происхождение от наземных предков. Центральный экспонат коллекции – один из крупнейших в мире скелетов синего кита, имеющий в длину 27 м. История его хорошо известна: кит погиб, оказавшись во время отлива на песчаной отмели близ бельгийского города Остенде в ноябре 1827 года. Среди горожан, собравшихся посмотреть на редкого зверя, были ученые, подробно описавшие животное и художники, запечатлевшие это событие на нескольких гравюрах. В течение нескольких дней туша кита была разделана, а кости тщательно очищены, и затем смонтированы. Вскоре скелет был увезен для показа сначала в Париж, затем в Лондон и Америку. Спустя 30 лет, в 1856 году, этот экспонат был приобретен нашим соотечественником, Е.П. Балабиным, и передан в дар Императорскому Зоологическому музею. Синий кит – крупнейшее животное из всех, когда-либо существовавших на Земле. Питается этот исполин мельчайшими морскими ракообразными – планктоном, поэтому челюсти его лишены зубов, а ротовая полость заполнена китовым усом – роговыми пластинами до 1,5 м в высоту с грубой густой бахромой по нижнему краю. Эти пластины составляют огромное сито, на котором оседают захваченные с морской водой рачки. Такое своеобразное устройство ротового аппарата характерно для так называемых усатых китов, в отличие от зубатых, большинство из которых имеют хорошо развитый зубной ряд и являются настоящими хищниками. Пятиметровый череп кашалота, самого крупного из зубатых китов, можно увидеть в центре зала. Питаются кашалоты рыбой и головоногими моллюсками, нападая даже на гигантских кальмаров, которые могут весить более 200 кг. В поисках добычи эти киты могут нырять на глубину более 1800 м и оставаться под водой более часа. Ориентируются они под водой с помощью эхолокации, издавая звуки особой частоты и затем воспринимая их, отраженными от дна, добычи или противника. Рядом с черепом кашалота выставлен скелет косатки, или кита-убийцы, как его называют. Мрачная слава косаток связана, очевидно, с их нападениями на крупных морских млекопитающих – тюленей, дельфинов и детенышей усатых китов, хотя чаще они питаются рыбой и головоногими моллюсками. При этом, как и другие виды дельфинов, косатки хорошо переносят неволю, прекрасно дрессируются и быстро привыкают к человеку. Особого внимания заслуживает скелет нарвала, или единорога. Этот крупный (до 6 м в длину) зубатый кит, обитающий в полярных водах, знаменит тем, что в пасти самца имется единственный винтообразно закрученный зуб, достигающий 3 м в длину. Назначение его до сих пор неясно, и вызывает споры среди ученых. Еще до недавнего времени изделия из кости нарвала – «рыбьего зуба» – очень ценились, а иногда им придавали магическое значение.

Кроме различных видов китов в I зале можно увидеть чучела представителей другого отряда морских животных – ластоногих. В отличие от китообразных, эти звери не до конца утратили связь с сушей – возможно потому, что водную среду они освоили на 30 миллионов лет позднее. Современные ластоногие, или тюлени, делятся на две основные систематические группы, отличающиеся не только внешним видом, но и особенностями биологии – ушастых и настоящих тюленей; несколько особняком от тех и других стоит семейство моржей. Моржи – самые крупные из тюленей северного полушария, и своими размерами уступают лишь обитающим у побережья Антарктиды морским слонам, достигающим веса 3,5 тонны. Там же, в антарктических водах, обитает морской леопард – единственный из тюленей, добывающий исключительно теплокровных животных; прекрасно выполненное чучело этого зверя также можно увидеть в экспозиции.

В настоящее время большинство морских млекопитающих, особенно китов, из-за неумеренного промысла стали исключительно редкими в природе. Такие виды животных, исчезающие или находящиеся под угрозой исчезновения, включают в Красную Книгу, впервые составленную Международным союзом охраны природы (МСОП) в 1948 году. Добыча их, в том числе, и в научных целях, запрещена законодательными актами большинства стран. И хотя в залах музея можно увидеть немало экспонатов, на этикетке которых имеется значок «Красная Книга», следует иметь в виду, что в те времена, когда собирались основные коллекции, многие из редких или вымерших ныне животных были вполне обычными и даже многочисленными.

Систематическая экспозиция, расположенная по левой стороне третьего зала музея, демонстрирует основное разнообразие класса млекопитающих. На стене у входа в зал представлено эволюционное древо, отражающее современные представления о происхождении и систематике этой группы животных, а рядом – стенд, описывающий отличительные черты их строения и биологии.

Начинается экспозиция с однопроходных – древней группы млекопитающих, к которой относятся два современных семейства, утконосы и ехидны, сочетающие в себе черты примитивных млекопитающих и пресмыкающихся. Отличительной чертой этих существ является то, что, в отличие от всех остальных млекопитающих, они откладывают яйца, покрытые плотной оболочкой, но не твердой, как у птиц, а эластичной, как у черепах или крокодилов. Для того чтобы высидеть яйцо, ехидна помещает его в особую складку кожи на животе – сумку, где спустя 7 – 10 дней вылупляется маленький детеныш. В отличие от нее, самка утконоса устраивает в специально вырытой норе настоящее гнездо, куда откладывает от 1 до 3 яиц. Появившихся столь необычным образом на свет детенышей эти животные кормят молоком, выделяющимся на определенных участках брюшной части тела самок, называемых железистыми полями. Вместе с тем, биология этих зверей различна: ехидна ведет исключительно наземный, ночной образ жизни, питаясь термитами и другими насекомыми, утконос ищет добычу в воде – это, в первую очередь, различные мелкие водные животные, которых он выбирает «клювом» из ила.

Ехидны и утконосы – обитатели Австралии, Тасмании и Новой Гвинеи. Там же распространены представители другой систематической группы зверей, сумчатые, насчитывающие семь отдельных отрядов. Современное распространение сумчатых млекопитающих ограничено в основном южным полушарием, однако их ископаемые останки известны не только из Австралии, Южной Америки и с антарктического побережья, но также из Монголии и Китая. В отличие от однопроходных, сумчатые рождают живых детенышей, но настолько крошечных и недоразвитых, что они еще долгое время должны находиться в сумке у матери. В музее собраны представители практически всех отрядов этой группы, среди которых есть редкие и недавно вымершие животные, такие как сумчатый волк или заячий кенгуру. Пожалуй, самого популярного из австралийских животных – сумчатого медведя, или коалу – можно увидеть на ветвях эвкалипта в отдельной витрине. Питаются коалы исключительно листьями эвкалиптов, которые ни одно другое животное есть не в состоянии, так как в них содержится сильный яд – синильная кислота. Врагов в природе это животное не имеет, и основная причина катастрофического снижения его численности в природе – охота и сведение коренных эвкалиптовых лесов. В настоящее время для сохранения сумчатого медведя созданы несколько специальных заповедников. Столь же редок и один из немногочисленных сумчатых хищников – тасманийский дьявол. В настоящее время он сохранился только на острове Тасмания, хотя раньше населял большую часть Австралии. Охотится этот хищник на достаточно крупную добычу, нападая, в том числе, и на домашних овец. Очевидно, именно это последнее обстоятельство и привело к резкому снижению численности сумчатого дьявола. Еще более печальная участь постигла самого крупного сумчатого хищника – тилацина, или тасманийского волка. Последний раз следы сумчатого волка видели более 50 лет назад, и с тех пор не было никаких доказательств того, что этот вид сохранился. Даже в крупнейших музеях мира скелеты или чучела тилацина – большая редкость, поэтому представленные экспонаты являются гордостью нашей коллекции. Помимо известных всем гигантских кенгуру и валлаби, стоит обратить внимание на мелких зверьков, выставленных на боковой стороне витрины. Это опоссумы – единственные сумчатые животные, распространенные за пределами Австралийского континента. Большинство опоссумов обитает в Центральной и Южной Америке, но отдельные виды могут проникать довольно далеко на север. Опоссумы прекрасно приспосабливаются к любым условиям существования, и в южных штатах США, например, прекрасно чувствуют себя на окраинах поселков и небольших городов. Представленные в коллекции экспонаты имеют еще одну ценность – многие из них, такие как южный и пепельный опоссумы, собраны великим российским путешественником и коллектором Г.И.Лангсдорфом почти 200 лет назад.

Вся последующая часть экспозиции посвящена так называемым высшим млекопитающим, составляющим абсолютное большинство этого класса животных. Открывают ее экзотические обитатели Центральной и Южной Америки – броненосцы, муравьеды и ленивцы, относящиеся к отряду неполнозубых. Броненосцы – единственные из зверей, чье тело покрыто прочным панцирем, состоящим из покровных окостенений и роговых пластин. Эти ночные, практически всеядные животные обитают, в основном, на открытых местах, где роют многочисленные норы. В случае опасности сворачиваются в шар или, почти мгновенно, закапываются в землю. Обычно самка броненосца рождает несколько двоен, развивающихся из одной яйцеклетки, поэтому детеныши всегда однополые. В экспозиции музея представлены практически все основные виды броненосцев, многие из которых в настоящее время уже редки в природе. В отличие от броненосцев, ленивцы, обитающие в тропических лесах Южной Америки, практически всю жизнь проводят на деревьях, являясь примером крайней специализации к древесному образу жизни. Перемещаются они, цепляясь за ветви деревьев мощными когтями, в этом же состоянии отдыхают и даже спят. Ленивцы действительно малоподвижны и «неторопливы», поскольку для добычи пищи им не приходится применять практически никаких усилий, а врагов в кронах деревьев у них практически нет. Тем не менее, при необходимости эти звери могут спускаться на землю, они прекрасно плавают, а мощные когти, в случае опасности, могут стать серьезным оружием. Последнее из семейств неполнозубых, муравьеды, обитающие в лесах и пампе Южной Америки, интересно своей специализацией к питанию только термитами и муравьями. Лишь иногда древесные муравьеды – тамадуа – разнообразят свой рацион, поедая диких пчел и ос. Многие экспонаты из этой экспозиции представляют собой не только зоологическую, но и историческую ценность, так как собраны во время экспедиций академика Г.И.Лангсдорфа в начале XIX века.

Не только муравьеды отдают предпочтение термитам и муравьям, что объясняется обилием и доступностью этого вида корма. В той же витрине можно увидеть зверей, обитающих в Африке и Юго-Восточной Азии – это представители отряда панголинов, или ящеров, как назывли их раньше за своеобразный внешний вид. Тело панголинов целиком покрыто роговыми чешуями, и они действительно напоминают скорее какую-то древнюю рептилию, чем млекопитающее. Пищу – муравьев и термитов – эти звери отыскивают по ночам и добывают, как и муравьеды, при помощи длинного клейкого языка. Все панголины немногочисленны, некоторые особенно редкие виды занесены в Красную Книгу.

Отдельная экспозиция посвящена мелким насекомоядным животным – известным всем ежам, кротам, землеройкам, и менее знакомым видам – тенрекам, живущим на Мадагаскаре, африканским прыгунчикам, щелезубам. До недавнего времени всех этих животных объединяли в один большой отряд насекомоядных млекопитающих, но последние исследования показали, что, несмотря на внешнее сходство, эти зверьки происходят от разных предков. Именно среди насекомоядных встречается самое маленькое млекопитающее на планете – карликовая белозубка, вес которой не превышает 2 граммов. Щелезубы, древние и очень редкие в природе, интересны тем, что это единственные млекопитающие, имеющие ядовитые железы. Яд щелезуба для человека не опасен, но для его жертв – насекомых и мелких позвоночных животных – он обладает сильным парализующим эффектом. Чучело щелезуба, представленное в экспозиции музея – одно из первых, попавших в руки европейских ученых в 1828 году. Есть в экспозиции и еще одно интересное животное – русская выхухоль. Несмотря на то, что выхухоль – ближайший родственник кротов, вся ее жизнь связана с водой. Прекрасный мех чуть было не стал причиной полного истребления выхухоли, но вовремя принятые меры по охране этого редкого вида позволили не только сохранить его, но и заметно увеличить численность природной популяции. В той же витрине можно увидеть небольших зверьков, обитающих в Юго-Восточной Азии – это тупайи. Внешне они похожи на стройных остроносых белок. Английское название тупайи – древесная землеройка, и, действительно, раньше ученые относили их к отряду насекомоядных. Однако последние генетические исследования показали, что тупайи располагаются на одном родословном древе с приматами и шерстокрылами, являясь нашими очень древними родственниками.

В пристенных витринах зала разместилась экспозиция рукокрылых – единственного отряда млекопитающих, освоивших активный полет. Наряду с грызунами и насекомоядными, летучие мыши и крыланы – самая многочисленная группа среди млекопитающих. Крыланы – наиболее крупные из представителей отряда, обитают только в восточном полушарии, от Африки до островов Океании. Это исключительно растительноядные животные, основную пищу которых составляют плоды, нектар и пыльца цветов. В районах, где плоды созревают лишь периодически, крыланы совершают сезонные миграции протяженностью в сотни и тысячи километров – таковы перелеты восточноавстралийской летучей лисицы или эполетового крылана в южной Анголе. В отличие от крыланов, более мелкие летучие мыши – хищники, и питаются преимущественно летающими ночными насекомыми. Активны зверьки в сумерки и ночью. Для того чтобы ориентироваться в темноте и ловить быстро летающую добычу, летучие мыши используют свою уникальную способность к эхолокации. При помощи отраженного ультразвука зверьки не только различают, что именно находится перед ними, но и на каком расстоянии. Не все летучие мыши охотятся на ночных бабочек и жуков – крупные копьеносы могут добывать мелких рептилий и млекопитающих; в Мексике обитают рукокрылые рыболовы, выхватывающие из воды мелких рыбок, и, наконец, в Южной Америке есть целое семейство летучих мышей – вампиров. Они питаются кровью животных, острыми зубами, как скальпелем, надрезая кожу крупных млекопитающих и слизывая вытекающие капли; при этом слюна вампира делает укус безболезненным и не дает крови свертываться.

Более 2250 видов включает самый большой отряд млекопитающих – грызуны; это примерно 40% всех млекопитающих, обитающих на планете. Такой успех может объясняться несколькими причинами: небольшими размерами животных, коротким жизненным циклом и эволюционной молодостью группы, что дает грызунам практически безграничные возможности приспосабливаться к любым условиям обитания и занимать практически все возможные экологические ниши. Гоферы, слепыши и землекопы обитают под землей; сони, белки и летяги – на деревьях; тушканчики и песчанки освоили безводные песчаные пустыни; ондатра, нутрия и бобр, напротив, прекрасно приспособились к обитанию в водной среде. Во многих природных экосистемах и в антропогенных, особенно, сельскохозяйственных ландшафтах, грызуны играют ведущую роль. Суслики, хомяки и гоферы перекапывают своими норами пастбища; полевки и мыши поедают посевы; бобры затопляют тысячи гектаров леса, коренным образом изменяя среду обитания; полевки, крысы и песчанки являются переносчиками опасных заболеваний, таких как чума и туляремия. В то же время, в природных экосистемах грызуны часто являются одним из основных средообразующих компонентов. Самый крупный в мире грызун – капибара, или водосвинка, обитающая в Южной Америке, весит более 60 кг, самый маленький – мышь-малютка – всего 5 – 6 г. Многие грызуны – шиншиллы, бобры, белки, сурки – имеют густой красивый мех, из-за которого их добывают в природе или разводят на специальных фермах. Экспозиция грызунов, представленная в Зоологическом музее, действительно уникальна. Среди экспонатов встречаются экземпляры, по которым ученые более 200 лет тому назад впервые описали этот вид животных (южноамериканские гиара и куи, бразильский дикобраз, узкочерепная полевка), а также экспонаты, собранные великими путешественниками прошлого – Г.И.Лангсдорфом, К.Я.Темминком, И.Г.Вознесенским, Н.М.Пржевальским и другими.

Зайцеобразных, располагающихся в соседних витринах, систематики раньше объединяли с грызунами, но, несмотря на внешнее сходство, эти зверьки настолько различаются между собой, что впоследствии их выделили в отдельный отряд. Зайцеобразные отличаются от грызунов по образу жизни, особенностям анатомического строения, даже по количеству резцов – их в верхней челюсти не 2, а 4. К этому отряду относятся зайцы, кролики и пищухи, или сеноставки. Все зайцеобразные — наземные животные. Некоторые виды предпочитают обширные открытые пространства, другие живут среди густых зарослей и каменных россыпей, поднимаясь иногда высоко в горы. Питаются зайцы и кролики малокалорийной пищей, которая обычно не привлекает грызунов, — главным образом корой, молодыми ветками, листьями, а также травой. Зайцы, как правило, специальных убежищ не делают и держатся одиночно, а кролики и пищухи роют норы и поселяются небольшими колониями. Из редких экспонатов этой коллекции, несомненно, стоит упомянуть ладакскую пищуху и пищуху Козлова, привезенных Н.М. Пржевальским из Северного Тибета.

Два вида шерстокрылов, или, как их еще иногда называют, летающих лемуров, обитают в тропических лесах Юго-Восточной Азии. По внешнему виду они напоминают грызуна – летягу, но по происхождению близки к приматам. Планируют шерстокрылы при помощи большой, покрытой мехом перепонки, которая соединяет шею, все лапы и хвост. Питаются плодами и листьями. Своего детеныша, как и летучие мыши, самки не оставляют ни на минуту, все время носят с собой, пока те не станут размером почти с взрослого зверька.

Древнейшие приматы, похожие на современных лемуров, были широко распространены на территории Северной Америки и Европы более 60 млн лет тому назад, но к настоящему времени только пять семейств этих примитивных обезьян сохранились в лесах Мадагаскара и на Коморских островах. Самым необычным представителем этой группы, несомненно, является руконожка, или ай-ай. Руконожки – наиболее редкие и самые древние из лемуров. Живут они на деревьях, день проводят в дупле или в гнезде, а после захода солнца пробуждаются и начинают обследовать ветки в поисках корма – личинок насекомых, орехов или плодов. Обнаружив добычу при помощи необычайно острого слуха, зверек извлекает личинок из узких древесных ходов очень длинным, тонким третьим пальцем руки, снабженным острым изогнутым когтем. Следующей группой, традиционно относящейся к подотряду низших обезьян, являются лориевые. Сюда относятся собственно лори, обитающие в Юго-Восточной Азии, а также потто и галаго, живущие в тропической Африке. Все эти зверьки обитают на деревьях, ведут ночной образ жизни, питаясь насекомыми и, в меньшей степени, растительной пищей. Но есть между ними и различия. Если лори и потто склонны к одиночному образу жизни, медлительны и крайне осторожны в своих перемещениях, то галаго предпочитают жить группами, а при охоте или преследовании чужаков могут совершать прыжки до 12 метров. Всего три вида насчитывает в настоящее время семейство долгопятов, обитающих на Малайском архипелаге, однако в эоцене, около 45 млн лет тому назад, похожие формы были распространены в Европе и Северной Америке. Согласно современной систематике этих обезьян относят к высшим, хотя еще недавно их объединяли с лемурами и лори. Огромные глаза, характерные для всех ночных животных, помогают долгопяту во время ночной охоты за насекомыми.

Всех остальных обезьян, включая человекообразных, делят на две большие систематические группы – широконосых, или обезьян Нового Света, и узконосых, обитающих в Евразии и на Африканском континенте. Ноздри американских обезьян разделены широкой перегородкой; еще одной отличительной чертой является длинный цепкий хвост, выполняющий самые разнообразные функции. Среди широконосых нет крупных видов, таких как африканские павианы или человекообразные обезьяны, зато игрунок, несомненно, можно считать самыми миниатюрными из приматов. Многие экспонаты коллекции американских обезьян – ревуны, саки, коаты – собраны в начале XIX века знаменитым российским путешественником Г.И.Лангсдорфом, часть попала сюда из Петербургских зверинцев или от частных владельцев. В отличие от широконосых, у низших узконосых обезьян – мартышек, мангобеев, макак – хвосты никогда не бывают хватательными. Отличительной чертой большинства видов мартышек являются объемные защечные мешки, помогающие им быстро собирать большое количество пищи. Тонкотелые обезьяны (гверецы, лангуры), питающиеся малокалорийной растительной пищей, таких мешков не имеют, зато их желудки состоят из трех отделов и имеют сложное строение. Наиболее заметными среди собакоголовых обезьян являются, очевидно, павианы. Обитатели предгорий и открытых пространств, они имеют очень сложную социальную иерархию, позволяющую стаду успешнее добывать пищу и противостоять многочисленным хищникам. Современные человекообразные представлены двумя семействами бесхвостых приматов: гиббоновые и гоминиды. Ископаемые формы (Propliopithecus), которые могли дать начало всему надсемейству Hominoidea, известны из северной Африки и датируются нижним олигоценом (около 25 млн лет). В экспозиции музея представлены практически все представители этой группы – гиббоны, шимпанзе, горилла; особенно привлекает внимание биогруппа, показывающая семейство орангутанов в их естественной среде обитания. Чучела взрослых обезьян, выставленные в этой витрине, были получены из Штудгардтского музея в конце XIX века.

Следующий раздел экспозиции посвящен сиреновым – дальним сородичам слонов и даманов, освоившим, подобно китам и ластоногим, водную среду обитания. В настоящее время отряд включает семейства дюгоней и ламантинов – растительноядных животных, обитающих в прибрежных водах Индийского, Атлантического и Тихого океанов. Здесь хранится экспонат, являющийся гордостью нашего музея – скелет Стеллеровой морской коровы, переданный музею Российско-Американской компанией в 1857 году. Это гигантское животное, достигавшее длины 10 метров, было обнаружено экспедицией Витуса Беринга у Командорских островов в 1741 году, а буквально через 30 лет полностью истреблено. Сейчас в музеях мира сохранились лишь несколько неполных скелетов и отдельные кости этих животных.

Хоботные – немногочисленный отряд млекопитающих, насчитывающий в настоящее время всего 3 вида слонов, относящихся к двум родам – индийские и африканские. По происхождению эта группа близка к даманам и сиренам, и исторически происходит из Африки. Ископаемые предки современных слонов, начиная с эоцена (более 40 млн лет назад) населяли почти все континенты мира, за исключением Австралии и Антарктиды. Основной отличительный признак представителей отряда – длинный мускулистый хобот, образованный сросшейся с носом верхней губой – универсальный орган, который слоны с успехом используют в качестве руки. Еще одна уникальная черта этих животных – сменяющиеся в течение жизни коренные зубы, приспособленные для измельчения грубого растительного корма. Индийский слон, представленный в экспозиции – один из самых старых экспонатов нашего музея. Особое место в экспозиции хоботных занимают мамонты, и многие экспонаты в этом разделе музея поистине уникальны (раздел Мамонтовая фауна)

Здесь же можно увидеть даманов, обитающих в Африке, Аравии и на Синайском полуострове. В течение многих миллионов лет эти похожие на сурков зверьки были самыми многочисленными травоядными животными Африки и Ближнего востока, пока не уступили первенство более прогрессивным копытным. Современные представители группы насчитывают 4 вида, относящиеся к трем родам – древесных, горных и капских даманов. Горные даманы – дневные животные, живущие большими колониями в засушливых саваннах и на горных склонах; древесные – держатся поодиночке или небольшими группами, а кормиться предпочитают ночью.

Трубкозуб, или аардвак – единственный живущий в наше время представитель отряда трубкозубых. Долгое время его относили к тому же семейству, что и южно-американских муравьедов, однако сходство с ними оказалось поверхностным, связанным с приспособлением к питанию термитами и муравьями. Происхождение трубкозуба остается неясным; вероятно, он близок к сиренам, даманам и хоботным. Современная область распространения вида охватывает центральную и южную Африку, за исключением тропических лесов.

В Юго-Восточной Азии и в Южной Америке обитают представители одной из наиболее древних и примитивных групп непарнокопытных млекопитающих – тапиры. Тапиры – обитатели заболоченных лесных и кустарниковых зарослей, расположенных обычно неподалеку от водоемов. Они прекрасно плавают и ныряют, отыскивая водные растения или скрываясь от врагов. Морда тапира оканчивается небольшим подвижным хоботком, образованным носом и верхней губой, что позволяет животному практически не появляться на поверхности. Отдельная экспозиция посвящена носорогам. Белый носорог, встречающийся в южной и центральной Африке – самое крупное из современных наземных млекопитающих, после слона: старые самцы могут весить более 3 тонн. Как и у черного, у белого носорога на морде располагаются два рога, из-за которых звери получили свое название. Все носороги очень редки в природе, особенно суматранские и яванские, обитающие в Юго-Восточной Азии. Чучела носорогов были изготовлены более 100 лет назад, когда эти животные были обычными в саваннах Африки: так, белый носорог – трофей Великого Князя Константина Константиновича, добытый на сафари, устроенном для него королем Абиссинии. Лучше остальных копытных приспособлены к жизни в открытых ландшафтах лошади. Дикие лошади, появившиеся более 15 млн лет назад на Американском континенте и обитавшие когда-то на всех равнинах Евразии, сейчас в дикой природе практически не встречаются. Немногим более ста лет назад великий русский путешественник и натуралист, исследователь Центральной Азии Н.М.Пржевальский привез из экспедиции в Джунгарию шкуру дикой лошади, не известной зоологам. Чучело этой лошади, получившей впоследствии имя своего первооткрывателя, можно увидеть в нашем музее. В африканских саваннах обитают известные всем некрупные полосатые лошади – зебры. Изначально они были распространены по всему континенту, однако в северной Африке их истребили уже в древности. Из трех живущих сейчас видов зебр горная и пустынная редки, а саванная достаточно обычна. Держатся эти животные небольшими табунами, иногда образуя значительные скопления вместе с антилопами гну, жирафами и другими африканскими копытными.

В отличие от непарнокопытных млекопитающих, парнокопытные имеют четное число пальцев на ногах. Этот многочисленный отряд включает таких известных животных как свиньи, антилопы, олени, бараны, быки. Наиболее распространенным представителем семейства свиней является кабан; еще два необычных вида, кистеухая свинья и бородавочник, встречаются в Африке, но самый экзотический представитель этой группы, несомненно, бабирусса, живущая на острове Сулавеси. Верхняя челюсть этой свиньи украшена длинными тонкими клыками, которые растут вверх и пробиваются сквозь кожу; у старых самцов они изгибаются так сильно, что практически образуют кольцо. Похожи на свиней пекари, населяющие Центральную и Южную Америку, но учитывая их происхождение и некоторые анатомические особенности, их выделяют в отдельное независимое семейство. Бегемот, или гиппопотам, обитающий в восточной и южной Африке, может достигать веса 3 тонн при высоте в плечах около 160 сантиметров. На всех четырех пальцах ног бегемота есть небольшие копытца, а сами пальцы соединены перепонкой, ведь большая часть жизни этого зверя проходит в воде. Бегемот может легко ходить по дну неглубокого водоема, прекрасно плавает и ныряет. После захода солнца бегемоты выходят на берег кормиться, при этом из поколения в поколение животные используют одни и те же тропы, вытаптывая в земле глубокие колеи, ступени и канавы. Однако мало кто знает, что у гиппопотама есть родич – карликовый бегемот, обитающий в труднодоступных джунглях Нигерии и Либерии. Вес этого животного не превышает 250 килограммов, а рост составляет всего 70 сантиметров. Наряду с такими гигантами как бегемоты, среди парнокопытных встречаются и совсем крошечные животные, например, оленьки, едва достигающие размеров зайца. Рога у них отсутствуют, но у самцов в верхней челюсти заметны большие, выступающие наружу, острые клыки. В отличие от них, у самцов настоящих оленей новые рога вырастают каждый год. В экспозиции представлено множество видов этих животных, но наиболее интересными среди них можно считать белогубого и алашанского оленей, добытых Н.М.Пржевальским, а также североамериканского белохвостого оленя, привезенного из Калифорнии И.Г.Вознесенским. Самой многочисленной группой среди парнокопытных являются полорогие животные: быки, антилопы, козлы и бараны. Рога этих животных растут всю жизнь, но они пустые внутри и как бы насажены на костные основания черепа. В коллекции музея представлено множество чучел этих копытных: филиппинский и африканский буйволы, бизоны и зубры, яки, привезенные с Тибета Н.М.Пржевальским, большое количество видов антилоп и газелей из Африки и Юго-Восточной Азии. Многие из копытных, такие как дукеры, безоаровый и нубийский козлы, европейский муфлон, горал, в настоящее время редки в природе и включены в Красную книгу. Небольшой подотряд мозоленогих объединяет верблюдов Старого Света и лам, или безгорбых верблюдов, обитающих в Южной Америке. Предки мозоленогих появились более 40 млн лет назад в Северной Америке, откуда впоследствии расселились в Азию, Северную Африку и Европу, а также в Южную Америку. Сейчас только один дикий вид (двугорбый верблюд) встречается в труднодоступных районах Центральной Азии и два (гуанако и викунья) – в Южной Америке. Что касается одногорбого верблюда, ламы и альпаки, то они известны уже только в одомашненном состоянии. В экспозиции можно увидеть всех этих животных, но особенно интересны дикие верблюды, доставленные из Монголии Н.М.Пржевальским. Всего два вида включает другое семейство парнокопытных – жирафовые. Около 20 млн лет тому назад предки жирафов населяли обширные территории Европы, Азии и Африки, но затем ареал их резко сократился. В витринах музея можно увидеть оба живущих сейчас вида – степного и лесного жирафа, или окапи. Окапи, наверное, один из самых редких видов копытных; его открытие в 1901 году произвело настоящую сенсацию среди ученых.

Завершает экспозицию коллекция хищных млекопитающих. Хищные звери живут на всех материках, кроме Антарктиды, и населяют все ландшафты, от ледяных полей Арктики до песчаных пустынь. Они исключительно разнообразны по поведению, способам охоты и размерам: от крошечной ласки, которая весит всего 25 граммов до белого медведя, достигающего почти тонны веса. История хищных началась более 60 млн лет назад, когда сформировалось семейство примитивных хищников, похожих на куницу, миацидов. Но лишь спустя 30 млн лет эта группа заняла господствующее положение среди других наземных плотоядных животных, и наметились семь основных семейств хищных, входящих в состав современного отряда. Наверное, самые универсальные хищники – волчьи, к которым относятся волки, лисы, шакалы и дикие собаки. Чаще всего волчьи живут и охотятся стаями, которые у гиеновых собак, живущих в саваннах Африки, могут насчитывать до 60 животных. Однако есть среди них и одиночки, такие как гривистый волк – обитатель Южной Америки, лисы или песцы. Наиболее многочисленной группой отряда хищных являются куньи. Это семейство насчитывает более 50 видов, среди которых известные всем ласка, горностай, куница, барсук и многие другие. Пожалуй, самый необычный из них – морская выдра, или калан, обитающий в северных водах Тихого океана. Держатся каланы небольшими группами у побережья, где есть маленькие бухты, скалы и плотные заросли водорослей. Обычно они подолгу лежат на поверхности воды, на спине, отдыхая или кормясь; маленьких детенышей самки держат у себя на груди. Мех у калана очень густой и прочный, из-за чего этого зверя активно добывали. Сейчас, в результате охраны, его численность заметно возросла, но все-таки калан – большая редкость. К сожалению, ситуация с каланом не исключение: в результате постоянного преследования примерно 40 % куньих занесено в Красную книгу, хотя в среднем, для остальных семейств, этот показатель составляет около 15 %. Среди вымирающих видов можно назвать колумбийскую ласку, европейскую и индонезийскую норок, гигантскую выдру; такие звери, как морская норка и черноногий хорек исчезли уже в историческое время. Еще одно редкое животное, представленное в экспозиции музея – бамбуковый медведь, или большая панда. Обитает он в горных лесах Южного Китая. Необыкновенная черно-белая окраска меха, как ни странно, неплохо маскирует этого медлительного зверя и летом, среди густых стеблей бамбука, и зимой на снегу. Кампания по спасению большой панды была одной из первых задач основанного в 1948 году Международного Союза Охраны Природы, и изображение этого медведя стало символом самой организации. Остальные представители семейства медведей, за исключением бурого, также немногочисленны, что связано как с разрушением мест их обитания, так и с прямым преследованием человеком. Наиболее специализированные хищники, приспособленные к активной охоте – это кошачьи. Отличительной чертой этого семейства являются втяжные когти и крайне специализированная зубная система, особенно выраженная у вымерших около миллиона лет назад саблезубых кошек, или махайродов. Наибольшее число видов кошачьих обитает в Южной Америке и Юго-Восточной Азии, и лишь немногие, такие как рысь или пума, заходят достаточно далеко на север. Самая крупная из диких кошек – тигр; когда-то он обитал на огромной территории от Закавказья до Дальнего Востока, но сейчас его ареал катастрофически сократился, а многие подвиды, такие как туранский тигр, остались только в экспозициях музеев. Обращает на себя внимание мастерски исполненная биогруппа, представляющая двух амурских тигров. Она была изготовлена неизвестным мастером около 200 лет назад для украшения залов Зимнего дворца, а в 1874 году подарена музею Императором Александром II. В конце экспозиции находится большая диорама, представляющая прайд львов, расположившихся на отдых. Кстати, львы – единственные из кошек, образующие подобные группировки; остальные виды предпочитают выживать и охотиться в одиночку. Другое исключение внутри семейства касается не социальной организации, а способа охоты – речь идет о гепарде. Этот уникальный хищник – единственный из кошачьих, кто не подстерегает, а загоняет свою добычу. Такая специализация позволила гепарду стать самым быстрым млекопитающим на земле – скорость его броска может достигать 110 км/час. Заканчивая далеко неполный обзор экспозиции хищных млекопитающих, необходимо отметить, что в ее создании участвовали величайшие зоологи и путешественники XIX века. Так, степной кот был добыт Н.А.Северцевым, красная рысь, койот, лаплатская выдра – И.Г.Вознесенским, манул – Э.А.Эверсманом, ягуарунди, гривистый волк и малая лисица привезены из Южной Америки Г.И.Лангсдорфом, а медведи-пищухоеды и тибетская лисица доставлены Н.М.Пржевальским.

В черепе древнего кита разглядели следы и усов, и зубов - Наука

ТАСС, 24 мая. На западном побережье США палеонтологи нашли окаменевший череп древнего кита, который жил на Земле примерно 25 млн лет назад. В отличие от его современных потомков, у древнего кита одновременно были и зубы, и усы. Описание находки опубликовал Zoological Journal of the Linnean Society.

"Мы открыли первое свидетельство того, что зубы и роговые пластинки одновременно присутствовали в ротовой полости древних китов. Это говорит о том, что переход на добычу пищи при помощи усов проходил очень постепенным образом", – рассказал один из авторов исследования, научный сотрудник Калифорнийского университета в Сан-Диего Эрик Экдейл.

Считается, что примитивные предки китообразных появились примерно 50 млн лет назад на территории современного Ближнего Востока или Южной Азии. Они были похожи на крупных собак и вели полуводный образ жизни. Постепенно их передние лапы превратились в плавники, место задних лап занял китовый хвост, а сами они увеличились в несколько сотен раз.

Ученые давно интересуются, как конечности китов приобрели современный облик, а предки усатых китообразных лишились зубов и стали добывать пищу с помощью усов. Точного ответа на этот вопрос у них не было, так как ранее останков переходных форм древних китов ученые не находили.

Это удалось Экдейлу и его коллегам. Они изучали отложения осадочных пород, которые сформировались на побережье современного штата Орегон в конце олигоцена, примерно 25 млн лет назад. По предположениям палеонтологов, в это время появились первые усатые киты, а все китообразные в целом стали больше похожи на современных представителей этого семейства. 

В ходе исследования ученые просветили компьютерным томографом пласт пород времен олигоцена, внутри которого находился почти полный череп древнего кита вида Aetiocetus weltoni. Этих древних китообразных считают близкими родственниками первых усатых китов Земли, однако точная анатомия их челюстей и устройство ротовой полости оставались неизвестными.

В частности, ученые знали, что у этих древних китов были примитивные зубы. Однако при этом многие палеонтологи предполагали, что Aetiocetus weltoni и их ближайших родичей вдобавок отличало и некое подобие китового уса. Подтвердить эту гипотезу было очень сложно, так как в процессе формирования окаменелости роговые пластинки не должны сохраняться.

Однако Экдейл и его коллеги все-таки обнаружили следы китового уса внутри окаменелого черепа кита. Дело в том, что они реконструировали трехмерную структуру головы Aetiocetus weltoni, в том числе и то, как были устроены ее кровеносные сосуды. Их структура, по словам ученых, у современных зубатых и усатых китов сильно отличается, что связано с различиями в положении зубов и китового уса.

Сосуды, которые питали зубы этого древнего кита, были частично похожи и на артерии и вены кашалотов и дельфинов, и на аналогичные части кровеносной системы ныне существующих усатых китообразных. Подобная черта анатомии Aetiocetus weltoni, по мнению Экдейла и его коллег, свидетельствует в пользу того, что у этих животных были и зубы, и усы.

Палеонтологи надеются, что дальнейшее изучение структуры черепа этого кита поможет понять, как зубы и китовый ус не мешали друг другу, чем питались Aetiocetus weltoni в первые месяцы и годы жизни и как проходили первые этапы их эволюции.

Эволюция Китов: Из крысы в крупнейшее животное в истории Земли за жалкие 50 млн лет | Книга животных

Все мы люди, а не овощи (почти), и поэтому знаем, что китообразные это млекопитающие. В настоящее время их причисляют к кладе китопарнокопытных.

Ну что, господа, настало время потрясающих историй.

Спокойно, это простая белуха

Спокойно, это простая белуха

Начать стоит с кондилартр. А кто это? А хрен его знает. Отряд самых первых копытных млекопитающих страшно древнего возраста. Некоторые находки датируются концом мелового периода, то есть эти ребята шмыгали под ногами огромных динозавров. После мел-палеогенового вымирания, млекопитающие распространились по всей планете.

Крошечное копытное млекопитающее. Самый ранний известный предок китов.

Крошечное копытное млекопитающее. Самый ранний известный предок китов.

Кондилартры имели пять пальцев, на них примитивные, как мои шутки, копытца, мелкий мозг и непонятную экологическую нишу. Ну а что, динозавры вымерли, и чем мы хуже, сказали они, и начали метаться в поисках хорошей жизни по всему свету. Так из всеядных, жрущих как падаль, так и ягоды, копытных появились копытные травоядные и копытные хищные. Группа этих животных довольно спорная и бородатые чудилы-ученые до сих пор устраивают кровавые разборки насчет ее классификации.

Примерно так, фото можно увеличить, если на него кликнуть.

Примерно так, фото можно увеличить, если на него кликнуть.

Среди их потомков нужно выделить мезонихид — похожих на огромных лютых волчар с копытами и длиннющими мордами тварей, которые достигали длины 4 метров и жили ~50-30 млн лет назад. Их позднее вытеснили нормальные собакообразные и кошки.

Двоюродный брат китообразных. Тупиковая ветвь.

Двоюродный брат китообразных. Тупиковая ветвь.

Когда эти хищные мезонихиды были в расцвете сил и жрали пятипалых лошадей, будущие кошки и собаки ели грызунов, и все были похожими на мангустов. Да, мать твою, Санта Барбара лютая. Мезонихиды имели необычное коническое строение зубов, напоминающих китообразных. На этом основании ученые предположили, что киты произошли от этих хищных тварей с рожами крокодила, ведь среди них встречались и полуводные формы.

Сериал, который продолжается уже 50 миллионов лет

Сериал, который продолжается уже 50 миллионов лет

На основе молекулярно-генетических данных, китообразные и парнокопытные оказались еще более близкими родственниками. Предположение насчет зубов у мезонихид оказалось ошибочным. Конические зубы мезонихид остались от кондилартр. Эти же зубы сохранила и другая группа их потомков. Клада китопарнокопытных, тогда еще единая, имела такие же, просто потом парнокопытные утратили их из-за поганого веганства.

И как принято в родимой палеонтологии, природа снова решила поднасрать человекам с их нелюбовью к парадоксам. У нас есть два полуводных парнокопытных. С одной стороны мы имеем пакицетуса (50-48 млн лет до н.э.) из Пакистана, зверя похожего на собаку с копытами и хвостом кенгуру.

Мечтает стать рыбой. Пакицетус.

Мечтает стать рыбой. Пакицетус.

Они были хищными и полуводными. На связь с китами намекают строение костей черепа и ушей, которые все равно не были приспособлены к слуху под водой. В море, скорее всего, ушли из-за того, что с суши их прогнали конкуренты, и им пришлось есть рыбу. Еще у нас есть индохиус (50-48 млн лет назад) из Индии. Это были оленькоподобные милахи размером с кота, травоядные, полуводные и тоже с хвостом кенгуру.

Индохиус. Наиболее вероятный следующий родственник китов.

Индохиус. Наиболее вероятный следующий родственник китов.

На связь с китами намекают строение уха и костей, которые удерживали плавучесть, как у бегемотов (точно известно, что они ближайшие современные родичи китов). В воду они ушли от буйства сухопутных хищников.

Далее по цепочке идет амбулоцеты и ремингтоноцетиды (если прочли с первого раза, держите конфетку). Они точно являются переходным звеном между сухопутными млекопитающими и китообразными. Жили ~43 млн лет назад в Индии и Египте, были внешне нечто средним между выдрой и крокодилом. Наряду с чертами китов — примитивными зубами для ловли рыбы, имели и сухопутные черты — ноздри на конце морды. Длина 3 метра.

Ну все, понеслась

Ну все, понеслась

Далее по цепочке идут разнообразные протоцетиды. Они имели 4 лапы, но при этом все больше приспосабливались к жизни в море. Жили они как тюлени, то есть им приходилось выползать на сушу для родов, потому что детеныш вылезал мордой вперед и в воде так задохнулся бы. Среди них можно выделить родоцета, чей таз был почти отделен от позвоночника, и он мог только еле-еле ползать по суше. Предположительно плавали теребонькая ногами, как огромная адская выхухоль. Был и его братишка джорджиоцет (оба жили примерно 40 млн лет назад с небольшой разницей), который уже утратил связь таза и позвоночника, а значит нормально двигать ногами он не мог. Плавал он, изгибая все тело верх-вниз. Ели они рыбу и кальмаров. Если вы все еще не верите, что киты произошли от копытных, у родоцета на плавниках копыта были.

Когда пьяный пристаешь к девушке

Когда пьяный пристаешь к девушке

Далее идут базилозавры и дорудонтиды. Они выглядели почти как нормальные киты, ведь имели хвостовой плавник. Но имели мелкие задние конечности для поддержки партнера во время спаривания и крохотный мозг. А еще они не могли в эхолокацию, как современные киты.

Большие и вытянутые

Большие и вытянутые

Вся наша статья в одной картинке

Вся наша статья в одной картинке

До новых встреч!

Палец вверх, подписка — поддержка труда автора.

Делитесь своими мнениями в комментарии, мы их всегда читаем.

YouTube-канал | Группа во Вконтакте | Читать о животных в Дзен

Вымершие киты. Как киты пришли в океан? Зигориза: общее описание вида

Тридцать семь миллионов лет назад 15-метровый гибкий зверь с огромной пастью и острыми зубами умер и погрузился на дно древнего океана Тетис. Многие тысячелетия над его остатками рос слой осадков. Затем море отступило, и, когда прежнее дно обернулось пустыней, ветер начал сдувать песчаник и глину, под которыми покоились кости. Мир потихоньку менялся. Сдвиги земной коры вдавливали Индостан в Азию, поднимая к небесам Гималаи... В Африке предки человека встали на ноги и сделали первые шаги... Фараоны воздвигли пирамиды... Возвысился и пал Рим... А ветер все дул и дул. И тут объявился Филип Джинджерич, палеонтолог из Мичиганского университета, пожелавший довершить работу стихии. Однажды на закате (дело было в ноябре прошлого года) Джинджерич лежал в египетской пустыне, вытянувшись во весь рост вдоль спинного хребта существа, известного под именем базилозавр (Basilosaurus). Песок вокруг него был усеян ископаемыми акульими зубами, иглами морских ежей и рыбьими костями. «Я провел столько времени среди этих подводных созданий, что, можно сказать, живу в их мире, – сказал он, указывая кисточкой на позвонок размером с хороший пень. – Когда я смотрю на эту пустыню, я вижу океан». Джинджерич пытался найти важнейшую часть скелета этого существа, и ему надо было поторапливаться. Начинало смеркаться, а в лагерь нужно вернуться прежде, чем его коллеги начнут беспокоиться. Вади-аль-Хитан – так называется этот уголок пустыни – место красивое, но ошибок не прощает. Наряду с костями доисторических монстров Джинджеричу случалось находить и бренные людские останки.

Если наука не может объяснить, как киты произошли от наземных животных, не значит ли это, что они никогда и ни от кого не происходили?
Он прошелся вдоль хребта к хвосту, тыкая ручкой своей кисточки в песок вокруг каждого позвонка. Потом остановился и положил инструмент на землю. «Вот она, золотая жила», – сказал Филип и, осторожно разгребая песок пальцами, обнажил тонкую кость не длиннее 20 сантиметров. «Не каждый день, знаете ли, приходится видеть ногу кита», – обронил он, с благоговением поднимая находку обеими руками. Базилозавр и в самом деле был китом, но этот кит обладал парой тонких задних ножек, торчавших у него по бокам. Эти забавные лапки, полностью сформированные, но бесполезные (по крайней мере для ходьбы) – важнейшая деталь, необходимая для понимания того, как современные киты, великолепно приспособленные к жизни в водной среде, произошли от млекопитающих, некогда ходивших на четырех лапах по суше. Большую часть своей научной карьеры Джинджерич посвятил изучению этого превращения – возможно, самого необычного во всей истории животных. И ему удалось показать, что киты, еще недавно верно служившие противникам эволюционного учения в качестве доказательства неизменности форм, на самом деле, являются одним из наиболее наглядных свидетельств эволюции. «Полностью сохранившиеся скелеты, вроде этого базилозавра, – настоящие Розеттские камни палеонтологии, – заметил Джинджерич, когда мы возвращались на машине в полевой лагерь. – По ним куда точнее можно судить об образе жизни животного, чем по отдельным костям». Про Вади-аль-Хитан («Долину китов») давно известно, что здесь таких «Розеттских камней» необычайно много. За последние 27 лет Джинджерич и его коллеги обнаружили в этой местности остатки более сотни китов – а в дальнейшем их будет найдено куда больше. Приехав в лагерь, мы встретились с несколькими членами группы Джинджерича, которые сами только что вернулись с раскопов. Вскоре мы уже обсуждали результат их работы за ужином, состоявшим из жареной козлятины, лаваша и пюре из бобов фава. Мухаммад Самех, главный смотритель природоохранной зоны Вади-аль-Хитан, который искал китов восточнее, чем Джинджерич, сообщил, что обнаружил несколько новых костных скоплений – очередных подсказок для разгадки одного из самых сложных ребусов естественной истории. Ийад Залмут, доктор наук из Иордании, и аспирант Райан Бебеж раскапывали переднюю часть кита, торчавшую из утеса. «Мы думаем, что там скрыт и весь остальной скелет», – сообщил Залмут. Неправильные звери. Общим предком всех наземных позвоночных было плоскоголовое, похожее на саламандру четвероногое существо, выбравшееся из воды на топкий берег около 360 миллионов лет назад. Млекопитающие оказались последними в череде его сухопутных потомков. Но киты принадлежали к небольшой группе млекопитающих, которая совершила резкий эволюционный разворот и вернулась к водному образу жизни. Вопрос о том, как китам это удалось, ставил в тупик величайших ученых. Чарлз Дарвин понимал, что эта головоломка – один из самых сильных доводов против его теории эволюции путем естественного отбора, и потому попытался решить ее уже в первом издании «Происхождения видов». Он указал, что некоторые люди наблюдали, как американские черные медведи по нескольку часов кряду плавают по озеру с открытой пастью, поедая упавших в воду насекомых. «Я не вижу ничего невозможного в том, что какая-то группа медведей путем естественного отбора становилась все более и более приспособленной по своему телосложению и повадкам к водной среде обитания, причем их пасти становились все больше и больше, – писал Дарвин, – пока в конце концов не появилось такое исполинское существо, как кит». Однако критики так жестко высмеивали обрисованную им картину, что при переизданиях книги Дарвин снял этот пассаж. Почти столетие спустя Джордж Гэйлорд Симпсон, выдающийся палеонтолог ХХ века, все еще искал место китов на генеалогическом древе млекопитающих, во всех прочих отношениях казавшимся ему полностью упорядоченным. «В целом китообразные являются наиболее странными и ни на кого не похожими млекопитающими, – брюзгливо замечал он. – На эволюционной лестнице для них нет подходящей ступени. Их можно представить группой, отколовшейся от любого из существовавших в то время отрядов или надотрядов и начавшей развиваться в совершенно ином направлении». Если наука не может объяснить, как киты произошли от наземных животных, не значит ли это, вопрошали критики теории эволюции, что они никогда и ни от кого не происходили? Ведь наземное животное, начав приспосабливаться к жизни в воде, не будет уже «ни рыбой, ни мясом» и не выживет ни в одной среде. А если киты и в самом деле преодолели этот грандиозный путь, то где окаменелости, подтверждающие это? «Анатомические различия между китами и наземными млекопитающими настолько велики, что до появления кита в его нынешнем виде древние моря должны были бороздить бессчетные переходные формы, – писали авторы одного антинаучного сочинения, изданного в 1989 году. – Пока же эти переходные формы обнаружены не были». Филип Джинджерич, сам того не желая, принял непростой вызов в середине 70-х. Получив степень в Йельском университете, он начал раскопки в бассейне реки Кларкс-Форк в штате Вайоминг. Там он собирал свидетельства стремительного расцвета млекопитающих, случившегося всего через десять миллионов лет после того, как динозавры вымерли. В 1975 году, надеясь проследить пути миграций млекопитающих из Азии в Северную Америку, Джинджерич начал полевые работы на севере Пакистана. Однако его ждало разочарование: выяснилось, что отложения возрастом 50 миллионов лет, которые он выбрал здесь для исследований, образовались не на суше, а на дне морей, представлявших собой восточную окраину океана Тетис. Когда в 1977 году его группа отрыла несколько тазовых костей, их в шутку приписали «ходячему киту» – абсурдная идея! В то время у наиболее изученных ископаемых китов не находили никаких отличий от современных: они уже могли слышать под водой, плавали с помощью мощного хвоста и не имели задних конечностей. Затем, в 1979 году, один из членов этой группы Джинджерича нашел череп размером с волчий, но с большими костными гребнями сверху и по бокам – к ним крепились мощные мышцы челюстей и шеи. Еще более странным было то, что собственно черепная полость оказалась чуть больше грецкого ореха. Несколько позднее Джинджерич обнаружил несомненные окаменелости древних китов в музеях Индии и понял, что это была за черепная коробка. «У первых китов был большой череп и относительно маленький мозг, – рассказывал палеонтолог. – Я понял, что тот череп мог принадлежать очень примитивному киту». В своей мичиганской лаборатории Джинджерич извлек череп из камня, где тот был заключен, и у его основания обнаружил косточку размером с виноградину, а на ней – выступ в форме буквы S. И сама косточка, называющаяся слуховой буллой, и S-образный выступ на ней – две важные особенности китов, помогающие им слышать под водой. Однако у черепа отсутствовало несколько других элементов, которые есть у современных китов и предназначены для того, чтобы определять направление звука. Ученый догадался, что открытое им животное, возможно, вело полуводный образ жизни, время от времени возвращаясь на сушу.
«Знать, что у этого огромного животного, никогда не ступавшего на берег, все еще были настоящие ступни и пальцы, – необычайно волнующе».
Китовые ноги. Обнаружив самого примитивного из известных китов, которого он назвал пакицетом (Pakicetus), Джинджерич взглянул на китообразных по-новому. «Я стал все больше и больше задумываться о том грандиозном скачке из одной среды обитания в другую, который они совершили, – вспоминает он. – Сначала это существо было наземным животным, а превратилось в буквальном смысле слова во внеземное. Потому я и увлекся поиском тех многочисленных переходных форм, которые возникали во время этого гигантского прыжка с земли назад в море. Хочется найти их всех». В 1980-е годы Джинджерич сосредоточился на исследовании в Вади-аль-Хитане. Вместе с женой, палеонтологом Холли Смит, и коллегой из Мичигана Уильямом Сандерсом он начал поиск китов в отложениях, накопившихся примерно на десять миллионов лет позднее тех, где был обнаружен пакицет. Трое ученых откопали частично сохранившиеся скелеты китов, которые полностью перешли на водный образ жизни, вроде базилозавра или меньшего по размерам, пятиметрового, дорудона (Dorudon). Исследуемый район изобиловал скелетами таких существ. «Когда хоть немного поживешь в Вади-аль-Хитане, везде начинают мерещиться киты, – говорит Смит. – А еще через некоторое время понимаешь, что они и впрямь везде! Вскоре мы убедились, что всех китов нам выкопать не удастся, и стали наносить места находок их остовов на карту, откапывая лишь самые многообещающие экземпляры». Только в 1989 году группе удалось найти то, что она искала, – звено, связывающее китов с их наземными предками. Открытие, как это нередко бывает, было сделано случайно. Ближе к концу экспедиции, извлекая из песка скелет базилозавра, Джинджерич впервые обнаружил коленный сустав задней ноги кита, и оказалось, что сама нога располагалась гораздо дальше от головы, чем предполагалось ранее. Теперь, когда исследователи знали, где искать остатки задних конечностей, они вернулись к некоторым скелетам, ранее отмеченным на карте, и нашли бедренную, большую и малую берцовую кости, а также горсточку костей, составлявших скелет ступни и лодыжки. В последний день экспедиции Холли Смит собрала и полный комплект тонких фаланг пальцев длиной два с половиной сантиметра. Увидев эти крохотные косточки, Холли буквально заплакала: «Знать, что у этого огромного животного, никогда не ступавшего на берег, все еще были настоящие ступни и пальцы; сознавать, какое значение это имеет для понимания эволюции китов, – необычайно волнующе». Задние ноги базилозавра, хотя и не могли поддерживать эту тушу на берегу, все же не были рудиментами. Ими управляли сильные мышцы, сгибавшие коленный и голеностопный суставы. Джинджерич не исключает, что такие лапки использовались при спаривании, чтобы удержать партнера. «Сложно, наверное, было контролировать, что происходит там, в дальнем конце этого длинного змееподобного тела, так далеко от мозга», – говорит он. Неважно, для чего нужны были базилозавру его маленькие ножки, важно, что их наличие подтвердило существование у китов предков, которые ходили, бегали и скакали по суше. Однако кто именно были эти предки? Вопрос оставался открытым. Некоторые элементы скелета ранних китов, в особенности их большие треугольные коренные зубы, очень напоминают зубы мезонихий – вымерших копытных. Эти копытные были первыми хищными млекопитающими, а один из них – эндрюсарх – самым крупным наземным хищником за всю историю этого класса. В 1950-е годы иммунологи обнаружили, что по биохимии крови киты ближе всего к парнокопытным – отряду, включающему свиней, оленей, быков и других копытных с четным числом пальцев. К началу 1990-х молекулярные биологи, изучающие гены, выяснили, что ближайшим современным родственником китов является бегемот, тоже парнопалое животное. Джинджерич и другие палеонтологи больше доверяли окаменелостям, нежели молекулам. Они были убеждены, что киты произошли от мезонихий. Но чтобы подтвердить эту гипотезу, Джинджеричу нужно было найти еще одну конкретную кость, а именно таранную. Эта кость, часть лодыжки, – один из самых характерных элементов скелета парнокопытных, поскольку у них она имеет необычную форму двойного шкива: на обоих концах кости есть желобки, похожие на канавки на ободке шкива. Такая форма кости делает парнокопытных более прыгучими и маневренными, чем остальные четвероногие, у которых таранная кость имеет желобок только с одной стороны. (Понятно, что у нынешних китов таранных костей нет вовсе.) Дело – в бабках. Первый в своей жизни скелет лодыжки кита Джинджерич увидел в 2000 году в Пакистане. Его аспирант Ийад Залмут нашел обломок кости с желобками среди остатков недавно открытого вида – артиоцета (Artiocetus), жившего 47 миллионов лет назад. Буквально через несколько минут геолог Мунир уль-Хак обнаружил поблизости похожую кость. Поначалу Джинджерич думал, что эти кости были таранными костями левой и правой ноги животного – то есть подтверждали его гипотезу. Однако когда Филип положил их вместе, его смутила легкая асимметрия обломков. Размышляя над этим, он крутил обломки в руках, словно два сложных кусочка пазла, и вдруг они идеально подошли один к другому, образовав таранную кость как у парнокопытных. Тем же вечером по пути в лагерь Джинджерич и его коллеги проходили мимо группы деревенских ребятишек, игравших в бабки. Бабки, как положено, были настоящими таранными костями коз. Люди, как известно, тысячелетиями использовали эти кости парнопалых для игр и гадания. Залмут попросил у детей одну бабку и вручил ее Джинджеричу. Весь оставшийся вечер он в изумлении наблюдал, как профессор сидит, держа кость козы и кость кита и переводя взгляд с одной на другую. Сходство было бесспорным. «Это было важнейшее открытие, но оно спутало мне все карты, – улыбается Джинджерич. – Как бы то ни было, теперь мы знали, откуда взялись киты. Оказалось, что предположение насчет их родства с бегемотами не было фантазией». Все-таки лабораторные ученые бывают правы! За время, прошедшее с тех пор, Джинджерич и его коллеги заполнили пробелы в истории китов – зуб за зубом, палец за пальцем. Ученый полагает, что первые китообразные могли иметь строение как у антракотериев – травоядных, напоминавших бегемотов и обитавших в болотистых низинах более 50 миллионов лет назад. (По версии палеонтолога Ханса Тевиссена, киты произошли от животного, схожего с индохиусом, доисторическим полуводным парнокопытным, похожим на оленя, а размером с енота.) Каков бы ни был размер и телосложение первых китов, они появились примерно 55 миллионов лет назад, как и все остальные современные отряды млекопитающих, во время глобального потепления. Эти киты обитали у восточных берегов океана Тетис, там, где плескались теплые морские воды. В богатых пищей и свободных от ящеров морях около 50 миллионов лет назад появились киты, подобные пакицету – искусному пловцу, который все еще возвращался на берег. Приспособившись к жизни в воде, киты получили доступ к среде, свободной от конкурентов, – идеальные условия для эволюционного взрыва. И взрыв произошел: океан заселили множество китоподобных существ, но большая часть экспериментальных форм вымерла задолго до нас. Среди китов той поры выделяются огромный, массой более 700 килограммов, засадный хищник амбулоцет (Ambulocetus) с короткими толстыми лапами и огромными челюстями, длинношеий даланист (Dalanistes) c головой как у цапли и макарацет (Makaracetus) с коротким хоботом, который он, возможно, использовал для сбора моллюсков. Внеземные существа. Преимущества водной жизни увлекали китов все дальше в открытое море, и примерно 45 миллионов лет назад возникли формы с укороченной жесткой шеей и вытянутой, похожей на нос корабля, мордой. Такое строение позволяло эффективно преодолевать сопротивление воды. Задние конечности уподобились коротким толстым отросткам, а пальцы на них вытянулись. Между пальцами появились перепонки, и лапы стали напоминать утиные – только с крошечными копытцами, унаследованными от предков. У некоторых китов появились мощные хвосты, резким вертикальным взмахом толкающие тело сквозь водную толщу. Этот способ передвижения стимулировал развитие все более длинного, до 67 позвонков, и гибкого позвоночника. Ноздри сдвинулись вверх и превратились в дыхала. По мере того как киты стали погружаться все глубже, их уши становились более чувствительными к подводным звукам, усиленным жировыми подушками, которые располагались в особых каналах, проходивших по всей длине челюстей, и улавливали вибрации, словно подводные антенны. Как бы хорошо ни были эти древние киты приспособлены к жизни в море, им все-таки приходилось выползать на берег на своих перепончатых лапах, чтобы найти партнера для спаривания и безопасное место для выращивания потомства. Однако спустя еще несколько миллионов лет киты прошли точку невозврата. Базилозавр и его родичи никогда не ступали на сушу, преспокойно плавая в открытом море. Их тела уже были полностью приспособлены к водной среде: передние конечности укоротились и приобрели жесткость, превратившись в плавники; на конце хвоста появились широкие лопасти, преобразовавшие этот орган в подвод-ное крыло; таз отчленился от позвоночного столба, что увеличило мах хвоста. И все же у них еще сохранялись, словно талисман из давно забытого наземного прошлого, задние ноги, в которых было все, что положено: крошечные колени, ступни, лодыжки и пальцы... Дети оледенения. Переход от базилозавров к современным формам начался 34 миллиона лет назад. Случившееся тогда похолодание привело к превращению океанских течений в конвейер, несущий теплые воды к полюсам, где они охлаждаются и опускаются вниз, чтобы вернуться из глубин, будучи обогащенными питательными веществами, у западных берегов Африки и Америки. В таких акваториях бурно развиваются планктонные рачки. Этот пищевой ресурс и позволил китам освоить новые ниши, что привело к появлению эхолокации, теплоизолирующего жира и китового уса – особого органа для выцеживания планктона. Сегодня, во многом благодаря Джинджеричу, история китообразных, представленная в окаменелостях, являет собой одно из самых великолепных доказательств теории эволюции, а вовсе не ее опровержение. По иронии судьбы, ученый вырос среди менонитов Айовы, в семье с твердыми религиозными устоями. Его дед, фермер, был еще и проповедником в миру. «Мой дед, – говорит Филип, – никогда не заводил речь об эволюции. Знаете, это были люди величайшей скромности, которые высказывали свое мнение, только если достаточно хорошо разбирались в предмете разговора».

Миллионы лет назад моря и океаны выглядели немного по-другому, на пляжах не лежали загорающие отпускники, никто не катался на бананах и гидроциклах, а морские глубины
населяли огромные хищники, способные проглотить современную акулу или просто засосать человека, на воде, резким открытием челюстей, себе в пасть.
Знакомьтесь 10 самых больших доисторических обитателей океана:

1 Лиоплевродон (25 м)

Род гигантских плиозавров юрского периода. Лиоплевродон был типичным плиозавром — с крупной узкой головой (не менее 1/4–1/5 общей длины), четырьмя мощными ластами (длиной до 3 м) и недлинным сжатым с боков хвостом. Жил 160-155 млн. лет назад на территории нынешней Европы и, возможно, Центральной Америки. Достигал в длину 25 м и веса 150 тонн (недавно обнаруженный в Мексике череп говорит о том, что размеры животного могли превышать официально зафиксированные ранее). Зубы огромные, длиной 20-30 см, круглые в поперечном сечении.

2 Базилозавр, Басилозавр (21 м)


древнейший гигантский кит, живший в верхнем эоцене 45-36 млн. лет назад. Длина самцов базилозавра достигала 21 м, самок 18 м. Базилозавр населял почти все тёплые моря планеты и, вероятно, был одним из самых больших хищников своего времени. Он нападал на крупных жертв, включая и других китов (например, дорудона).

3 Мегалодон, кархародон мегалодон (18,2-20,3 м)


ископаемая акула, останки которой находят в отложениях, которым примерно 25 миллионов лет. Самыми часто встречающимися останками мегалодона являются его зубы, которые морфологически похожи на зубы большой белой акулы, но являются более прочными и более равномерно зазубренными. Исследования показывают, что мегалодон являлся самой большой акулой из известных науке, а также одной из самых больших рыб , когда-либо населявших моря нашей планеты.

4 Левиафан Мелвилла (13,5-17,5 м)


вымерший миоценовый кашалот, обнаруженный в Южной Америке. Останки древнего кашалота (трёхметровый череп с зубами) были обнаружены в ноябре 2008 года, в 35 км от города Ика в Перу. Ископаемый кашалот обладал самыми крупными зубами среди всех китов, а возможно, и среди всех животных. Размер верхних зубов: диаметр 12 см, длина 36 см. Общая предположительная длина тела от 13,5 до 17,5 м. Возраст скелета оценивается в 12-13 млн. лет.

5 Мегалнеузавр (10-12 м)


гигантский плиозавр позднеюрской эпохи. Описан В. Найтом в 1895 году. Разрозненные остатки (позвонки и кости конечностей) обнаружены в позднеюрских отложениях Вайоминга. Большинство костей было утеряно, остался лишь передний ласт длиной около 1,5 метров. Плечевая кость необычно длинная, что отличает мегалнеузавра от других юрских плиозавров. Изначально считался крупнейшим из плиозавров (отсюда название - «великий плавающий ящер - царь»). Длина могла достигать 10-12 метров.

6 Кронозавр (9-10 м)


гигантский плиозавр раннемеловой эпохи. Один из самых известных широкой публике и один из самых крупных плиозавров. Первой находкой был фрагмент челюсти, найденный в 1899 году в Хьюгенденде (Квинсленд, Австралия). истинная длина тела кронозавра не превышала 9 -10 метров. Именно таких размеров был и колумбийский кронозавр. Длина черепа достигала 2,4 метра, длина нижней челюсти — 2,6 м.

7 Дунклеостей (8-10 м)


род вымерших панцирных рыб класса плакодерм, живших в девонском периоде 415 -360 млн лет назад. Его представители достигали 8 -10 метров в длину и были крупнейшими морскими хищниками своего времени. При изучении в Чикагском университете биомеханической компьютерной модели челюстей Dunkleosteus определили, что они могли развивать давление в 55 МПа, а это сопоставимо с укусом крокодилов. Более того, Dunkleosteus открывал рот за 1/50 секунды, в результате чего поток воды просто засасывал в него жертву.

8 Дорудоны (5 м)


род вымерших китообразных, живших вместе с базилозаврами от 40 до 36 млн. лет назад, во время эоцена. Они были приблизительно 5 м длиной и, очевидно, были хищниками — питались мелкой рыбой и моллюсками. Дорудоны жили в тёплых морях по всему миру, их окаменелые останки находят как в Северной Америке, так и в Египте.

9 Геликоприон (2-3 м)


род хрящевых рыб каменноугольной и пермской эпох. Впервые описан А. П. Карпинским в 1899 году. Основой для описания послужила так называемая зубная спираль, найденная в Пермской губернии в 1897 году краеведом А. Г. Бессоновым. Диаметр спирали типового вида геликоприона достигал 25 см. Это предполагает длину всей рыбы около 2-3 метров. В литературе описаны спирали до 90 см в диаметре. Длина их владельца могла доходить до 9-12 метров.

10 Ракоскорпионы, или морские скорпионы (0,2-2 м)


ископаемый отряд членистоногих из класса Меростомовые подтипа. Отдельные представители достигали 2 метров в длину, однако характерные размеры большинства видов не превышали 20 см. Существовали в течение всего палеозоя 510-248 млн. лет назад. Ранние формы обитали на мелководье в морях. Около 325-299 млн. лет назад большая часть перешла к жизни в пресной воде.

— вымерший отряд китообразных представлял собой сразу несколько видов, останки которых найдены в разных регионах мирового океана. Например, зигориза — это ископаемое млекопитающее, которое в свое время обитало в водах Северной Америки.

Зигориза считалась близким родственником базилозавра, однако в отличие от своего сородича имела скромные габариты. Так, длина взрослой особи достигала 6 метров, тогда как одна черепная коробка доходила до 1 метра.

Характерными особенностями данного вида считалась вытянутая и четко очерченная шея, рудиментарные задние конечности, вытянутая нижняя челюсть с большим количеством острых зубов, присутствие семи позвонков и плавников, которые считались передними конечностями. Мало того, их позвонки легко сгибались в локтевых суставах, были особенно подвижными.

Весила взрослая особь порядком 800 кг, однако встречались в дикой природе и более крупные представители этого отряда. Пропорции тела по сравнению с современными особями сохранились за исключением всех вышеприведенных признаков. Новорожденный детеныш весил до 100 кг, при этом быстро рос, с раннего детства охотился на крупных рыб.


Представители этого древнего ископаемого вида питались мясом рыб, кальмарами и крупными моллюсками, а особых вкусовых предпочтений в еде не наблюдалось. Привычной средой обитания считалась вода, причем уплывать зигориза могла на далекие расстояния, а после возвращаться на насиженное место. Эти млекопитающие вели стайный образ жизни, при этом часто мигрировали в поисках пропитания. Молодняк плыл вместе со взрослыми особями, однако также мог отделиться и вести уже обособленный образ жизни.

Потомками зигоризы в современном мире стали практически все млекопитающие, относящиеся к отряду китообразных. Они имеют сходную структуру корпуса, вынашивают и выкармливают детенышей, обладают аналогичными предпочтениями в питании и среде обитания.

Зигоризы — первые киты планеты

Зигориза — это первые киты, которые сегодня по праву называются «ископаемыми», а появились на земле в эоценовую эпоху. Проживали они в водах Атлантического океана более 50 миллионов лет назад, а вымерли 36 миллионов лет назад. На угревидном теле полностью отсутствовала чешуя, передние конечности превратились в ласты, а задние надежно прятались в толще жирового слоя.

Несмотря на водную среду обитания, самки зигоризы, подобно современным тюленям, выбирались на сушу для рождения детенышей. После вместе с пополнением вновь возвращались в свою привычную среду обитания.

Зигориза из-за длинных и острых зубов всегда имела свирепый и устрашающий вид, однако при этом не считалась кровожадным хищником, который поедает все на своем пути. Наоборот, ввиду своей доверчивости очень часто становилась жертвой динозавров или более крупных обитателей морского дна. Сама же питалась мясом рыб, придерживалась стаи и никогда не атаковала первой.

Зигориза в истории

Ближайший родственник зигоризы — археоцет ; считался опасным морским змеем, причем длина корпуса этого существа во взрослом возрасте достигала 25 метров. Его многочисленные останки довольно часто ученые путали с останками вымерших динозавров, а виной тому были огромные размеры структурных костей. Как и зигориза , он охотился исключительно на больших глубинах, причем имел похожий рацион питания.

Одной из главных достопримечательностей американского штата Миссисипи стал уникальный скелет зигоризы в полный рост, выставленный в городском музее пригорода Джексон. Местные жители этот единичный в мире экспонат называют ласково «Зигги».

Сегодня уникальный вид остался лишь в истории, однако окаменелости зигоризы частично распространены по палеонтологическим музеям разных стран. Ученым удалось получить достаточное количество информации об этих обитателях морского дна.

"Чудовище, неподвижно лежавшее в воде среди мангровых зарослей, заметило добычу - подходящего по размерам зверя, пришедшего на водопой. За нескольких энергичных толчков задних ног оно приблизилось к берегу, запустило свои мощные зубы в тело жертвы и попятилось назад в воду. Когда крепко зажатое в челюстях животное, не имея возможности вздохнуть, перестало биться, хищник выполз на берег, чтобы начать трапезу на твердой земле. На первый взгляд чудовище походило на крокодила - с короткими ногами, массивным хвостом, длинной вытянутой мордой и высоко посаженными, выступающими над поверхностью головы глазами. Однако его тело покрывали не пластинки панциря, а шерсть, ноги заканчивались не когтями, а чем-то напоминающим копыта, а зубы - это были зубы зверя, а не пресмыкающегося..."

Так в представлении палеонтологов выглядит амбулоцетус, один из первых китов. Вернее - существо, которое является «звеном в эволюционной цепи», соединяющее наземных млекопитающих начала кайнозойской эры и современных китообразных: синих, серых и горбатых китов, кашалотов, нарвалов, касаток и дельфинов - всего примерно 40 родов и 80 видов животных, бороздящих просторы Мирового океана.

Эволюционная история китов как одного из самых специализированных отрядов млекопитающих, для биологов, оставалась загадкой даже в XX в. Когда, в 1945 г., Дж.Симпсон составлял систему эволюционных отношений между млекопитающими, на основе имеющихся на тот момент палеонтологических данных, отметил что о китообразных имеются очень скудные данные и поместил этот отряд независимо от других, связав его историю лишь с общим гипотетическим предком плацентарных.

По истечению двух десятилетий палеонтологи нашли большое количество остатков древних китов и их предков, которые относились к эоценовому периоду (55–34 млн лет назад). Это время когда древние киты (археоцеты - Archaeoceti) только начали "входить" в воду. Кости китообразных находили в более поздних олигоценовых (34–24 млн лет назад) слоях. Тогда происходило становление уже двух современных подотрядов этой группы - зубатых и усатых китов. Проведенная переоценка родственных отношений между живущими отрядами млекопитающих, основанная на сходстве белков иммунной системы, показала что киты ближе всего к парнокопытным (оленям и быкам, жирафамы и бегемотам).

На палеонтологическом уровне такая связь могла быть предположительно подтверждена на основе изучения остатков разных представителей древнего (и полностью вымершего) отряда кондиляртр (Condylarthra) - предполагаемых общих предков копытных, хоботных и китообразных. Было обнаружено явное сходство между трехвершинными зубами вновь открытых ископаемых китов и группы хищных кондиляртр - мезонихий (Mesonychia). Также было обнаружено сходство между зубными характеристиками парнокопытных и другой, очень близкой к мезонихиям, группы кондиляртр - арктоционов (Arctocyonids). Исследователи, проводившие эту работу, пришли к выводу, что китообразные произошли от плотоядных, напоминавших своим обликом волков мезонихий, а те, в свою очередь, имели общего предка с парнокопытными (схема А).

По прошествии десятка лет палеонтологи, во время экспедиции американского палеонтолога Филиппа Джинджериша (P.Gingerish) в Пакистане, получили дополнительный материал. Они искали остатки эоценовых наземных млекопитающих в местах где они уже находились, но им попадались только морские организмы. Около 50 млн лет назад в этом районе проходила, меняющаяся со временем, береговая линия древнего моря Тетис, которое разделяло на протяжении большей части эоценового периода Евразию и Африку. Среди остатков рыб и моллюсков палеонтологами были найдены два фрагмента тазовых костей, явно принадлежавших относительно крупным «ходящим» животным. В то же время в другой части Пакистана была обнаружена челюсть примитивного парнокопытного.

Спустя два года в Северном Пакистане экспедицией Джинджериша была обнаружена еще одна странная находка. Это был кусок черепа странного создания размером с волка. Рядом были обнаружены остатки других млекопитающих, на этот раз наземных, живших около 50 млн лет назад. Однако череп найденного неизвестного зверя имел черты, напоминавшие некоторые детали строения слуховой системы современных китообразных.

В водной и воздушной среде звуковые волны распространяются по-разному. У китов которые живут в наше время нет наружного уха, а слуховой проход, ведущий к среднему уху, или крайне сужен, или вообще отсутствует. Барабанная перепонка утолщена, неподвижна и не выполняет те функции, которые свойственны наземным животным. Их у китов берет на себя так называемая слуховая булла - особое костное образование, изолированное пазухами. Булла в черепе неизвестного животного, открытого Джинджеришем, хотя и не была по-настоящему «китовой» и явно не могла обеспечить хороший подводный слух, но тем не менее отличалась достаточно характерными изменениями. Выходило, что это существо - его назвали по месту находки пакицетусом (Pakicetus) - могло быть одной из первых эволюционных ступенек на пути перехода от наземных животных к китообразным. В то же время можно было предполагать, что загадочный зверь имел и обычную функциональную барабанную перепонку, позволяющую воспринимать звуки, разносящиеся по воздуху, - на земле он пока проводил никак не меньше времени, чем в воде.

Примерно в то же время другая группа палеонтологов также обнаружила остатки этого животного, а именно фрагмент нижней челюсти и несколько отдельных зубов. Их строение вполне подтверждало связь пакицетуса с мезонихидами, чьи остатки, кстати, были известны примерно из той же местности и тех же временных слоев. Так что все, казалось бы, становилось на свои места: мезонихиды или их близкие родственники действительно «могли претендовать» на роль предков первых китообразных.

В эоцене море было очень благоприятным для заселения млекопитающими. Теплые заливы Тетиса кишели рыбой, обещая сытную жизнь, а ниша крупных морских хищников оказалась относительно свободной. Хотя акулы и крокодилы продолжали чувствовать себя очень неплохо, многочисленные в мезозое водные пресмыкающиеся - плезиозавры, мозазавры и им подобные - теперь исчезли из морских просторов.


Соотношение суши и моря 50 млн лет назад

Но вскоре проводить дальнейшие изыскания в Пакистане стало невозможно - в 1983 г. началась война в Афганистане и весь регион превратился в «горячую точку». Увлекшийся поисками китов Джинджериш переносит работы в Египет, в пустынную долину в 95 милях к юго-западу от Каира - долину Зеуглодона, названную так в честь сделанных здесь в начале XX в. находок архаичных китов зеуглодонов (Zeuglodon). В эоцене большая часть Египта, как и Пакистана, была дном моря Тетис - ныне же остатки животных, бороздивших его воды, лежат вмурованными в песчаник. После нескольких полевых сезонов Джинджериш с командой обнаружил тонкие задние конечности, принадлежавшие 18-метровой «морской змее» - древнему киту базилозавру (Basilosaurus).


Находки базилозавров - животных, ведших, без сомнения, исключительно водный образ жизни и никогда не выходивших на сушу, были известны и ранее. Базилозавры плавали в древних морях примерно 40–37 млн лет назад. Но вот про наличие у них задних ног никто ничего не знал потому, что находили только отдельные части бедренных костей, которые палеонтологи считали рудиментарными. Джинджериш показал, что у базилозавров были ноги! Правда, совсем маленькие - менее полуметра. Использовались ли они как-нибудь или просто были рудиментами, непонятно. Вряд ли они могли сильно помочь при плавании и уж точно не могли быть использованы для выхода на сушу. Было высказано предположение, что огромные змеевидные базилозавры могли использовать их для брачных объятий, удерживая друг друга в колышащихся волнах. Важно, что спустя 10 млн лет после пакицетуса некоторые из древних китов все еще имели конечности. Между этими существами оказалось возможным провести, хотя и предположительно, связь. «Киты с ногами» оказались реальностью.


Очень важное открытие было сделано в 1992 г. Команда американца Ханса Тьюиссена (Hans Thweissen) открыла в Северном Пакистане, в слоях возрастом около 48 млн лет, почти полный скелет «переходного звена» между современными китами и их наземными предками. Большие веслообразные ступни и мощный хвост животного говорил о том, что оно было хорошим пловцом, а крепкие кости ног и подвижные локтевые и запястные суставы - о том, что оно неплохо передвигалось и по суше. «Переходное звено» получило название амбулоцетуса (Ambulocetus natans), «ходящего и плавающего кита».

А еще позже Тьюиссену, Джиндеришу и другим палеонтологам удалось найти окаменелости, позволявшие восстановить последовательные стадии перехода китов от околоводного к океаническому образу жизни. Были найдены остатки длинномордых ремингтоноцетид (Remingtonocetids, например кутхицетуса - Kutchicetus) и протоцетид (Protocetids, например родоцетуса - Rodhocetus), также произошедших от каких-то «пакицетоподобных» предков на берегах Тетиса. От протоцетид произошли уже вполне «дельфинообразные» дорудоны (Dorudon) - возможные предки базилозавров и современных китов, постепенно расселившихся по всем морям земного шара.


На протяжении следующего за эоценом олигоценового периода уровень моря понизился. «Прото-Индия» соединилась с Азией (результатом этого «столкновения» стало возникновение Гималаев), а Австралия и Антарктида удалились друг от друга, в результате чего образовалось широкое свободное кольцо морей в Южном полушарии. Возникло южное циркумполярное течение, начал образовываться ледяной панцирь. Это создавало новые условия для живущих в морях млекопитающих, что, по мнению ряда специалистов, и привело к возникновению современных подотрядов - усатых и зубатых китов. Наиболее древней известной переходной формой между ними и древними археоцетами является Llanocetus, первичный усатый кит, найденный в антарктических отложениях возрастом около 34 млн лет. Судя по всему, он вполне мог питаться крилем. Зубатые же киты, по мнению специалистов, возникли примерно в то же время, развивая способности к эхолокации, которая позволяла активно охотиться в глубине.

К сожалению, находки остатков первых представителей двух современных отрядов крайне редки. Понижение уровня моря в олигоцене осушило прибрежные районы, которые могли содержать эти остатки, и они подверглись разрушению. Но раскопки в более поздних слоях показывают, что немного времени спустя, 30 млн лет назад, настоящие усатые и зубатые киты были представлены несколькими семействами.

Находки же более древних археоцетов и их предков позволяли восстанавливать и пути перехода китообразных к постоянной жизни к океане.

Как было сказано, уже пакицетус имел определенные преобразования в слуховой системе, характерные для китов. Тьюиссен предположил, что он мог пользоваться ими, чтобы воспринимать звуки, распространяющиеся в грунте. Будучи засадным хищником, поджидающим жертву в воде, он мог слышать шаги возможной добычи, приближавшейся к водопою. Вполне возможно, также поступал и амбулоцетус, в челюсти которого уже имелось начало характерного для китов канала, проводящего звук к уху. Положив нижнюю челюсть на грунт - как это делают крокодилы - амбулоцетус «лоцировал» передвижение по берегу своих потенциальных жертв.

Луо (Zhe-Xi Luo) - палеонтолог, сотрудник Музея естественной истории в Питтсбурге, показал, что у базилозавров и дорудонтов - первых полностью водных китов - слуховая система по строению была уже достаточно близка к слуховой системе современных китов. Позже эволюция двух групп - зубатых и усатых китов - пошла разными путями. Первые развили особенности, необходимые для произведения и восприятия высокочастотных звуков, используемых при эхолокации, а вторые «специализировались» на низкочастотных акустических сигналах, позволявших общаться друг с другом на больших расстояниях. Около 28 млн лет назад ранние зубатые киты уже имели некоторые из костных структур, необходимых для восприятия высокочастотных звуков и, соответственно, определенную способность к эхолокации.

Другие важные изменения черепа в процессе эволюции китообразных включали перемещение глазниц с верхнего (как у крокодилов) положения у пакицетуса и амбулоцетуса на бока головы, как у протоцетид и современных китов. Ноздри сместились с вершины морды у пакицетуса на вершину головы (дыхало) у современных китов. Зубы стали простыми и однообразными - приспособленными только для удержания, а не разжевывания добычи. У усатых же китов они исчезли совсем; их «китовый ус» - роговые пластины, с зубами никак не связаны.

Анализ изотопного состава атомов кислорода, присутствующих в зубах ископаемых китов, позволяет делать заключения о том, жили ли они в пресной или морской воде - во второй присутствует большая доля изотопа 18О. Получилось, что организм пакицетусов получал только пресную воду, амбулоцетусы могли жить как в пресных, так и в соленых водоемах, а протоцетиды были уже настоящими морскими животными.

Одна из наиболее важных адаптаций, характерных для китов, - их способность производить вертикальные удары хвостом, обеспечивающие быстрое плавание. Строение тазового пояса амбулоцетуса еще позволяло животному поддерживать свой вес при передвижении по суше, хотя непропорционально большие задние конечности этого животного и веслообразные ступни делали такое передвижение затруднительным. Но такие конечности очень неплохо подходили для гребли при передвижении в воде. У родоцетуса, представителя протоцетид, кости нижнего отдела передней конечности были сжаты и уже напоминали ласты, а длинные нежные ступни, возможно были перепончатыми. Связки между позвонками, формирующими крестец, у родоцетуса были ослаблены, что позволяло позвоночнику изгибаться так, чтобы создавать волнообразные вертикальные движения хвоста. По мнению Джинджериша, он плавал «по-собачьи» на поверхности, а под водой передвигался за счет совмещения толчков веслообразных задних ног и хвоста. Скорее всего, этот зверь еще не полностью порвал с наземной средой и периодически выходил на сушу, где передвигался толчками, - наподобие современных ушастых тюленей.


Базилозавры и дорудонтиды были, как уже сказано, полностью водными созданиями. Как у современных китов, плечо у них оставалось подвижным, а локоть и запястье образовывали передний плавник. Задние ноги и тазовые кости были маленькими и слабыми. Однако вопрос о том, когда именно киты окончательно потеряли задние конечности, остается открытым. Например, у настоящего усатого кита, чьи остатки были совсем недавно обнаружены в слоях возрастом 27 млн лет, еще имелись неплохо сформированные ноги.

В хвостовом отделе дорудона имелся позвонок округлой формы, подобный тому, который имеется у современных китов в основании хвостового плавника. Так что, возможно, дорудоны и базилозавры уже имели вполне китовый хвостовой плавник.

Итак, серия палеонтологических открытий 70–90-х гг. XX в. позволила проследить основные этапы эволюционного становления китов на их пути от наземных к исключительно водным животным. Однако вопрос об их более далеких предках продолжал - да и продолжает - оставаться открытым. Сравнение состава различных участков ДНК современных млекопитающих - представителей разных отрядов - позволил исследователям вновь говорить о высокой степени родства китов и парнокопытных. В то время как мезонихиды с их неясным систематическим положением оказывались вроде бы и ни при чем… Другие анализы показали большое сходство китов с отдельной и весьма специфической, надо сказать, группой парнокопытных - бегемотами (схемы Б, В).


Скелеты современных китов и их предков

Палеонтологи сначала весьма отрицательно отнеслись к подобной интерпретации результатов анализа ДНК - в конце концов, речь шла о сравнении ныне живущих животных, ДНК пакицетуса и амбулоцетуса, само собой, не сохранилась. Мезонихиды же очень подходили на роль предков китов - они отличались «подходящими» морфологическими признаками, и их остатки встречались именно в тех регионах и в тех слоях, где и когда должно было начаться становление китообразных. А вот остатков древних парнокопытных, подтверждавших бы предположения молекулярных биологов, не было.

Ключом к решению проблемы могла бы стать находка принадлежавшей кому-то из древних (еще выходивших на сушу) предков китов так называемой таранной кости, соединяющей кости колена с костями лодыжки. У всех парнокопытных таранная кость имеет очень характерную форму с выемкой-шкивом на обоих концах. Собственно, это и есть один из ключевых признаков отряда.

Осенью 2001 г. Джинджериш сообщил об открытии в восточной части Белуджистана еще одного вида родоцетуса - Rodhocetus astralagus - и новой формы протоцетид - артиоцетуса (Artiocetus). А Тьюиссен и его коллеги в то же время откопали в Пенджабе скелет пакицетуса (ранее был известен только череп) и скелет еще одного зверя, близкого к пакицетусу (Ichtyolests). И все вновь найденные скелеты имели таранную кость характерной для парнокопытных формы. Получалось, что мезонихиды, у которых эта кость была другой формы, действительно не имели отношения к возникновению китов? Их остатки просто оказались «в нужное время и в нужном месте»? Но какие же парнокопытные дали тогда начало китообразным? Бегемоты, как самостоятельная группа, возникли значительно позже. Среди же их предков, как и предков других парнокопытных, ни один из известных ископаемых видов не подходит на роль прародителя китов лучше, чем мезонихиды.

Впрочем, надо заметить, что и само происхождение парнокопытных остается неясным. Может быть, мезонихиды - самостоятельная ветвь этого отряда (а не отряда кондиляртр), утратившая по каким-то причинам характерную форму таранной кости? Тогда они вполне могут иметь общих предков с китообразными. Сейчас существует и такая гипотеза (схема Г). Споры продолжаются, и большинство ученых сходятся на мысли, что загадка самых первых предков китов еще неразгадана. Необходимы новые палеонтологические находки.

По материалам статьи Kate Wong // Scientific American May 2002

Древние киты рожали на суше

Предки китов рожали зубастых детенышей головой вперед, как сухопутные виды. Семьи археоцетов любили полежать на бережку, наподобие современных тюленей. Древнюю ячейку общества китов удалось раскопать в Пакистане.

Палеонтологу Филиппу Джинжеричу из университета Мичигана удалось сделать сенсационную находку: он обнаружил нерожденного детеныша внутри окаменелой самки древнего кита археоцета. Ископаемый материал был найден в 2000 году на территории Пакистана, однако 33−сантиметровый плод удалось обнаружить лишь накануне. Окаменелые беременные самки - нечастая находка для палеонтолога, но Джинжерича потрясло другое. Детеныш помещался в организме матери головой вперед - как сухопутный зверь, которому нужно при рождении сразу вдохнуть кислород, а не как обитающий в воде кит, выходящий хвостом вперед, чтобы сразу начать плавать. Зубы у малыша были хорошо минерализованы - ими он мог разгрызать крупную рыбу сразу после рождения.

Тюленеподобный зверь

Джинжерич опубликовал исследование в журнале Plos One, в котором утверждает, что расположение плода указывает на то, что археоцеты обитали на суше. Найденная самка жила около 47,5 млн лет назад. Ее ластоподобные задние ноги позволяли перемещать тушу по земле, хотя давалось ей это нелегко. Внешне предок кита был похож на современных тюленей или моржей: массивная передняя часть и изящный таз с задними лапами.

В университете Мичигана полагают, что изученный ими вид maiacetus inuus выходил на сушу, чтобы спариться, родить и отдохнуть.

«В мире существует множество ископаемых останков археоцетов, переходивших от наземной жизни к водной, однако большинство их фрагментировано. Описанные нами экземпляры - первые, которые предоставляют данные о рождении, росте и развитии этих животных. При переходе к водной среде обитания у археоцетов изменилось все, за исключением дыхания. У них было по четыре лапы, приспособленные для плавания, и хотя они могли выдержать вес зверя на суше, далеко убежать археоцеты не могли», - рассказал палеонтолог в интервью испанской газете El Mundo.

Половой диморфизм

В километре от беременной самки были найдены останки самца, длина которого составляла около 2,59 м; при жизни он весил около 390 кг. Самец оказался немного крупнее самки - на 12%, и когти у него были длиннее, однако, по мнению американских биологов, недостаточно, чтобы занимать доминирующую роль в обществе археоцетов. Вряд ли он мог контролировать территорию, полагает Джинжерич. У современных китов самки, как правило, крупнее самцов.
Эволюция китов

Исследование проливает свет на эволюцию китов.

Ученые считают, что первые сухопутные существа появились в девон - около 360-380 млн лет назад. Через 300 млн лет некоторые виды млекопитающих решили вернуться обратно в воду. Их лапы стали превращаться обратно в плавники. В сентябре 2001 года Джинжерич выпустил исследование, которое опубликовано на сайте университета Мичигана. В нем он роднит первых китов с семейством бегемотовых, которое в настоящее время включает гиппопотамов. Возможно, археоцеты выделились из парнокопытных в позднем меловом периоде или раннем палеоцене. У них была длинная вытянутая челюсть. Ученые практически уверены, что самый первый археоцет был полностью земным существом, однако палеонтологические доказательства этому находят лишь сейчас.

Более водный образ жизни археоцеты стали вести в эоцене. Самка maiacetus inuus обитала как раз в середине эоцена. В позднем эоцене от базилозавра откололись виды, приходящиеся «прадедушками» современным китам.

Техасский палеонтолог Луис Якобс характеризовал изученный Джинжеричем экземпляр как «весьма информативное звено, отсутствовавшее ранее». «Чарльз Дарвин был бы рад», - добавил Якобс.

Джинжерич исследует пески Пакистана и Египта более 30 лет; ранее на этой территории плескался Мировой океан.

По материалам статьи Kate Wong // Scientific American May 2002

Китобойная наука – Наука – Коммерсантъ

Пушка Фойна резко повысила шансы на успех при охоте на китов из семейства полосатиковых — самых крупных живых существ в океане и на планете, что придало новый импульс китобойной отрасли. В дальнейшем гарпунные орудия непрерывно совершенствовались и продолжают совершенствоваться по сей день. Но сегодня главная задача заключается не в техническом совершенстве пушки, а в том, чтобы убить кита моментально и без боли — в полном соответствии с современными представлениями о гуманизме, и ученые, в основном норвежские, в этом плане уже многого добились.

Киты тонущие и непотопляемые

В допушечную эпоху китобойного промысла кита убивали не гарпуном, он был нужен только для того, чтобы прицепить к киту вельбот с китобоями, а дальше начиналось то, что американские китобои называли «нантакетскими горками». Раненый кит на привязи нырял и тащил за собой вельбот. Когда он выныривал, его пытались убить копьем-острогой, иногда даже стреляли в него из ружей и пистолетов. Так могло продолжаться часами, пока животное не обессиливало, признаком его близкого конца обычно был фонтан крови из дыхала. Мертвого кита буксировали к китобойному судну, и начиналась его разделка — либо прямо с борта судна, либо матросы в сапогах, подбитых гвоздями острием наружу, спрыгивали на тушу кита и резали ее.

Проблема заключалась в том, что такой способ охоты был применим только к гладким китам (в первую очередь к гренландскому киту), серым китам и кашалоту. Благодаря толстому слою жира они имели положительную плавучесть и после смерти не тонули. Но самая крупная добыча — киты семейства полосатиковых (полосатики, финвал, сейвал и синий кит), у которых из-за более тонкой жировой прослойки была отрицательная плавучесть — после смерти тонули.

В результате интенсивного промысла на протяжении двух веков популяции гладких и серых китов к середине XIX века поредели столь заметно, что перед китобойной отраслью отчетливо обозначился кризис. Пришлось осваивать ранее неудобные для промысла виды китов, для успешной их добычи обычная техника растянутого во времени убийства животного в результате его преследования на измор не годилась. Требовалось убить его сразу и быстро, чтобы было время принайтовать его тушу к кухтылям (поплавкам) в виде пустых бочек или успеть подтянуть вельботами к борту китобойного судна-матки. Позже тело мертвого кита приноровились надувать через полое копье воздухом, но для этого требовался достаточно мощный компрессор, который даже в самом примитивном виде мехов мог быть только на судне, а не в шлюпке с китобоями.

Проще говоря, срочно требовалось оружие с максимальной, желательно стопроцентной летальностью для кита. Яд моментального действия типа кураре на конце гарпуна отпадал сразу, для животного массой от нескольких до 100 с лишним тонн требовался такое его количество, что промысел становился нерентабельным, да и отравленный кит представлял бы собой трофей весьма сомнительного качества. Поэтому понятно, что первое, что приходило в голову китобоям,— это пушка. Но на шлюпку пушку не поставишь: попытки это сделать в XVIII веке показали, что отдача таких пушек была избыточна для китобойных вельботов.

Китобойные ружья

Не оправдалась надежда и на ружья с гарпуном-гранатой (первое такое ружье, по данным «Essays on the History of Rocketry and Astronautics», NASA, 1977, было применено китобоями в 1731 году). Максимальный вес гарпуна, которым можно было стрелять из ружей, не превышал трех фунтов, а с учетом веса самого стального гарпуна и тянущегося за ним толстого линя, пороховой заряд гранаты гарпуна был маловат для гарантированной смертельной травмы кита. К тому же не надежны были их взрыватели, представлявшие собой фитиль с временем замедления семь–десять секунд. Да и отдача у таких ружей была довольно сильной.

Вот что писал в 1883 году в своей книге «The Whale Fishery and its Appliances» Джеймс Темпл Браун из Национального музея естественной истории в Вашингтоне об одном таком случае в начале века: «Стрелок отдачей в плечо был отброшен до середины шлюпки, а ружье сочли необходимым на будущее привязать к шлюпке, чтобы не потерять его, если оно вылетит за борт». Тем не менее такие ружья применялись еще долго.

Реактивные китобойные установки

Параллельно с разработкой китовых ружей и даже на век раньше них начались попытки применить для убийства китов ракетное оружие. По данным историков науки, считается, что первую такую ракету с пусковым станком сконструировал Абрахам Спик из Амстердама, который был к тому же весьма неплохим художником, его картины сейчас стоят больших денег. А опробовал его ракету голландский капитан Корнелис Юс у берегов Шпицбергена в 1637 году. По общему мнению очевидцев, ракета Спика была для убийства кита столь же неэффективна, как мушкетные пули, да и прицелиться ракетой в кита из прыгающей на волнах шлюпки было проблематично.

Очередная заметная в истории китобойного промысла попытка расстрелять кита ракетами датируется 1821 годом, когда лейтенант Королевского ВМФ Джеймс Кольхаун и Уильям Конгрив получили патент №4563 «Применение ракет для поражения и поимки китов». Конгрив был тот самый, который вооружил в 1805 году британскую армию зажигательными ракетами своего имени и лично командовал одной из двух английских ракетных батарей в Битве народов под Лейпцигом в 1813 году.

Пороховые ракеты Конгрива в последний раз в мировых войнах использовались при осаде Севастополя в 1854–1855 годах. Но про практическое применение его и лейтенанта Кольхауна ракет китобоями ничего не известно. Вероятно, их начинание так и осталось на уровне патента. Первое более или менее эффективное ракетное оружие для китобоев создал в 1857 году американский китобой Томас Рой. Он сконструировал «ракетный гарпун с разрывной гранатой на переднем конце, пускавшийся из особого ракетного станка, помещавшегося на правом плече гарпунщика», то есть фактически современный гранатомет.

В его изобретение вложился Густав Лиллиендаль, владевший в Нью-Йорке предприятием по производству пиротехники и, очень удачное сочетание, мастерской по резьбе на китовой кости и китовом усе. В 1863 году Ройс на барке «Олень», специально приобретенным для этих целей Лиллиендалем, отбыл к берегам Исландии для испытания их гранатомета, где смог подстрелить из него только одного кита. Следующий сезон 1824 года был успешнее: ракетами были поражены 20 китов, 11 из них удалось добить, остальные либо ушли, либо утонули. Рекорд был поставлен в 1866 году, когда Ройс подстрелил 90 китов. Но только 43 из них стали добычей китобоев, остальные ушли от них в неизвестность. Словом, гранатомет Ройса продемонстрировал 50-процентную эффективность, весьма неплохую, с точки зрения китобоев. И, конечно же, ужасную, с точки зрения экологов, которых тогда, правда, еще не было: на каждого добытого кита приходился кит, убитый или покаленный зря.

Берег Фойна

В 1868 году свою гарпунную пушку опробовал норвежец Свен Фойн, ему потребовалось еще два сезона, чтобы довести ее совершенства. Сама пушка конструктивно ничего нового собой не представляла: метровое орудие, на первый взгляд сильно смахивающее на русский трехфунтовый единорог из Центральном музея ВМФ в Санкт-Петербурге, только на вращающемся станке. Удачным в ней было сочетание калибра, навески выталкивающего порохового заряда и конструкции гарпуна. Внешне гарпун выглядел как современный трехдюймовый артиллерийский снаряд, толстенький, обтекаемый, с острым концом, но состоял он из сложенных лап гарпуна, между которыми был полукилограммовый заряд черного пороха со стеклянной трубочкой воспламенителя. Когда гарпун попадал в тело кита, его лапы раскрывались, и при малейшем движении животного линь гарпуна натягивался, раздавливал воспламенительную трубку — и следовал взрыв пороха.

Пушка Фойна (иногда сразу две пушки, вторая для подстраховочного выстрела, если первый не убивал кита) стояла на носу парового китобойного суда, дистанция выстрела обычно не превышала 30 м. Сам Фойн не был ни оружейником, ни химиком, ни даже опытным гарпунером — он был владельцем небольшой флотилии китобойных судов. Но у него хватило здравого смысла не выдумать ничего самому, а обратиться к специалистам — американским китобоям. Те и рассчитали ему оптимальные параметры пушки, конструкцию гарпуна, а воспламеняющую жидкость для запала составил его соотечественник пастор Ханс Эсмарк, сын известного норвежского минералога профессора Йенса Эсмарка и тоже не чуждый минералогии и химии человек.

В 1870 году Фойн запатентовал свою пушку, но почти сразу ее стали совершенствовать. Появились гарпунные пушки, которые заряжались с казенной части, с бризантными зарядами вместо порохового. Но притом сохранялся главный принцип Фойна — достаточно мощная пушка с достаточно мощным зарядом взрывчатки на достаточно быстроходном китобойном судне.

К концу XIX века все более или менее крупные популяции китов в Северном полушарии были перебиты до такой степени, что их остатки утратили рентабельность для промысла, и китобои устремились к Антарктике, в край еще непуганых китов. В самом начале XX века норвежский полярный исследователь Карл Ларсен основал на Фолклендских островах Compania Argentina de Pesca (Аргентинскую рыболовную компанию) и стал ее исполнительным директором. К рыболовству это предприятие с британско-аргентинско-норвежским капиталом имела косвенное отношение, главным ее бизнесом был китобойный промысел.

На побережье острова Южная Георгия были построены перерабатывающий завод, поселок для его рабочих и для команд китобойцев, отдыхающих между рейсами, лютеранская кирха и дом для Ларсена. Отсюда, с Южной Георгии, в 1922 году в антарктические воды ушла в свой первый рейс китобойная база — плавучая фабрика по разделке и переработке китов прямо в море, и сюда, в Антарктику, переместился центр китобойного промысла. В период между мировыми войнами до 70% китового жира получали из антарктических китов.

Свену Фойну в 1915 году благодарные сограждане поставили памятник в его родном городе Тенсберге. Часть побережья Антарктиды носит название Берега Фойна — так назвал его Карл Ларсен еще в бытность простым полярником, словно предчувствуя свое будущее коммерческое призвание.

Китобойня

В послевоенное время на помощь китобоям пришли авиация и сонары, и некогда героизированный промысел китобоев окончательно превратился в монотонный, тяжелый и в буквальном смысле грязный труд на грандиозном конвейере по избиению китов. В конце 1950-х годов в Мировой океан вышел советский китобойный флот. Во всех океанах планеты работали пять китобойных флотилий, причем четыре из них были самыми большими в мире. Каждая состояла из огромного судна-матки с фабрикой по переработке убитых китов и двух десятков мощных и быстроходных китобойцев, небольших по сравнению с плавбазой дизель-электроходов с неограниченной мореходностью, то есть способных самостоятельно плавать в любом районе Мирового океана.

Первые из них были переделанными минными тральщиками, но потом был налажен их выпуск на Николаевском судостроительном заводе. По иронии судьбы после того, как СССР в конце 1970-х годов свернул китобойный промысел вдали от своих берегов, часть из них передали военным, а те, в свою очередь, переоборудовали их в малые разведывательные корабли, официально — суда гидрографической службы, те самые «суда-шпионы», как их принято называть в западных СМИ.

В 1950–1970-е годы СССР был мировым лидером по добыче китов, конкурировала с ним только Япония. Потом подсчитали, что на долю СССР пришлось 43% добытых в мире китов, Японии — 41%. Только верить этим цифрам можно с большой натяжкой, на китобойных базах в море находились наблюдатели-ученые, но на советских базах — советские ученые, а на японских — японские и т. д. Лишь за пару лет до введения всеобщего моратория на добычу китов страны начали обмениваться наблюдателями.

Квоты и запреты

В 1982 году Международная китобойная комиссия (International Whaling Commission; IWC) ввела мораторий на коммерческий китобойный промысел любых видов китов начиная с сезона 1985/86 года. Мораторий не запрещал только аборигенный промысел для коренного населения Чукотки, Гренландии, Аляски и карибского островного государства Сент-Винсент и Гренадины. До этого, начиная с 1930-х годов, морские биологи разрабатывали квоты добычи по каждому виду кита, которые рекомендовали китобоям правительства стран, подписавшие в 1931 году Международную конвенцию по регулированию китобойного промысла в Антарктике, а с 1946-го, года ее основания, квоты утверждала IWC.

Против моратория выступили и не подчинились ему Норвегия, Исландия, Перу, Канада, Япония и Советский Союз. Но в нашей стране китобойный промысел к этому времени сам собой сошел практически на нет, потому что китов в океане стало слишком мало, чтобы оправдать расходы по их добыче. Еще в 1979 году три китобойные базы из четырех были переоборудованы под переработку рыбы, а в 1987 году в свой последний рейс сходила четвертая — «Советская Украина». Со временем Перу, Канада и Россия (как правопреемник СССР) присоединились к мораторию. Только Норвегия и Исландия до сих пор ведут промысел китов без оглядки на международные соглашения, но теперь только в своих экономических зонах.

И с Японией сладить пока никак не могут. Формально она в конце 1980-х присоединилась к мораторию (под угрозой санкций США), но продолжала бить китов «в научных целях» по всему Мировому океану, не в таких, разумеется, масштабах, как в XX веке, но и явно превышая нужды даже самых широких «научных целей». В прошлом году она решила прекратить лицемерить, вышла из IWC и возобновила коммерческий китобойный промысел в своих внутренних водах, правда, одновременно прекратив свой 32-летний «научный» китобойный промысел в антарктических водах. Сколько было нужно японским ученым китов в совсем недавнем прошлом, можно показать на примере одного года, например 2012-го: Норвегия и Исландия вместе в коммерческих целях убили в том году 464 кита, Япония в «научных целях» — 424.

Впрочем, разрешенный аборигенный промысел тоже лукавое понятие. В том же 2012 году коренное население Гренландии (а его там около 50 тыс. человек) добыло 167 китов, в России (где китов традиционно добывают на Чукотке и где коренное население около 12 тыс.) — 143 кита, население Аляски (около 80 тыс. индейцев) — 69 китов, Сент-Винсент и Гренадины (около 2 тыс. аборигенов карибов, остальные 100 тыс.— негры и мулаты) — двух китов.

Согласитесь, что невольно возникает гордость за наших чукчей-китобоев, которые впереди планеты всей по убитым китам на душу коренного населения (и это без учета того, что там есть еще оленеводы). У них, кстати, есть свои добрые традиции в китобойном деле. В повести «Нунивак» классика советской литературы Юрия Рытхэу, родом из тех краев, рассказывается, как местных китобоев после войны вооружили противотанковыми ружьями Дегтярева. В конце 1960-х спохватились и решили забрать их назад, но оказалось, что почти все пэтээры у чукотских китобоев «случайно утонули».

Как оглушить кита

В 1980-х годах, когда стало ясно, что добычу китов пора прекращать, если мы хотим, чтобы они вообще остались на планете, морские биологи наконец впервые задались вопросом: а не слишком ли больно киту, когда его убивают? Здесь опять лидировали норвежцы, точнее, норвежские морские биологи. До 1984 года в Норвегии китобои использовали «холодные» гарпуны, то есть гарпуны без детонирующего устройства. С 1981 по 1983 год учеными были собраны данные о кончине 353 загарпуненных китов. Критериями, по которым определяли время их смерти, были прекращение движения плавников, расслабленная нижняя челюсть и то, что кит неподвижно висел на гарпунном тросе.

Выяснилось, 17% животных погибли мгновенно, остальные агонизировали в среднем в течение девяти с половиной минут. Животные умирали быстрее всего при попадании гарпуна в мозг, сердце или крупные кровеносные сосуды. При повреждении только легких они умирали медленнее, чем наземные млекопитающие. Из этого исследования вытекало, что эффективность холодных гарпунов надлежало повысить — исключительно в гуманных целях, разумеется. В 1984 году они были заменены гарпунами с пентритовыми гранатами. Пентрит — мощное взрывчатое вещество, военные им снаряжают кумулятивные боеприпасы. А его производное — пентаэритритила тетранитрат — компания Pfizer выпускает с 1959 года как лекарство. Как и родоначальник современных взрывчатых веществ — нитроглицерин, оно хорошо помогает сердечникам.

Данные о времени выживания 259 китов после попадания в них гарпуна с пентритовой гранатой были собраны в ходе испытаний в охотничьи сезоны 1984–1986 годов. Около 45% китов были убиты мгновенно. Дальнейшее совершенствование пентритных гранат и специальная программа тренировки гарпунеров на меткость позволили достигнуть уровня 60% моментально убитых китов и снизить среднее время агонии не сразу убитых китов до шести минут. Это хороший показатель — у японцев, по данным ученых из Бристольского университета, он равен 30%.

Но японцы тоже стараются. Не так давно ими был опубликован метод, применяемый в рыболовном кооперативе Taiji, который заключается в перерезании (рассечении) спинного мозга раненого кита с закупориванием раны металлическим стержнем, чтобы сопутствующее кровотечение было внутренним. Правда, у европейских специалистов по умерщвлению китов метод вызывает сомнения, они считают, что он вызывает лишь паралич, а смерть, напротив, задерживает.

По данным ученых Норвежской школы ветеринарных наук (ныне входит в Университет биологических наук Норвегии), использование электрического тока теоретически, по анатомическим причинам, должно быть эффективным методом убийства китов. Но результаты экспериментов с электрическими гарпунами были противоречивыми, главным образом из-за технических проблем. Поэтому использовать практически этот метод представляется ученым преждевременным.

Однако главная проблема науки о гуманном убийстве китов состоит в том, что единственный вид, у которого сформулированы официальные критерии смерти,— это люди, да и те спорны, причем предметом дебатов является определение момента смерти мозга. Пока критерием смерти кита, который использует IWC, служит полная неподвижность животного, что, как понятно даже неученым людям, негодный показатель. Поэтому на повестку дня сейчас выходит предубойное оглушение китов, практикуемое на мясокомбинатах для убойного скота. Словом, тут ученым еще работать и работать.

А тем временем в большинстве стран, которые продолжают вести коммерческий, научный и аборигенный китобойные промыслы, используются гарпуны с норвежскими PETN (пентритовыми) гранатами, разница только в калибре гарпунных пушек — от 90 мм в Исландии до 50 мм в Гренландии и Норвегии.

Отечественная наука о гуманном убийстве китов ничего предложить не может, потому что ее у нас фактически нет. Так что нельзя исключить, что наши потомственные китобои на Чукотке до сих пор используют «случайно утонувшие» пэтээры образца 1941 года.

Ася Петухова

90 000 китов в последнее время большие. Как это произошло?

Изменение климата и появление огромного количества пищи три миллиона лет назад сделали маленьких китов самыми крупными животными в истории Земли, сообщает Proceedings B.

Доктор Ник Пайенсон из Смитсоновского национального музея естественной истории в Вашингтоне, округ Колумбия, Джереми Голдбоген из Стэнфордской морской станции Хопкинс и Грэм Слейтер из Чикагского университета являются авторами исследования о прошлом китообразных.Результаты очень интересные.

Эти млекопитающие появились около 50 миллионов лет назад и большую часть этого времени оставались мелкими животными. Анализ их останков из коллекции Смитсоновского института показывает, что они достигли своих гигантских размеров только в последние три миллиона лет. Мелкие виды вымерли, а появились огромные — вроде синего кита, вырастающего до 30 метров. Хотя некоторые из динозавров были длиннее, ни один из них не достиг такой большой массы тела.

Это стало возможным благодаря изменению климата (конец теплого плиоцена и плейстоценового оледенения).Благодаря ледяному щиту холодная, богатая питательными веществами вода достигла поверхности, что способствовало росту водорослей и организмов, которые ими питались. Криль, или мелкие ракообразные, которыми питаются киты, стали местами скапливаться в таких концентрациях, что достаточно было широко открыть пасть и процедить их через китовый ус, чтобы поесть. Их большие размеры позволяли китам более экономично перемещаться с одного места нагула на другое.

Хотя вероятность истребления китобойного промысла значительно снизилась, ему по-прежнему угрожает изменение климата.По мнению специалистов, в течение следующего столетия глобальная температура может подняться на 3-4 градуса Цельсия, что приведет к исчезновению пищевых ресурсов, которыми питаются морские гиганты (особенно синий кит питается исключительно крилем). Снова будет преобладать климат, близкий к теплой эпохе плиоцена.

Источник: PAP

.

Киты - естественная история - Wszechnica

Тема следующей лекции доктора. Дэниел Тыборовский из серии «Среда встречи с историей Земли» — это эволюция китов. Палеонтолог из Музея Земли Польской академии наук в Варшаве рассказывает о десятках миллионов лет эволюции этих морских млекопитающих и указывает на примеры интересных приспособлений, которые сформировали этих животных для жизни в водной среде.

Не можете посмотреть лекцию? Слушайте подкаст:

Китообразные заселили экологические ниши в морях, которые в мезозойскую эру занимали рептилии, которые, как и динозавры, вымерли в основном 65 млн лет назад.Как и морские рептилии до этого, китообразные достигли самых разнообразных форм, размеров и положений в экосистеме. Однако, в отличие от морских рептилий, киты относятся к монофилетической группе , т.е. имеют одного предка.

Доктор Даниэль Тиборовски описывает эволюцию китов и выделяет интересные эволюционные адаптации, которые развили этих животных. Что может быть удивительно, ближайшими родственниками китообразных на сегодняшний день являются парнокопытные млекопитающие , а точнее гиппопотамы.Древнейшим ископаемым предком китообразных, возраст которого составляет 48 миллионов лет, является Indohyus . Это небольшое хищное млекопитающее, похожее на ласку или куницу, вероятно, было способно к полуводному образу жизни. Прадедом всех китов считается Pakicetus , который был размером со среднюю собаку.

Как киты пришли к современному виду за десятки миллионов лет? Приглашаем вас прослушать всю лекцию Dr.Дэниел Тиборовски, тема которого — эволюция китов.

90 016 Пароль

Организатор лекции:

***


Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Poland.

.

Как эволюционировали киты?

Киты, включая дельфинов и
морские свиньи входят в отряд китообразных. Путь эволюции этих животных является одним из
более известный. Поскольку океаны изначально были домом для наших далеких предков-рыб, процесс повторной адаптации к таким условиям
чрезвычайно увлекательно. Диверсификация 9000 2 китобойный промысел начался на суше. Как так получилось, что у млекопитающих
которые вели земной образ жизни, были созданы сегодняшние киты, дельфины и
морские свинки?
Спящие кашалоты.Источник: https://www.business-biodiversity.eu

Киты, дельфины и морские свиньи - морские млекопитающие

Почему киты включены в
? млекопитающие, и их не считают отдельной группой? В основном это связано с
тем, что они теплокровные животные. Хотя они и рудиментарные, у них
волос. (преимущественно во внутриутробном периоде). Они живородящие и выкармливают детенышей молоком. Дыхание 9000 2 происходит из-за функции легких. Китообразным приходится то и дело всплывать
чтобы получить воздух.Структура конечности гомологична
конечностям. млекопитающие, а устья мочевыделительной и пищеварительной систем раздельные - китообразные не
у них есть плащи. Еще один пример, о котором стоит упомянуть, это наличие кубиков
. слуховой.

Зубы дельфина и китовый волос. Источник: http://www.pbs.org/odyssey с поправками. д.

Характеристики
китообразных, отличающим их от других млекопитающих, является значительное уменьшение шерсти, усов,
ушная раковина, задние конечности.Ноздря находится на макушке,
что облегчает поступление воздуха. Китообразные обладают способностью значительно расширяться
зрачки лучше видят в глубине при ограниченном освещении. Жизнь
в такой среде больше приспособлений органа зрения, о которых я писал здесь . Миоглобин этих животных
большее сродство к кислороду, чем у наземных млекопитающих, что позволяет
более длительное время погружения. Круглая форма и превращение рук в ласты и
развитие спинного плавника еще одна адаптация к морскому
среда.Из-за большого количества соли в такой воде также почки китообразных
они проявляют специфичность — состоят из множества более мелких субъединиц. Каналы
полукруглые в ухе кита значительно уменьшены, чтобы сделать упражнение другим
тип движения в воде не вызывал головокружения. В какой-то момент
В ходе эволюции китообразные приобрели специализированные навыки эхолокации.
Ноздри кита. Источник: http://kelimecik.com
Утрата дифференциации зубов также является диагностическим признаком — у других млекопитающих есть клыки, резцы, моляры, премоляры, а у китообразных зубы только одного типа.Это реверсия, то есть вторичное развитие уже произошедшего признака, потому что, заметьте, у рептилий тоже нет разнообразных зубов. Изменение этой черты происходило постепенно по мере эволюции китообразных из группы зубатых китов.

Ближайшие родственники китов

На сегодняшний день ближайшими родственниками
китов являются бегемоты. Это подтверждается не только наблюдениями и различными аналогиями, но и прежде всего молекулярными исследованиями.
Есть ретровирусы, способные к обратной транскрипции.
Одним из самых известных является ВИЧ. Известно, что такие вирусы могут постоянно интегрироваться в чужой геном. У человека
последовательности также были обогащены различными вирусами в процессе эволюции. Остаток в ДНК ретровируса
представляет собой образовавшийся транспозон — последовательность в ДНК, способную перемещаться
в геноме. Исследования в области молекулярной генетики показали, в частности, тот факт, что
гиппопотама и китообразных имеют общие транспозоны в геноме, которые находятся в одних и тех же
местах, указывает на то, что они произошли от общего предка.Подумайте
так сколько ваши предки попали с названием "морская свинья" (бегемоты относятся к отряду морских свиней), в
в отличие от "кит" (кит не рыба, конечно).

Представьте океаны без
китов. Ты можешь? Около 50 миллионов лет назад, в эоцене, на территории нынешнего
Пакистана предки китообразных - лужайки, представляющие собой
парнокопытных хищников - регулярно заселяли водную и наземную среды, обитая в
эстуариях в тогдашнее море Тетис. .Как и бегемоты, большую часть своей жизни они проводили в воде.

.
Море Тетис. Источник: Lenny222, Викимедиа

Эволюция китообразных

Одним из старейших известных
предков китообразных является Pakicetus .
таких останка были найдены в Пакистане. Это было небольшое наземное животное, непохожее на сегодняшних китов или дельфинов. Строение его черепа
указывает на адаптацию к слуху под водой, а его зубы во многом похожи на зубы более поздних ископаемых китов.Тем не менее,
, это был наземный вид, питающийся на суше, который систематически извлекал выгоду из водной среды
. Он населял поймы. Близкородственным
из Pakicetus был Indohyus , чьи
окаменелости расположены на территории современного Кашмира. Он также демонстрировал черты, близкие к
китообразным, такие как структура костей, облегчающая погружение и удержание тела под водой
. Считается, что Indohyus является
видом, эволюционно сестринским по отношению к Pakicetus .
Датируется раньше, чем Pakicetus и Indohyus
— это Himalayacetus , который также
обитал в море Тетис и показал адаптацию к водно-наземной среде
.

90 150

Пакисет . Автор: Гедогедо, Wikimedia

.
Ambulocetus — вымершее млекопитающее, которое, скорее всего, было другим
. переходная форма между парнокопытными наземными млекопитающими и китообразными, или
также произошли от одного и того же близкого предка.Он жил в бухтах моря Тетис
и устья к этому водохранилищу. Он был больше, чем Pakicetus или Indohyus ,
. он был около 3 метров в длину. U Амбулоцет
Можно заметить эволюционное начало удлинения морды, эффект которого виден в
году. современные киты и дельфины. Он еще мог передвигаться по земле, но
он проводил больше времени в воде. Вероятно, на основе сборки
таз и позвонки, плавали так же, как выдры.Он был хищником, он охотился на
жертвы, вероятно, как сегодняшние крокодилы. Его верхняя и нижняя челюсти
предполагают, что он мог проглотить пищу во время погружения. У него больше не было
ушные раковины, а структура внутреннего уха указывает на то, что он, возможно, слышал под
воды. Из-за отсутствия носовых раковин Ambulocetus требовалось
, чтобы лучше слышать на суше. положить голову на землю. Слух под водой был еще одной специализацией Ambulocetus , поскольку эта функция уже присутствовала в Pakicetus .

Ambulocetus , реконструкция. Источник: http://www.amnh.org

Следующие ссылки в эволюции
Китообразные, основные или боковые линии, были Dalanistes , Andrewsiphius,
Kutchicetus
и Remingtonocetus . Все
четыре относятся к одному семейству — Remingtonocetidae .
Местонахождения ископаемых этих животных находятся в Пакистане и на западе
. Индия, где в то время были поймы, эстуарии, заливы,
лагуны.Хотя между видами этих юридических прав были показаны некоторые различия, согласно
можно утверждать, что они лучше приспособлены к водной жизни в
году. по сравнению с Ambulocetus . В
Например, на основании изотопных исследований зубов можно констатировать, что они не были
уже зависят от пресной воды. Как я уже писал ранее, одна из адаптаций
Китообразные для постоянной жизни в водной среде имеют более мелкие полукружные каналы в 90 002 ухо, которое позволяет держать
остаток средств.Каналы меньшего размера ограничивают движение эпителия, что предотвращает регургитацию
голову при выполнении различных видов движений, например, при вращении под водой. Это,
что еще можно рассматривать как ориентацию на водную жизнь это
уменьшение конечностей.

Ремингтоноцетус . Автор: Нобу Тамура, Wikimedia

Следующие звенья в эволюции китообразных
они уже появлялись в других водах (хотя некоторые из них были еще Море
Тетис), что объясняется изменениями окружающей среды, вынудившими закон быть
миграция. Родхоцет неподвижный
обитали в водах современного Пакистана, но останки Protocetus были найдены в районе
сегодняшний Египет. Ученые спорят о том, является ли вид
из семейства Protocetidae , к которому
принадлежали вышеупомянутые животные, еще рожавшие на суше. Maiacetus , другой род юридических прав,
принадлежащих рассматриваемому семейству, было найдено вместе, вероятно, с
плод, ориентация которого указывает на то, что роды произошли на суше.

Виды, принадлежащие к семейству Protocetidae
, еще больше специализируются на адаптации к морской среде.
Задние конечности еще больше редуцированы, а руки, возможно с перепонками, повернуты к плавникам. Слуховые косточки все в большей степени напоминали таковые у современных китов. Тело
становилось все более и более обтекаемым, уровень глаз опускался, чтобы китам было легче обнаружить добычу под водой. Ноздри взметнулись вверх.

Майацетус с потомством. Источник: http://www.wired.com

На территории нынешних США
также обнаружен другой вид праведников семейства Protocetidae Georgiacetus , близкородственный другим упомянутым ранее. Он характеризовался тем, что был более массивным, а его череп
был примерно на 30% длиннее. Georgiacetus
и Protocetus датированы
, вероятно, немного моложе, чем Maiacetus
и Rodhocetus Protocetidae хвостового плавника, вероятно, еще не было.

Грузия ацетус . Автор: Алан Кресслер

Более молодыми и даже более специализированными правалами были базилозавры и дорудоны. Название первых
«аур» вместо «цетус» связано с тем, что первый скелет базилозавра
был обнаружен еще в 19 веке и изначально считался рептилией.
Останки дорудонов до сих пор были найдены на территории современного Египта и Соединенных Штатов Америки
, как и останки базилозавров. Дорудоны были в 90 002 раз меньше базилозавров. Последние были длиной около 20 метров и длиной около 5 метров. Первоначально считалось, что несовершеннолетние были
молодыми особями рода Basilosaurus, но открытие настоящих
молодых базилозавров развеяло эти предположения.

Дорудон.Источник: ЕваК, Викимедиа

Этих животных уже было в эксплуатации
наверное только в соленой воде. Базилозавриды
они были хищниками, как и их предки. Здесь также прогрессировали ноздри и регрессировали задние конечности. Хвостовой плавник наверное уже появился, еще
однако характерное дынеобразное возвышение головы отсутствовало, а
эхолокационная способность, если таковая существовала в то время, составляла значительно
Ограничено.

Basilosaurus , автор: Дмитрий Богданов, Wikimedia


Еще более молодыми видами китообразных являются Janjucetus и Mammalodon . Обе эти группы были обнаружены в районе сегодняшней
Австралия. Они были тесно связаны друг с другом. Косточек у них еще не было. Меньше
больше с этого момента раздвоение прав на будущее
более выражено костные и зубные виды.Младший Aetiocetus
уже имел черты, которые приближали его к косточкам, хотя и не обязательно
. был промежуточным видом. В то время как у следующего рода, , Eomysticetus , не было зубов, вместо этого он был оснащен
зубами. на косточках и младших Cetotherium
(15-10 млн лет назад, найдено на территории современной Европы) в
значительных он уже напоминал сегодняшних усатых китов. Его стратегия
питание основывалось на отфильтровывании планктона.Подробнее об эволюции косточек
вы можете прочитать здесь .

Что касается второй группы китообразных, то Squalodon ,
эволюционировали в направлении современных
зубатых китов, которые, как можно предположить на основании строения черепа, имели
, вероятно, более эффективную и развитую, чем прежде, специализацию эхолокации способность. Во время
зубных изменений, около 15 миллионов лет назад, морские свиньи также начали диверсифицироваться среди
зубатых китов.

Эволюционно молодым предком дельфинов был Кетриодон , охотившийся с помощью эхолокации. Эта способность была узкоспециализированной для него, как и для современных дельфинов.

Сквалодон. Источник: Goombasaurusrex, http://es.dino.wikia.com

Современные дельфины и другие киты

Интересными примерами в эволюции последних являются современные
речные дельфины, населяющие Амазонку, великие реки Южной Азии и
Парана в низинах Ла-Платы.Из молекулярных исследований видно, что все эти группы состоят из
животные эволюционировали в каждой из трех упомянутых отдельно местообитаний, составляя
в то же время пример правила эволюции, которое является параллелизмом - независимым
появление сходных приспособлений у близкородственных видов, в результате чего
живут в похожей среде. Речные дельфины характеризуются, например,
определенно более тонкая челюсть, что облегчает плавание между подводными корнями.

Амазонка Ини.Автор: Джейсон Ош, Wikimedia.

Как и в случае с
другие, более развитые виды, а также культурное поведение китообразных и
социальные играли роль в эволюции. Примером может служить появление
менопауза и гомосексуальность у дельфинов. Первое явление довольно редко встречается в
году. млекопитающие. У дельфинов эволюционно это гипотетически объясняется, например, необходимостью вести за собой стадо из
опытными самками. С другой стороны, гомосексуальность вероятно, как и у других млекопитающих, является результатом эволюции альтруизма.Однополые спаривания также неоднократно наблюдались у дельфинов,
и даже забота о детях, что также играет роль в эволюции
группа и сближается с другими видами. В дополнение ко всей летописи окаменелостей,
генетическое датирование и исследование , доказательства вышеописанного происхождения китов
есть также различные виды наблюдений и косвенных свидетельств. Например, стучать по
в течение эмбриональной жизни у есть волосы и усы или их почки.
Косточки во внутриутробном периоде имеют зубы, а сами косточки являются продуктом ороговевшей кожи, а не зубов. У взрослых сохранился рудиментарный таз, который в прошлом был
. его можно было бы использовать для совокупления, и на сегодняшний день его основная задача - всего лишь
прицепы для репродуктивных органов. Некоторые виды современных китов в
г. в редких случаях они рождаются с задними конечностями, что является атавизмом - наследственным признаком, выявляемым модифицированной экспрессией гена
для задних конечностей.Он показывает все это вместе с доказательствами в виде
. окаменелости и молекулярные исследования показывают, что предками китообразных были наземные млекопитающие.
Передние и задние конечности эмбриона дельфина и усы плода дельфина.
Источник: J.G.M. Thewissen et al. с более поздним д.


Следует понимать,
что не все виды прекурсантов (их останки) могли выжить. Пока обнаружено не
всех сохранившихся.Описано
последовательных рода и семейства, потому что из
различных видов данного рода или различных видов данных семейств могло образоваться еще
более специализированных группы животных. Другие вымерли и еще другие
тоже отличались, за исключением первой и последующих групп. Поэтому, например, филогенетические деревья не только в случае китообразных следует трактовать схематично.

Ведение научного блога требует затрат.Основная подготовка к написанию статьи часто представляет собой многочасовое чтение учебников и публикаций. Вот я и решил создать профиль на Патроните , где можно легко настроить ежемесячные взносы на развитие своего блога. Благодаря этому он может лучше функционировать и развиваться. Пять-десять злотых в месяц — это не большая сумма для одного человека, но при поддержке многих это становится настоящим, финансовым покровительством блога, благодаря которому я могу уделять больше времени написанию статей.

Литература

Демере, Томас А. и др. «Морфологические и молекулярные доказательства
ступенчатого эволюционного перехода от зубов к китовому усу у усатых китов
». Систематическая биология (2008). Фицджеральд, Эрих М.Г. «Челюсти, похожие на археоцетообразные, у усатого кита
». Письма по биологии (2011). Фордайс, Р. Юэн и Лоуренс Г. Барнс. «Эволюционная история
китов и дельфинов». Ежегодный обзор наук о Земле и планетах
(1994). Джинджерич, Филип Д., и другие. «Новый кит-протоцетид из середины
эоцена Пакистана: рождение на суше, раннее развитие и половой диморфизм
». PLoS один (2009). https://www.sciencedaily.com/releases/2007/12/071220220241.htm Никайдо, Масато и др. «Ретропозонный анализ основных линий
китообразных: монофилия зубатых китов и парафилия речных
дельфинов». Труды Национальной академии наук (2001 г.). Наммель, Сирпа и др. «Эоценовая эволюция слуха кита
». Природа (2004).Thewissen, JGM и Sunil Bajpai. «Происхождение китов как плакат
ребенка для макроэволюции: окаменелости, собранные за последнее десятилетие, документируют
способа, которыми китообразные (киты, дельфины и морские свиньи) стали водными,
перехода, который является одним из наиболее задокументированных примеров макроэволюции в
году. млекопитающие». Бюллетень AIBS (2001 г.). Thewissen, J.G.M., et al. «С суши в воду: происхождение китов,
дельфинов и морских свиней». Эволюция: образование и информационно-разъяснительная работа (2009 г.). Тевиссен, Йоханнес ГМ и Эллен М.Уильямс. «Ранние излучения
китообразных (млекопитающих): эволюционная модель и корреляции развития
». Ежегодный обзор экологии и систематики (2002 г.). Thewissen, Johannes GM, et al. «Скелеты наземных китообразных и
родство китов с парнокопытными». Природа (2001). Thewissen, Johannes GM, et al. «Киты произошли от
водных парнокопытных в эпоху эоцена в Индии». Природа (2007). Тевиссен, Йоханнес Г. М., С. Т. Хуссейн и Мухаммад Ариф. «Ископаемое
свидетельствует о происхождении водной локомоции у археоцетов
китов.Наука (1994).

Уэн, Марк Д. «Происхождение (я) китов». Ежегодный обзор
наук о Земле и планетах (2010 г.).

Теги:.

китов. Что сделало их самыми большими млекопитающими на Земле? - Наука

Как появились на земле такие гигантские голубые киты и чуть меньшие по размеру горбатые киты и кашалоты? Ведь даже динозавры были меньше их.Ученые годами ищут ответ на этот вопрос. Их заинтриговало не только то, как киты стали такими гигантами, но и - почему? Было ли это защитой от других великих животных, которые жили в океанах миллионы лет назад? До недавнего времени исследователи так предполагали, но оказалось, что они ошибались. Тайну размера китов разгадали океанологи из Океанографического института Вудс-Хоул и Смитсоновского национального музея естественной истории в Вашингтоне. Они посмотрели на скелеты вымерших предков современных гигантов и обнаружили, что киты стали такими огромными всего несколько миллионов лет назад, что позволило им охладить климат.Результаты исследования были опубликованы в одном из последних выпусков «Proceedings of the Royal Society B».

Киты — представители семейства усатых — существа, у которых вместо зубов есть ряды костных структур, называемых китами, которые позволяют им вытягивать крошечную пищу из океанской воды.Предков самого крупного из них исследовала команда доктора В. Ник Пайенсон из Смитсоновского института. Ученые тщательно измерили останки 63 предков китов разных эпох, собрали данные о размерах современных китообразных и даже исторические данные по уловам. На этом основании они установили, что киты внезапно выросли в размерах около трех миллионов лет назад. Более того, несколько разных видов косточек стали расти одновременно, совершенно независимо друг от друга. «Это как если бы животные размером с минивэн внезапно превратились в монстров размером с два автобуса в океане», — живо рассказывает доктор Пайенсон в National Geographic.

Киты, несмотря на свои огромные размеры, имеют пищевод размером с грейпфрут, через который не может пройти ни одна крупная рыба.

Может быть, это время, когда природа изобрела косточки, позволяющие китам эффективно ловить пищу? - Косточки уже живут в мире не менее 30 миллионов лет, - говорит доктор Пьенсон. Этот тип кормления, который включал слив пищи из воды, появился вскоре после того, как они вернулись в море с суши. Киты произошли от мелких наземных млекопитающих, а их ближайшими родственниками, живущими сегодня на суше, являются парнокопытные млекопитающие, т.е.оленей, верблюдов и бегемотов. «Много лет назад косточки не были такими большими, как сегодня», — говорит доктор Джереми Голдбоген из Стэнфордского университета. Первые были не крупнее среднего наземного млекопитающего.

Так что же произошло три миллиона лет назад? Доктор Пайенсон рассмотрел изменения климата, которые произошли на земном шаре в этот период.И он нашел разгадку загадки. В то время как киты внезапно росли, климат медленно охлаждался. Менее 3 миллионов лет назад, после еще достаточно теплого плиоцена, наступил плейстоцен - ледниковый период, и его первым предвестником стало появление в Северном полушарии все более крупного ледяного щита. Благодаря этому толстому слою льда полностью изменились условия в Мировом океане, произошла быстрая смена воды - холодная, богатая питательными веществами, она перемещалась из глубин на поверхность.В океанах температура начала колебаться в зависимости от сезона.

Менялся и климат на суше.Зимой ледники пробирались далеко на юг, а летом отступали на север, оставляя растаявший ил, богатый растительными остатками. Она стекала в моря, где все больше и больше крошечных существ — ракообразных, называемых крилем, которые в этих благоприятных условиях плодились как сумасшедшие. Для усатых это означало стол, наполненный едой, как никогда раньше. Достаточно было открыть рот, чтобы собрать огромную порцию еды.

Неудивительно, что тела китов расширились до огромных размеров.Доказано, что это дает им очень ощутимые преимущества. Чем крупнее кит, тем эффективнее он ловит — крупное животное с огромными челюстями может собрать больше криля. Большие и крепкие тела позволяли преодолевать сотни километров в поисках пищи. Косточки выросли до размеров, которые позволяли им принимать за один глоток столько воды, сколько они весили, и проглатывать полтонны еды. Весь мир должен был стать их промыслом.

И это так сегодня.Каждый год киты пересекают океаны в поисках косяков криля. Они делают это по-разному. Гренландские киты живут небольшими стадами и ищут пищу вместе, в то время как синие киты и горбатые киты обычно плавают поодиночке и образуют пары только во время брачного периода.

Размножаются они редко — самки больших китов рожают детенышей каждые 2-3 года после почти годичной беременности.Маленький синий кит является самым крупным сразу после рождения — его длина достигает семи метров, а вес может достигать трех тонн. Она сразу же начинает сосать очень жирное молоко матери и питается им около семи месяцев, за это время самка теряет четверть своего веса — такое энергетическое усилие для нее, чтобы прокормить растущего гиганта. Затем молодняк кормится самостоятельно, а мать может вернуться в охотничьи угодья и через год-два, когда восстановит силы, искать себе партнера. Или на самом деле слушать его.Синие киты и другие киты находят себя в океанах с помощью одной из самых необычных и совершенных систем коммуникации в животном мире — знаменитых песнопений, использующих специфическое движение звуковой волны в воде.

Киты, особенно синие киты и горбатые киты, — самые громкие животные на планете.Они могут издавать звуки до 190 децибел, которые мы слышим. Однако некоторые звуки, которые они издают, для нас неслышны.

Все киты разговаривают друг с другом на очень низких частотах, а общаться под водой они научились давным-давно, еще до того, как достигли гигантских размеров.Другая группа исследователей из Смитсоновского института доказала это, с помощью компьютерной томографии изучив останки черепа древнейших из известных предков китов, возраст которых составляет 30 миллионов лет. Ученые обратили особое внимание на строение их уха. Они обнаружили, что изменения, которые позволяют китам издавать высокие звуки и слышать пение своих родственников, произошли быстро после того, как их предки отказались от наземного образа жизни и спустились в море. Произошло это, по оценке исследователей, около 27 миллионов лет назад.

Поскольку киты начали быстро расти, увеличился и диапазон издаваемых ими звуков.Благодаря этому они могут общаться на расстоянии до тысячи километров. Именно столько времени требуется гигантскому самцу, чтобы найти самку. Мы до сих пор не знаем, что они поют друг другу, но известно, что речь кита сильно меняется. Они начинают передавать все ниже и ниже частоты, потому что более высокие частоты — едва улавливаемые человеческим ухом — почти полностью заглушаются звуками двигателей больших кораблей.

Однако киты не смогли приспособиться ко всем изменениям.Они терпеть не могли человека, который охотился на них последние несколько столетий, чтобы добыть жир и косточки для женских корсетов. Ученые подсчитали, что к середине 20 века, когда эти животные были поставлены под строгую охрану, китобои уничтожили около 300 000 особей. эти животные. В южном океане вокруг Антарктиды они убили 99 процентов. китов, живущих там, подсчитали исследователи из Университета штата Орегон. Однако оставшиеся 200 животных по-прежнему обладают довольно разнообразными генами, которые, вероятно, позволят им избежать генетических заболеваний, столь распространенных в небольших группах умирающих животных.

Сегодня количество косточек потихоньку начинает расти, но их подстерегает другая опасность – повышение температуры в Мировом океане.Из истории других великих видов, родившихся в ледяном климате ледникового периода, мы знаем, что высокие температуры для них смертельны. Так вымерли мамонты, саблезубые тигры и южноамериканский мегатериум. Киты выжили в холодных океанах, но повышение температуры сильно истощило запасы криля, которым они питаются. Д-р Мария Андреа Пинонес из чилийского Centro de Estudios Avanzados en Zonas Aridas подсчитала, что за последние 40 лет количество криля вокруг Антарктиды, в ее излюбленном промысле китов, уменьшилось на 70-80 процентов.

Это может означать, что киты станут карликами и со временем вернутся к своим прежним размерам: их длина составит не несколько десятков, а несколько метров.Они не могут перейти на другую пищу. Несмотря на свои огромные размеры, у них все еще есть пищевод размером с грейпфрут, через который не может пройти ни одна более крупная рыба.

Может случиться и так, что криль вымирает так быстро, что киты не успевают приспособиться к уменьшенному пищевому рациону и умирают от голода.Это будет определенный конец эпохи великих млекопитающих на нашей планете.

.90 000 Чего мы не знаем о китах

Чего мы не знаем о китах

Несколько месяцев назад я брал интервью у американского океанографа Кейт Стаффорд. Она рассказала мне о гренландских китах, которые являются единственными китами, которые живут в Арктике круглый год, могут ломать полметра льда, имеют самый толстый слой жира под кожей и самые длинные косточки. Кроме того, во время арктической зимы они часами поют в темноте, распевая удивительные песни, неограниченные по форме.Каждый из них поет по-разному каждый раз, каждый сезон. И все же никто не знает, почему.

С тех пор я не могу перестать думать о китах. Я помню свое пребывание на краю света, на патагонской Огненной Земле, в Доме костей в Эстансии Харбертон на знаменитом проливе Бигл. Кости выброшенных на берег горбатых китов и дельфинов варятся там в котлах, а после очистки командой ученых и волонтеров размещаются в музейных коллекциях по всему миру. Смотрю на фотографии полутораметровых черепов китов на косточках и зубатых дельфинов.Без блестящей шелковистой кожи они выглядят куда менее дружелюбно, чем-то напоминают аллигаторов. Меня удивляют удивительные способности этих животных, их родство с нами, их неприступность. Прочитав книгу Ника Пайенсона «Киты-шпионы», я знаю, что это состояние будет продолжаться еще долго.

ПЕСНИ

Мы не знаем, какие другие виды китов на самом деле поют сами, например, горбатые киты, низкое, протяжное мурлыканье которых мы, вероятно, знаем лучше всего.Мы выдвигаем различные гипотезы: возможно, так киты сообщают о своем местонахождении, а возможно, это одна из их репродуктивных стратегий. Однако проверить это сложно. Загадкой остаются не только песни китовых усов, но и звуки, издаваемые зубатыми китами, например, визг дельфинов - безусловно, эхолокация, но что еще? Как пишет Пайенсон: «Серия щелчков кашалота в километре под водой может передать наблюдения о месте обеда или ощущении космоса — мы не можем судить об этом или распознать разницу, потому что смысл их языка — загадка». когда не знаешь контекста.Все попытки расшифровать любой язык из тарабарщины писков, чириканий и быстрых постукиваний не увенчались успехом, потому что киты живут в столь чуждом для нас мире».

И все же мы давно осознали, что эти песни важны и несут в себе важное, хотя и нечитаемое для нас послание. Приветствия на 55 человеческих языках были записаны на медных пластинах, которые были упакованы на борту космических аппаратов «Вояджер-1» и «Вояджер-2» и запущены в космос в 1977 году. И песня кита.

ТАМОЖНЯ

Мы очень мало знаем.И это несмотря на то, что, как говорит Пайенсон, мы живем в золотой век исследования китов — технологии позволяют наблюдать за ними недоступным ранее способом и раскрывают их совершенно неизвестные повадки. Помеченные животные плавают по морям и океанам с помощью GPS-передатчика, оснащенного камерой. Пока устройство, удерживаемое телом на специальных присосках, не падает, оно собирает информацию о том, что делает, как ведет себя и куда плывет человек. Благодаря маркировке мы узнали об интересной технике охоты на горбатых китов, которые образуют так называемыепузырьковые сети. Один или два горбатых кита двигаются по кругу, выпуская облако пузырей. Когда пузырьки поднимаются на поверхность, они загоняют внутрь стайку рыб. Когда это происходит, горбатые киты делают к нему вертикальный выпад, словно ныряя в бочку. Вы должны увидеть, как волшебно это выглядит сверху, как в кадре летающие над ними дроны. На другом феноменальном подводном снимке, сделанном фотографом Франко Банфи в 2008 году, кашалоты висят вертикально в полной неподвижности.Оказалось, так спят киты — всплывают на поверхность, делают вдох и висят вертикально. Это выглядит потрясающе. До этого момента мы не имели об этом ни малейшего представления. Ученые подсчитали, что кашалоты спят только 7 процентов. свое время, что сделало бы их наименее спящими млекопитающими в мире.

Хотя - кто знает? Потому что о снах других китов мы знаем еще меньше или совсем ничего. Усатые киты, т.е. те виды китов, которые овладели искусством фильтрации пищи (в т.ч.Виды китов, гренландские киты и горбатые киты) являются в этом отношении загадкой, мы понятия не имеем и скорее всего еще не скоро узнаем, что творится у них в мозгу. Только зубатые киты, т.е. те виды китов, у которых развиты эхолокационные системы (кашалоты, зифы, речные (пресноводные) дельфины, морские свиньи и обыкновенные дельфины), открывают о себе некоторые тайны, поскольку, в отличие от первых, их можно держать в неволе. . Все киты дышат осознанно, поэтому они должны думать, чтобы вдохнуть — планировать всплытие на поверхность.Это означает, что пока они спят, часть их мозга должна оставаться активной. Это называется однополушарный сон – одно полушарие спит, другое бодрствует. Кто знает, каково это? Может быть, только родители маленьких детей могут иметь некоторое представление об этом.

РАССТОЯНИЯ

Киты способны преодолевать невообразимые расстояния. Как они ориентируются? Это еще один вопрос, на который нелегко ответить. Конечно, зубатые киты используют для этой цели эхолокацию. В ходе эволюции в их телах выработался своеобразный биологический сонар, позволяющий им видеть мир в звуках.Благодаря этой системе они могут охотиться в мутных водах рек или темных глубинах океана, куда не доходит свет. Но как эта система помогает им планировать длительные поездки?

Среди представителей костовидных рекордсменами являются серые плавники, которые мигрируют на расстояние около 15 000 километров – зимуют в Тихом океане на высоте Калифорнийского полуострова, а летом приплывают на Аляску. С другой стороны, горбатые киты, возможно, наиболее часто встречающиеся киты, мигрируют на расстояние от Гавайев до Аляски, где весной едят сельдь.Откуда они знают, куда идти? Они могут ориентироваться по звездам, но действительно ли они могут их обнаружить? Мы знаем, что у них не очень хорошее зрение. Может быть, они чувствуют магнитное поле Земли? Однако, в отличие от своих океанских товарищей, черепахи не имеют магнетита в своих черепах, поэтому, возможно, киты чувствуют это поле не лучше, чем мы. Может быть, они идут с носом? Подняться на поверхность и обнюхать их путь к еде? Только то, что такая стратегия может работать на расстоянии километра, а не нескольких тысяч километров.Может быть, они используют какие-то акустические знаки в воде? А может все эти советы сразу? В прошлом году была выдвинута гипотеза, что синие киты, которые также мигрируют на невообразимые расстояния, используют память — плавая там, где до сих пор находили вкуснейшие косяки криля. Конечно, им должно повезти, и меняющиеся климатические условия могут привести к тому, что некоторые места больше не смогут их кормить. Это одна из многих забот.

ВОПРОСОВ

Почему нам так сложно изучать этих удивительных животных? Как пишет Пайенсон: «Киты — чрезвычайно загадочные существа, потому что параметры их жизни превышают возможности измерения многих наших устройств; особи перемещаются через целые океаны, погружаются на глубину, недоступную свету, и живут не меньше человека, а то и дольше».О некоторых видах современных китов мы знаем только по черепам, выброшенным на берег морей или океанов. По оценкам, существует более 20 видов зифии, 15 из которых известны только по отдельным телам и черепам, найденным на пляжах. Зифи немного похожа на дельфина-афалин, они составляют около четверти китообразных в мире, но мы о них практически ничего не знаем — они ныряют слишком глубоко, живут слишком далеко в морях, чтобы мы могли их наблюдать.

РАЗМЕРЫ

Киты огромные.Мы это знаем, но я не думаю, что большинство из нас осознают масштабы. Сердце кита размером с тракторную шину. Обыкновенные киты (финалы) и синие киты в период своего роста набирают около 50 килограммов в сутки. Самый длинный из когда-либо измеренных китов — самка, пойманная китобоями в 1926 году, — имела длину 33,2 метра. В свою очередь, самая тяжелая когда-либо взвешивавшаяся особь, тоже самка, весила 136,6 тонны (и была всего 27 метров). Более длинная самка и беременная весила бы намного больше.

Мы обычно думаем, что эра великанов давно закончилась и что все великие существа вымерли вместе с динозаврами. Ну, нет, у нас есть исключительная возможность, я бы даже сказал, привилегия сосуществовать с, возможно, величайшими животными когда-либо - когда-либо! - существовал на Земле. Таких размеров они достигли сравнительно недавно, всего 2 миллиона лет назад. Они тяжелее самых тяжелых динозавров.

УДАЛЕНИЕ

Многие виды трудно изучать, потому что осталось очень мало выживших.Китобойный промысел двадцатого века убил 3 миллиона животных, принадлежащих к разным видам китов. Синие киты едва пережили холокост — мы убили 99% из них. особей, т. е. выжил только 1 процент. тогдашнее население. Наша деятельность на суше тоже не облегчает жизнь китам — навязчиво поселившись там, мы делаем невозможной жизнь речных дельфинов. В 21 веке мы навсегда потеряли китайский вид дельфинов Баджи. Он жил только на реке Янцзы, которую мы перекрыли плотинами.

В свою очередь, калифорнийская морская свинья, именуемая в Америке вакита, сегодня представляет всего дюжину, а то и меньше 10 особей.Встречается исключительно в северной части Калифорнийского залива в Мексике. Это самый маленький кит, на него никто особо не охотится, и тем не менее он регулярно становится жертвой так называемого прилов. В Калифорнийском заливе страстно ловят рыбу тотоаба, плавательный пузырь которой на азиатских рынках стоит несколько тысяч долларов. Незаконно натянутые в бухте рыболовные жаберные сети, ловящие тотоабов так же часто, как и вакит. Ученые трепещут за свою судьбу.

Природа обладает удивительной способностью к регенерации, если только ей позволить.Популяция горбатых китов в Южном океане восстановилась на 70%. до времени китобойного промысла. Серые плавунцы, находившиеся на грани исчезновения в 1960-е годы, настолько успешно восстановили свою популяцию в 1990-х, что были исключены из списка исчезающих видов. Однако не стоит слишком привязываться к этим положительным примерам — сегодня киты сталкиваются с гораздо большими угрозами. В то время как современный китобойный промысел представляет для них меньшую угрозу (каждый год в коммерческих целях убивают относительно небольшое количество китов), корабли, загрязнение окружающей среды и рыболовные сети убивают сотни тысяч из них каждый год.И что будет означать для них прогрессирующее закисление океанов? Что - таяние ледников?

Есть еще очень много вопросов, на которые мы ищем ответы: Почему умирают киты? Почему одни после смерти опускаются на дно, а другие дрейфуют? Почему мы время от времени находим десятки здоровых людей, выброшенных на берег? Что с ними случилось?

Мы никогда не узнаем, как бы выглядела жизнь в океанах сегодня, если бы мы не убили 3 миллиона китов в 20 веке. Мы также не сможем точно сказать, почему киты, жившие на суше десятки миллионов лет назад, оказались в воде.В своей книге Ник Пайенсон излагает вполне последовательные и вероятные научные гипотезы на эту тему, но сам подчеркивает, что мы не будем в этом уверены.

ВЫЖИВАНИЕ

Киты как машины времени - живут десятки, 100 лет, а самые долгоживущие гренландские валы даже 200 лет. Ученые используют информацию из различных источников, чтобы оценить их возраст. У зубатых китов они анализируют слои дентина, предполагая, что каждый из них представляет год их жизни. В косточках тестируют косточки, которые так же, как волосы и ногти, свидетельствуют о долговечности данной ткани, или беруши, послойное скопление воска внутри головы (проблема в том, что, например,у гренландских китов они не образуют читаемых слоев). Ученые также анализируют белки из глаза, которые не заменяются в течение жизни и претерпевают постепенные химические изменения, а у самок — рубцы, которые остаются на фаллопиевых трубах после каждой беременности. Иногда пригодятся фотографии — иногда можно узнать точно такого же человека, сфотографированного несколькими десятилетиями ранее. В другой раз помогают артефакты — в Уткиагвике, Аляска, в 1992 году была убита 15-метровая самка гренландского кита.В ее лопате был найден каменный гарпун, производство которого было прекращено в 1880-х годах в пользу металлического гарпуна. По оценкам, ей было не менее 130 лет (шрамы от беременности на ее яичниках указывали на аналогичную дату). Самый старый экземпляр, возраст которого мы оценили, был добыт в 1995 году и прожил 211 лет.

Что гренландский орех рассказал бы нам о своей жизни? Какие изменения он испытал? Ник Пайенсон пишет еще одну книгу на эту увлекательную тему — на этот раз для детей.За последние 200 лет нашей истории произошли драматические, обычно драматические изменения всей окружающей среды, включая океаны. Китобойный промысел, скопление кораблей, шум, нефтяные вышки, рыболовные сети, словом - множество неизвестных ранее или случайных опасностей. Для этого загрязнения, химикаты и пластик. Я представляю, что гренландский кит потерял много родственников и друзей по всем этим причинам, я, наверное, не совсем понимаю, почему это произошло так внезапно.Она, наверное, скучает по ним. Может быть, в такой преображенной среде она по-другому течет, по-другому охотится? Чего ей не хватает? О чем она мечтает? Возможно, эти мечты ничем не отличаются от наших.

.90 000 самоубийств китов - Пшекруй 9000 1
  1. Читать дальше
    Генетические маргиналии

    Наука

  2. Читать дальше
    Десять новых фактов о смерти

    Наука

  3. Читать дальше
    Как созревает мозг

    Наука

реклама

Французское Agence de Presse прислало нам очень интересную статью Шарля Нуайя, которую мы печатаем ниже (под ответственность автора) в резюме.

Чтение 1 минута

Читать дальше

вокруг кита

Куда поставить кашалота

Kwartalnik / Kultury

В декабре 2017 года на берег Вислы наткнулась фигура кита длиной несколько метров.Вспоминаем разговор с участниками коллектива «Капитан Бумер», которые привезли кашалота в Варшаву. Интервью провел Лукаш Каневски

Географам, биологам, геологам, психиатрам и... детективам предстоит решить волнующую проблему, которой, несомненно, являются самоубийства китов. Началось с того, что в сентябре прошлого года на побережье Флориды группа из 44 китов совершила самое правильное самоубийство, выплыв из моря и лёг на прибрежный песок.Однако это был не первый подобный случай. Подобные несчастные случаи произошли в 1927 г. у берегов Шотландии и в 1938 г. у берегов Южной Африки, где число «самоубийств» достигло рекордного числа 300.

фото: Д. Кр.

В связи со всей этой таинственной историей кропотливые научные изыскания приступили к раскрытию причины «поступков отчаяния» китов.В телах «мертвых» не было обнаружено никаких признаков болезней, мозг «умерших» был в полном порядке, и гипотеза о коллективном безумии рухнула, потому что животные умерли в абсолютном покое. В конечном счете, единственным таким объяснением загадки была гипотеза о «наследственной отягощенности»: предполагается (поскольку скелет плавника кита удивительно похож на человеческую руку), что киты когда-то были наземными млекопитающими и, следовательно, выходят на берег, где , конечно, из-за неадекватных условий они погибают в течение полугода.Эта гипотеза правдоподобна, поскольку в то же время в Южной Америке обитает вид грызунов, который, как известно, является несомненно морским животным. «Наследственное бремя» слышится в этих маленьких существах довольно часто, и тогда они тысячами бросаются в воду, убивая себя.Как видно, между двумя видами массового самоубийства есть большое сходство.

Заказать цифровую подписку

Последние новости!

У нас есть три бесплатные статьи для чтения в этом месяце.Это первый из них. Может быть, сейчас стоит рассмотреть нашу недорогую цифровую подписку , чтобы быть уверенным, что ничем не удивишь?

Текст взят из номера 215/1949 (оригинальное написание), и вы можете прочитать его в нашем цифровом архиве.

Смотрите этот текст в архивном издании!

Дата публикации:

.90 000 китов - нежные гиганты или морские чудовища?

Киты это общее название млекопитающих, принадлежащих к отряду китообразных (Cetacea) - очень интересная и в то же время загадочная группа животных. Хотя систематически близки к наземным млекопитающим, в ходе эволюции менялись по внешнему виду и манерам жизнь самым примитивным позвоночным - рыбам. Все их знают, но все их знают осознают ли они, сколько интересных фактов скрыто в их жизни? Некоторые, хотя и весят десятки тонн и несколько десятков метров каждая, они питаются крошечными ракообразными.Другие путешествуют вдоль и поперек океанов, общаются на расстоянии сотни километров, они могут погружаться на глубину более тысячи метров. Это всего лишь несколько примеры из жизни до недавнего времени безжалостно истреблялись, а теперь повсеместно восхищались владыками океанов.

Жизнь под поверхностью

Только внимательный наблюдатель заметит крохотный глаз на голове серого пловца ( Eschrichtius robustus ), также известного как серый кит.серый кит)
Рис. Т. Уолмсли / SplashdownDirect.com

Вт в отличие от других морских млекопитающих, таких как тюленей (Phocidae), морских львов (Otariidae) или моржей (Odobenidae), киты всю жизнь проводят в водные глубины. Благодаря выталкивающей силе они могут эффективно двигаться, несмотря на огромные размеры. габариты, оказавшись на берегу - погибают из-за большой массы тела мешает им дышать. Их тело имеет обтекаемые формы, передние конечности Они преобразованы в плавники, а задние полностью редуцированы.Движение дает им мощный хвостовой плавник, который, в отличие от рыбы, расположен горизонтально. Невероятно, но некоторые виды китовых усов и косаток могут достичь этого. скорость до 50 км/ч! Однако самым удивительным являются соответствующие корректировки. с тем парадоксальным фактом, что эти животные почти все время находятся под водой они дышат атмосферным воздухом. Они стали возможными благодаря их расположению на вершине поверхность головки ноздри и чрезвычайно прочную диафрагму, благодаря которой они могут очень эффективно вентилируют легкие.

Волосы, являющиеся основной теплоизоляцией для наземных животных, не выполняют своего назначения задачи в воде и даже сопротивляться и мешать плаванию. Следовательно, ты китообразные встречаются в остаточной форме, но играют изолирующую роль подкожно-жировой слой, иногда толщиной до 50 сантиметров. Жир, помимо теплоизоляции, является запасом энергии, позволяющим пережить длительные периоды миграции между охотничьими угодьями и местами спаривания.

Дайвинг с коротким курсом

В среднем человек выдыхает каждые 4 секунды пол-литра воздуха, что составляет 20% объема его легких. Между тем, финал можно отпустить за 2 секунды целых 1500 литров - 90% всего накопленного в легких резерв. После выхода на воздух происходит погружение на разное, в зависимости от вида, время и глубина. Рекордсменами здесь являются дееспособные кашалоты. находиться под водой более часа и опускаться за это время на глубину более 1500 метров.Специальные физиологические механизмы они защищают их от гибели из-за резких перепадов давления - приходится самому потому что, чтобы вы поняли, что да на больших глубинах давление, оказываемое массами воды, соответствует тысячам тонн на квадратный метр поверхность тела!

Китовый ус и зубатые киты

Ныряющий кашалот прощается с наблюдателями, показывая хвостовой плавник. Форма его края — это «отпечаток пальца», по которому можно идентифицировать данного человека.
Рис. Кшиштоф Пшибыш

Типичный Образ кита, который приходит на ум большинству из нас, — это образ гигантское животное с маленьким спинным плавником, заостренной головой и выраженный подвес, выстланный продольными складками. Это особенности представители семейства складчатых (Balaenopteridae), принадлежащие к подотряд на косточках (Mysticeti). К нему относятся пять видов: китов. небесно-голубой ( Balaenoptera musculus ), чайка ( B.бореалис ), finwal ( B . physalus ), карликовый кит ( B . acutorostrata ) и горбатый кит , также известный как длиннокрылый ( Megaptera novaeangliae ). Эти виды, хотя и похожи в целом внешний вид, они отличаются цветом и, прежде всего, размером (наименьшие из из них карликовый кит достигает 10 метров в длину, синий кит, являющийся самым крупным животным, когда-либо населявшим Землю, - возможно, даже 33 метра в длину и 190 тонн веса).Помимо складок, они относятся к косточкам. семейства гладкокожих (Balaenidae) и плавунцов (Eschrichtidae) - последний только с одним видом - пловец , найденный в Тихом океане серый ( Eschrichtius robustus ).

Без кислородных баллонов

При длительном сохранении кислорода между вдохами он помогает китам дополнительным кислородсвязывающим белком, находящимся в мышцах - миоглобином .Это оно придает их тканям темно-красный цвет. Кроме того, важнейшие органы тела запутаны в системе мелкие кровеносные сосуды, так называемые чудо сеть . В этих сосудах между венами и артериями сохраняется дополнительный запас богатая кислородом кровь. Они не участвуют в газообмене, но важную роль в поддержание правильной температуры тела в условиях быстро меняющейся z температура окружающей среды.В зависимости от условий они могут служить как охладитель или обогреватель для тех, кто подвергается перегреву или охлаждению органы.

Все косточки, несмотря на свои огромных размеров, они питаются планктоном (организмами, плавающими в воде растительного и животного происхождения), криль (мелкие морские ракообразные) и мелкие рыбы. Они зачерпывают в свою широкую пасть огромные массы воды (кит синий может набрать больше 50 тонн сразу!), а потом отфильтровать содержимое еда в нем.Они делают это, выжимая воду мощным мускулистым телом. язык, через китовый ус - несколько сотен расположенных, одна рядом с другой, роговых пластинок, вырастает из неба. Потертые внутренние края косточек они образуют подобие сита, на котором откладывается пища, содержащаяся в воде. Насколько эффективно это способ питания, о чем свидетельствует тот факт, что вышеупомянутый кит синий съедает до шести тонн планктона и криля во время интенсивного кормления в сутки, что составляет 3–4% от веса животного.

Группа косаток — самец в центре (с высоким спинным плавником), второй детеныш сверху — вероятно, останется с матерью до конца ее жизни
Рис. Кшиштоф Пшибыш

Второй, следующий за косточками, нижний китообразные – зубатые киты (Odontoceti). Охотятся на одиночную добычу, чаще всего на рыбу и головоногие, поэтому вместо китового уса их челюсти снабжены другим, в зависимости от по видам, количеству острых, конических зубов.

Еще одна отличительная черта Зубатые киты склонны жить стадами или семейными группами. Облигации очень сильны социальные вопросы - например, известны случаи защиты более слабого или пострадавшие особи перед лицом опасности, иначе члены стада вместе охотятся. Также случаи выброса китообразных на берег (они почти всегда зубатые киты) обычно касаются не одиночных особей, а целых стад.

Крупнейший, насчитывающий более 30 видов, группа китообразных зубастых китов семейства дельфинов (Delfinidae) - особенно любят людей из-за их ума и любопытство и экстенсивное социальное поведение.Эти же черты делают дельфинов разводят и обучают в зоопарках и аквариумах вокруг Мир. Известным представителем этого семейства является косатка ( Orcinus orca ) — самое большое море во всем мировом океане. хищник. Зубатые киты также включают морских свиней ( Phocoena phocoena ) - менее известный родственник дельфинов - единственный кит, до сих пор живущий в Балтийском море. Все еще в межвоенный период на морских свиней охотились рыбаки из Хеля, но в наши дни эти животные стали настолько редкими, что главным свидетельством их появления является время от времени находили мертвых особей, запутавшихся в рыболовных сетях.Морские свиньи и большинство дельфинов не превышают нескольких метров в длину и нескольких сотен килограммов масса. Более крупными, ростом до 10 метров и весом в несколько тонн являются косатки, гриндов ( Globicephala melaena ) и около клювовидных китов (Ziphiidae).

Подводная эхолокация

Underwires может показаться очень громким, общительным Сотни километров в воде, низкочастотные звуки (наиболее известные песни горбатых китов), зубатые киты издают более тихие и высокие звуки, чем могут использовать эхолокацию.В этом им помогает спрятанный под выпуклым лбом, жировая подушка специальной формы, так называемая дыня. Это играет роль линзы, благодаря которым излучаемые ультразвуки фокусируются в параллельный пучок, а затем, после отражения от препятствий, принимается и анализируется, чтобы дать информацию о окрестности.

Карликовый кит — самый маленький из китовых усов, он часто кормится недалеко от берега. Фотография сделана на южном побережье Исландии
Рис.Михал Пшибыш

Настоящие гиганты среди Зубатые киты кашалоты ( Physeter macrocephalus ) - самцы этого вида может достигать 20 метров в длину и 50 тонн массы тела, что соответствует большим косточкам. Характерный внешний вид придают крупные туповатые кашалоты. увенчанная голова с небольшой нижней челюстью, вооруженной острыми зубами.

От китобойного промысла к китобойному промыслу

В то время у морей и океанов они путешествовали на деревянных парусниках, они часто фигурировали в морских легендах морские чудовища.Их изображения также были заполнены белыми пятнами на старых картах. морской. Большинство из них были изобретательны, но некоторые внешний вид или характеристики реально существующих китов. И ничего странным, поскольку эти внушающие благоговейный трепет великаны когда-то населяли моря и океаны, и поэтому их часто видели. С давних времен для людей Киты, живущие на побережьях, были, однако, не только объектом восхищения и верования - были предметом вожделения как неисчерпаемый источник многих сырьевых материалов, в основном сало и мясо.Насколько они важны для человека существования, исландское слово hvalreki , которое в наши дни оно означает «подарок небес», а в дословном переводе просто — кит выбросился на берег. Несложно представить, что это несколько десятков тонн кашалот или стая гриндов, вышедших на берег, были для людей того времени, действительно, чудесный поворот судьбы, позволивший многим семьи, чтобы запастись продуктами на месяцы.

Волки океана

С этим именем иногда называют косаток – одних из самых крупных морских хищников. Эти самые распространенные животные в мире - они населяют всех океанов на любой широте. Как и большинство дельфинов - они стадные животные – живут группами от нескольких до нескольких десятков особей. В в группах преобладает матриархальная структура – ​​во главе всегда стоит опытная самка. Возможность организовать охоту целой группы, во время которой отдельные особи играют определенные роли, это делает их похожими на волков.Орки охотятся различных животных, а отдельные группы даже специализируются на отлове конкретного типа жертв. Это могут быть рыбы, морские птицы и даже млекопитающие. молоди крупных китообразных. С другой стороны, нападение орков никогда не было зафиксировано. человек.

Люди со временем стали лучше методы охоты, а в Америке в девятнадцатом веке китобойный промысел уже был важен промышленность. Гибкие косточки использовались для изготовления корсетов, зонтов, рыболовных удочек и во многих областях, где пластик используется сегодня или металл.Масло, полученное из китового жира, отлично подходит для для целей освещения, а также для производства смазочных материалов и мыла. Особенно ценным сырьем была амбра, серое вещество, используемое в производстве духов. из непереваренных остатков кальмаров в кишечнике кашалотов.

Изначально китобои использовали парусных судов и убивали своих жертв гарпунами, сбрасываемыми с весельных лодок. В этом они могли охотиться только на свободно плавающих гладкокожих дамб и кашалотов.К тому же это было очень рискованно – пострадавшее животное билось в конвульсиях. часто лодка переворачивалась вместе с нападавшими. Ситуация изменилась с началом использовать пароходы, позволяющие охотиться на более быстро летающих видов, вкл. большие косточки. Настоящую революцию вызвал уволенный с пушкой, гарпуном, снаряженным боевой частью с взрывчатым веществом. Применяя это вызвал бурное развитие китобойного промысла в девятнадцатом и первой половине двадцатого века.Синих китов в основном убивали в больших масштабах, и по мере уменьшения их численности уменьшалась и более мелкие виды: финвалы, морские киты и карликовые киты. Когда из-за истончения стада, охота в Атлантике стала невыгодной, китобои переместились в южное полушарие, чтобы продолжить свою разрушительную работу. В период самые большие процветающих станций, работающих на антарктических островах перерабатывают тысячи китов в год в нефть (например,в рекордном 1931 году 29 тысяч человек были убиты синих китов, тогда как сегодня общее обилие их видов в мире оценивается в 1–2 тыс. лица). Основан в 1946 г. Международная китобойная комиссия ввела полный запрет (с 1986 г.) коммерческий китобойный промысел. Несмотря на это, по сей день обилие многих видов не превышает несколько процентов докитобойного состояния. Японии и в Норвегия в меньшей степени продолжает свой промысел под видом исследований научный.

Неутомимые паломники

Многие виды китов мигрируют сезонно. Чаще всего весной они стекают в полярные зоны, где во время арктического или Антарктическим летом происходит взрыв жизни, связанный с массовым развитием планктон. Интенсивный кормление в этот период позволяет им откладывать дополнительные слои жира, что позволит им выжить в течение нескольких месяцев без еды. Киты на зиму они возвращаются в более теплые, но бедные пищей тропические воды.Самый дальний мигрирующий вид - серый пловец - сначала самцы, а затем каждый год женский г молодые, плывут вдоль западного побережья Северной Америки до нескольких месяцев, чтобы добраться до мест нагула в Чукотском море. Они возвращаются на зиму такими же маршрут к побережью Мексики, где в тихих лагунах Калифорнийского залива самки рождают детенышей. Ежегодно проходимый маршрут составляет 16 тысяч. км что такое самый длинный из известных миграции, осуществляемой млекопитающими.

Близкие встречи с орками во фьордах северной Норвегии
Рис.Михал Пшибыш

Теперь во многих местах по всему миру развивается новый вид туризма, связанный с возможностью наблюдения киты в их естественной среде обитания ( наблюдение за китами ). С года желающих увидеть этих очаровательных животных с каждым годом становится все больше и больше узнать больше об их тайной жизни. Лучшие места для наблюдения расположены в южном полушарии и на западном побережье Америки. Многие Однако у нас есть возможность встретить китов и в гораздо более близкой к нам Атлантике. - особенно у берегов Исландии, Норвегии, а также в Бискайском заливе и на Канарских островах.

Однако, решив понаблюдать за китами, вы должны мы можем видеть их только на поверхности в течение короткого времени, когда они выходят, чтобы подышать воздухом. Мы будем чаще всего наблюдать фонтан выдыхаемого пара и спина животного, иногда также хвостовой плавник. Если нам очень повезет, и в случае с некоторыми видами мы увидим все животное прыгает над поверхностью воды. Но всегда вид огромного торса скольжение над водной гладью и осознание необычного образа жизни эти морские великаны производят незабываемое впечатление.

Михал Пшибыш

Автор - гид клуба путешественников "HORYZONTY" - туристическое агентство, специализирующееся на познавательном туризме. На понаблюдать за китами можно во время мероприятий, организованных "ГОРИЗОНТОМ" поездки в Исландию, Норвегию, Испанию и Южную Африку.

.

Смотрите также