г. Санкт-Петербург, Петергофское шоссе,
д. 73, литер АИ
(территория ЛЭМЗ)
8-950-013-34-46 (c 09.00 до 22.00)
8-911-114-52-51 (c 09.00 до 22.00)
8 (812) 67-67-983 (по будням с 10:00 до 18:00)
Вы находитесь здесь:Главная Комнатные вольеры

Лысый воробей


История одного киллера – Газета Коммерсантъ № 189 (1592) от 10.10.1998

&nbspИстория одного киллера

Убийцу дважды приговорили к смерти
Он застрелил 30 человек
       В судах Московской области один за другим идут процессы над солнечногорскими бандитами из "бригады" киллера Виктора Воробьева (Воробей). Самое громкое их преступление — убийство в 1995 году шести человек на дискотеке в Солнечногорске. На совести Воробья еще несколько десятков трупов, и в этом году по разным уголовным делам его уже дважды приговаривали к расстрелу. Вместе с ним получили сроки двое его сообщников, а третий ждет приговора. С подробностями — МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН.
       
Пустячное дело
       Сколько людей убил Воробьев, никто не знает. Сам он признавался сыщикам, что свой первый заказ получил в 1995 году, но не рассказал, кто кого тогда заказывал. Возможно, бандит этого и не помнит, так как до своего ареста в декабре 1996 года он уже успел отправить в могилу человек двадцать. "Но есть информация и о других его жертвах, и тут счет переваливает за три десятка,— говорят оперативники РУОПа.— Убийство для Воробья было совершенно пустячным делом".
       Начинал Воробей с мелкой "бытовухи": в конце 80-х получил 7 лет за тунеядство, хулиганство и половую связь с несовершеннолетней. Оказавшись на свободе, он познакомился со своим трижды судимым земляком Юрием Бичелюком, который вышел на год раньше, просидев 10 лет за кражи и хулиганство. До знакомства с Воробьем Бичелюк, прозванный за косой и полуслепой глаз Нельсоном, поклялся милиционерам больше не воровать и даже устроился на работу.
       Друзья открыли в Солнечногорске небольшой автосервис и наняли в качестве персонала нескольких уголовников. Но вскоре бригада автослесарей занялась более привычным делом — квартирными и магазинными кражами.
       Милиция об этой "команде" практически ничего не знала. Все изменилось, когда к ней присоединились боксер Александр Селезнев (Лысый) и Юрий Мочалов (Чама), которые отдавали предпочтения грабежам и разбоям. Под их влиянием воровская "бригада" превратилась в банду. На вооружении у нее, кроме заводских пистолетов и автоматов, было оружие, которое сконструировал и собрал сам Воробей. Например, уникальный малокалиберный автомат. Промышляли бандиты в Москве и Подмосковье, а их главарь подрабатывал заказными убийствами.
       
Крупные заказы
       Весной 1995 года Воробей получил заказ на ликвидацию лидера солнечногорской оргпреступности — авторитетного бандита Михаила Вчерашнего (Миша Балда). Неизвестный заказчик дал Воробьеву $10 тыс. предоплаты и еще $40 тыс. обещал после "работы".
       4 июня Воробей, прихватив с собой Чаму и Лысого, отправился на дискотеку в ДК им. Лепсе убивать Балду. Все были с автоматами и в масках. Сначала все шло как надо. Воробей дождался Балду на улице возле ДК, и когда тот вместе с другим местным "авторитетом" Василием Чевтайкиным (Чиф) подходил к дверям дискотеки, открыл стрельбу. Раненый Чиф убежал, Балда же был убит с первого выстрела. Сделав контрольный выстрел в голову, киллер ушел.
       "И тут я услышал в клубе стрельбу,— откровенничал потом Воробей.— Чама с Лысым сказали, что там была 'какая-то ерунда'. Только на следующий день я узнал, что устроили эти идиоты". Пока Воробей разбирался с Балдой, обкуренные Чама и Лысый ворвались в клуб и стали палить из автоматов. На месте погибли подруга Балды и брат Чифа (авторитетный коммерсант). Еще семь человек были ранены, трое из них умерли в больнице.
       Но на этом отстрел солнечногорских бандитов не закончился. Месяца через полтора после бойни на дискотеке неизвестные застрелили главного местного "авторитета" Фрола. Потом при загадочных обстоятельствах погиб в автокатастрофе недобитый Воробьем Чиф. После всех этих событий солнечногорских коммерсантов окончательно взяли под свой контроль бандиты из московского микрорайона Коптево. Впрочем, местные оперативники сомневаются в их причастности к убийствам: "У 'коптевских' и так здесь были сильные позиции".
Так или иначе, но в начале 1996 года Воробей решил убрать Чаму и Лысого.
       
Расстрелять! Два раза!
       "Они много знают и много болтают",— объяснил Воробей Нельсону, и тот вызвался помочь другу. Как считали оперативники, они вывезли Чаму и Лысого в лес и там расстреляли из пистолета и обреза. Потом знакомый убийц, работавший на передвижной буровой установке, пробурил две скважины, и Нельсон, разрубив тела, сбросил их туда.
       Он же чуть не стал следующей жертвой Воробья. Нельсон приревновал его к своей жене, и тот чуть не пристрелил ревнивца — его вовремя остановили другие бандиты. Однако Нельсон после этого решил спрятаться от злопамятного Воробья, а заодно и от милиции, сев за незначительное преступление: ограбил магазин в Дмитрове и на два года отправился на зону.
       Воробьев тем временем продолжал убивать. Один из его бандитов Владимир Щукин (Щука) сгорал от любви к замужней женщине. Та отвечала взаимностью, но ей мешал муж. Тогда Воробей вместе с Щукой просто вывез его в лес и застрелил. Целый год счастливый Щука жил со вдовой, а Воробей тем временем щеголял в подаренном ею новом костюме.
       Похоже, что со временем бандит перестал соображать, что он делает. В феврале Ъ рассказывал, как летом 1996 года в пансионате "Ритм" Воробей и четверо его сообщников заживо сожгли сына московского милиционера. Уголовное дело в отношении двух участников этого безумства тогда прекратили, а трое других, в том числе и Воробей, ударились в бега.
       В конце 1996 года Воробья поймали в городе Валдай Новгородской области. Там по заказу хозяйки местного кафе он должен был убрать ее конкурента, но только ранил его. Воробья арестовала местная милиция и этапировала в Москву.
       Вскоре солнечногорские оперативники добрались и до Нельсона. Из вологодской зоны его перевели в Бутырский СИЗО, обвинив в убийстве Чамы и Лысого. Нельсон взял всю вину на себя: "Я убил обоих, потому что они хотели убить меня".
       Вслед за тем арестовали Щуку и еще одного бандита — Рафека Хуснетдинова. Последний вместе с Воробьем сжигал сына милиционера, и как раз это дело первым ушло в Мособлсуд. В феврале Хуснетдинова приговорили к 14 годам, а Воробьева — к расстрелу. Недавно дошло до суда и дело об убийстве мужа подруги Щуки. Его и Воробья судили прямо в Бутырском СИЗО. Щука все валил на подельника, а тот от всего отпирался. Конвойным пришлось даже разнимать сцепившихся в клетке подсудимых. Но Щука отвертелся, получив всего 3,5 года за попытку кражи: они с Воробьевым вернулись на место преступления, чтобы снять с трупа серебряный перстень, но тела там уже не было. Воробью же дали 10 лет за убийство. Этот приговор объединили с его первым смертным приговором, и в итоге вышло так, что Воробьева опять должны расстрелять.
       И лишь Нельсону придется ждать до ноября, когда Мособлсуд рассмотрит его дело.
       

Читать онлайн «Отрыжка Зубастой Лягушки» - автор СтаВл Зосимов Премудрословски

ОТРЫЖКА ЗУБАСТОЙ ЛЯГУШКИ

РАБУКА ПЕРВАЯ

«лысый воробей»

P.S.: нечётное:»!,?,!?» — проявление радости; чётное:»!!,??,!?» — проявление злости; преподобный у галупов, как пан у поляков.

Далеко — далеко на границе бывшего СССР (ныне Казахстан) и Китаем (ныне поднебесной), на юго-востоке Семипалатинской области, близ города Аягуз, в переводе как «Ой, бык», находился Ядерный полигон с заражённой радиоактивной атмосферой, полученной по халатности пьяных рабочих-учёных. Повсюду часто стали, из-за нарушения экологии, происходить разные мутации-мудации: то две башки родятся на одном бараньем теле; то два хвоста — у ящерицы или змеи; то три стопы и одна кисть — у потомка Темуджина (Чингисхана) — мясного жителя. А бывало и то, что рождались и нормальные, как например воробей Стасян.

На теле у него изъян телесных небыли, всё как надо: и хвост, и клюв, и глаза, и другое… Всё было как у воробьёв, но вот с оперением у него была проблема или лажа. Точнее сказать, перьев не было вообще, и он был совершенно лысый. И поэтому с рождения он, свою нелёгкую жизнь, справлял по земле, хуже, чем курица, та хоть слегка порхает. Но не хуже, чем какой-нибудь пёсик или ящерица, бомжара или мышь… Короче, ни разу не открываясь в небо, подобно своим пернатым сородичам, которые ехидно издевались над ним обзывая: то чмо лысое; то лысая башка дай пирожка, кричали с гнёзд уже оперяющиеся птенцы. А то и вообще опорожнялись прямо на него и Стасян — лысый воробей огорчительно опускал свою голову и рыдал в душе, обтекая чужим птичьим фекалиям. И так изо дня в день. А ведь ему так хотелось летать, что он во сне лунатя, даже не раз пытался взлететь, то явь — это не сон и он, подпрыгнув на Яву и находясь в лунатьевском сне, взмахивал раз другой лысыми крыльями, подпрыгивал и шлёпался оземь… и даже бывало, отбивая то лоб, то копчик. Что он только не пробовал, но ни что не заменяло ему перья.

Однажды судьба всё-таки сжалилась над лысым облучённым воробьём, и он очередной раз, убегая от бродячего кота, наткнулся на об гнивший труп вороны. Червячки — опарыши хорошо обглодали покойника, и перья просто лежали на скелете на земле возле мусорного человеческого бака. Он взял лапами два пера и помахал ими как крыльями и он, перевернувшись, оторвался от земли. Ему привиделось, будто он орёл, порхающий высоко-высоко в небе и выслеживающий этого плешивого кота на завтрак, который в это время так и норовил поймать и сожрать бедолагу — инвалида, пострадавшего в результате ядерных некачественных испытаний с выбросами в атмосферу частично радиации. Но держа перья в лапах и сжимая пальцы, было неудобно взлетать и не привычно парить вверх ногами, тем более что пернатого хвоста не было и Стасян не мог рулить, поэтому, чтоб повернуть влево, вправо, верх и вниз, он должен был приземлиться, развернуться с помощью клюва и вновь вспорхнуть в небеса. Да и в туалет вверх тормашками не сходишь. Приходилось делать вынужденную посадку, что приводило к травмам черепа и клюва, так как ими он обычно так же тормозил. Разумеется, так летать он научился не так давно, пока перья не отобрали его родня пернатая и он опять стал жить, выживая, убегая и прячась. Но в очередную погоню он обрёл вновь, хоть какое-то подобие воробьиного вида, пусть даже вверх ногами, и зажил. Но однажды Стасян неудачно приземлился в свежий человеческий, бомжовский, ещё тёплый, киселе образный, кисло вонючий продукт желудочно-кишечного тракта. Одним словом, в говно. Чувство было не приятное, да и отмываться надо, а с водой дефицит: степная зона всё-таки. Люди воду берут со скважины. А речка пересыхает к середине лета, дождей не будет ещё полгода, солнце — зенит. Придётся ждать, когда говно засохнет и само отпадёт — подумал вслух Стасян и, выйдя на солнечную сторону, лёг на спину и стал ждать.

А в это время неподалёку приближался рой зелёных навозных мух, о чём Стасян и не подозревал. Нет, мух он в своей жизни видел и даже ел их, но только дохлых и сухих, как сухарики к пиву. Живые обычно облетали его, чтоб не стать мякушками, для его птичьего желудка. Ведь птицы жуют желудком. И в данный момент, аромат дерьма и не узнаваемый вид, похожий на комок конского кизяка, скрывал его охотничий нрав хищной, огромной для мух, птицы. Рой покружил над засратой головой воробья и сделал обеденную посадку, спикировав разом, но не тут-то было. Помёт густел на глазах и лапки мух говно-жадных прилипли ко всему телу. Время от времени мухи переминались на месте, тем самым, не давая своим лапам окончательно прилипнуть к пище. Главный мух, только хотел дать команду перемениться на месте, как его остановил открытый глаз Стасяна, перед которым он и расположился на кончике клюва.

— -Стоять!! — рыкнул Стасян.

— -Ти кто?? — спросил от страха главарь — -Я твой хозяин, понял?

— -Да.

— -Назовись, раб мой!

— -Мед… — -Как?

— -Мед…

— -Старщий муха Мед?

— -Можно просто: «муха Мед».

— -Муха Мед… — Стасян покачал головой. — а почему Мед?

— -Сладкий такой, знаешь? Пчёль носит…

— -Мёд, что ли?

— -По-вашему — Мёд, а по-нашему — Мед. «Ё» — к сожалению, нет такой буква. Ну ладно, ми полетел…

Главный мух попытался оторвать лапы, но было уже поздно, и они разом взмахнули крыльями, но земное притяжение держало воробья недвижимо, и он понял, что нужно подпрыгнуть и чирикнул:

— -Эврикаааа!!! — и он подпрыгнул спиной, как ниндзя. Мухи уловили воздушный поток и понесли лысого над землёй пузом вверх. Из рядом стоящего мусорного бака, выглянул тот самый кот и прыгнул в сторону живого жужжащего коричневого летательного комка.

— -Выше, выше, муха Мед!!! — заорал Стасян, на не понятном для человека и кота языке, но мухи его поняли и после пятнадцатого съеденного их товарища, сразу же беспрекословно исполнили его повеления, на все сто. Так он стал хозяином роя, а их бывший предводитель добровольно принял должность второго пилота и согласился в лице всех своих сородичей, что если хер Стасян их не сожрёт, то они готовы служить ему верой и правдой. Так лысый облучённый воробей вошёл в ряды пернатых и даже, более того, он стал летать в два раза быстрее своих сородичей и выше, как настоящий Орел.

Гордый орёл в небе порхал и увидел, как к нему с земли приближается конкурент. До селя, никто не мог и не имел право подниматься на уровень Орла, а этот…?!? — просто, хам и невежа!! — подумал Орёл и ухватил на лету Стасяна лапой, и поднёс к своему страшному, мощному, большому клюву.

— -Ти ктооооууу???? — прорычал он, как граммофон, на всё небо и выпучил глаза, как настоящий горец, оплёвывая воробья вонючей трупной слюной хищника, как певец — микрофон и сдувая прилипших мух. Пару сотен мух сдуло сразу, без лап.

— -Яа? Эээ, я этот… Арол. — испугано дрожащим голосом ответил Стасян. — как ти, эээ…, тоже хищник.

— -Держись хозяин, мы с тобой!!! — хором прожужжали и шёпотом, оставшиеся пол миллиона мух.

— -Орёльльль, щто ли?! Даааа?? — Орёл открыл свой клюв, да так, что туда мог поместиться не только воробей, но и мухи, которые даже ничуть не испугались, а наоборот: сузили свои глаза и разом зажужжали.

— -Конечно я Орёльльльль!! — прокричал Стасян и попытался выкарабкаться из-под когтей мускулистого монстра небес. Но Орёл с детства, как и все дети, боялся щекоток и его желание, раздавить хама и самозванца, увенчалась провалом. Преданные воробью мухи, изо всех сил, крыльями и хоботками, защекотали пятку, лапы орла.

— — Вах вах вах вах!!! — засмеялся принудительно, реальный хищник небес, местного географического расположения, после не выдержал и разжал свои могучие когти. Воробей расправил кости позвоночника и занял гордую позицию.

— -Да! Я Арол, как и тиыы!! — заорал воробей, понизив свой голос, октав на пять и закашлялся от контроктавы.

— -А чё такой, кящлиешь? — более спокойно спросил Орёл Стасяна.

— Простиль, пока летел. Пиль, куриль, балель… — ответил с пантами, подтанцовывая, воробей.

— -Балель, говоришь? — почесал подбородок второй лапой порхающий Хищник. — а чё такой маленький??

— -Другой парода!! Даааа?! — не задумываясь, ответил Стасян, полностью войдя в кураж артистизма.

— -Хэ, опять от мазался… -–за балдел Орёл. — А чё такой вонючий? Фу, тюхнещь? — сморщил клюв горец. — ти что, потеещь

— -Никак нет, о, мой старший брат! Я просто, эээ… — завис в ответе воробей.

— -Пёрнул. — шёпотом прожужжала старший муха Мед, ныне второй пилот. — скажи, что пёрнул, съель не свежий, тюхлий гавно…

просто, сильно жрат хотель.

— -Я гавно не жру, дебил. — наехал Стасян.

— -Ктё, етё тебе щепчеть? — услышал и возмутился, настороженно орёл и огляделся по сторонам.

— -Это я, муха Мед… — хотел было представиться, главная и единственная муха в стае, но его, клювом предупредил воробей, покачивая из стороны в сторону, как, указательным пальцем, запрещают воспиталки детям.

— -Щтё за Мука мет? Тебя тяк зявют? — удивлённо спросил Орёл.

— -Нееет. Меня зовут Стасян.

— -Стасияаан?? Ара что ли?

— -А Мед зовут мой кишечник. — начал было воробей.

— -Да, я его кишечник и зовут меня муха Мед, остальной орган все мух — мужик, а я — женщинь — желюдок, который переварил не то, что нужно, по молодой глупости. — от мазался старший муха и заткнулся.

— -Ладно, проехали… а ти чё, сорёдич такой маленький? — и орёл расправил грудь.

— -А я это… другой породы…

— -Это-то понятно, а чё не вырос?

— -Тяжёлая жизнь у меня брат была: я сирота облучённая.

Вообще вся жизнь, неба не порхал. — заплакал Стасян.

— -Что, с клетки свалил?

— -Хуже, с зоопарка, с Алматы добираюсь, а куда не знаю. — наврал Стасян.

— -А ты в Россию лети, там, говорят, экономика улучшается.

— -А че, сам не летишь?

— -Я?! Нееет, я пальный, в розыске там.

— -Почему?

— -Да так, есть делишки, Меня, там сразу, по прибытию поймают олигархи и закроют пожизненно в клетку или чучело сделают. Тем более здесь у меня уже появилась семья, сын. Ну, прощай, родственничек. — закончил Орёл и камнем, тут же рухнул вниз, где виднелось на земле движущее пятнышко. Видимо: тушканчик или суслик.

— -А куда лететь-то и в какую сторону? — спросил вдогонку воробей, но орёл уже был далеко и его не слышал.

— -Странно, вас не заметил под носом, а что-то ползущее на земле, узрел.

Стасян и его биомоторчики дружно проводили взглядом орла. — -Ну, Мед, куда летим?

— -Муха Мед, о, мой господин!

— -Ладно, муха Мед, в какую сторону полетим.

— -Куда ветер будет дуть, туда и полетим, так легче. -предложил вожак роя прилипших зелёных мух.

И они полетели через степи и леса, через сёла и города, останавливаясь лишь на кучах дерьма, для дозаправки роя и ночлега.

К Счастью ветер был попутный, как раз в сторону Гольфстрима и они, разглядывая землю с птичьего полёта, уже стали безразличны их желаниям; в Россию они летят или в Туркмению. Так токовой цели не было, но радиоактивная зависимость тел Стасяна и мух, по мере удаления от источника радиационной среды, вызывало зуд желудочно-кишечного тракта и сонливую бессонницу, но они терпели. Мучились, но терпели, ведь кишки не почешешь особенно в середине?! Это не жопа и не голова, где дотянулся и скребёшь — скребёшь, твою мать, шкуру… Кайф. А вот кишка, когда чешется или печень?! Жесть!! И они старались метаться, с открытыми ртами: то влево, то вправо; то взад, то вперёд; то вниз, то… а вот вверх — зуд утихал, так как усиливалась Солнечная радиация, но долго в космосе не побудешь. Дышать трудней, кислороду не хватает, да и кишки мёрзнут. В общем, Стасян решил лететь туда, где светится радионуклидами земля и с такой высоты это свечение показалось в районе Украины, то есть -… В общем Стасян решил лететь в Чернобыль. Свинья всегда грязь найдёт, а облучённый — радиацию. Инстинкт. И обязательно через Челябинск, района реки Течь… Так ему подсказывал внутренний голос. А звали этот внутренний голос просто Язык. И если Язык до Киева довёл сотни, тысячи, миллионы путников млекопитающих, так облучённо-крылатого и тем паче.

И вот он уже достиг Чернобыля. И чем ближе подлетал, тем больше он кайфовал, от прекращения зуда кишков… Лепота. А не остался он в Абайском районе, Ядерного полигона, так как хотел перемен и новшества. Хотел мир посмотреть, да себя показать и вот он плыл по небу: то задом наперёд, то боком, то спиной вниз, то головой вперёд, то ногами. И вдруг он, как орёл, увидел на свалке, кучу с дыркой, и из неё таращился глаз. Стасян завис на месте вниз головой, перпендикулярно земле… И??!

**

«галупы»

Бдыщщщщщщщщщ!!!! — прогремел третий реактор, Атомной Чернобыльской Электростанции, имени Владимира Ильича Ленина, в прошлом двадцатом веке или тысячелетии. Народ обезумел и натворил «чудеса». Люди ощутили все казусы ядерного взрыва. Но больше всего пострадала Земля или нет?!. Она всосала всю радиацию в себя и обезжизнелась. Но то, что для кого-то смерть, для иных — рождение и жизнь. Земле хуже не будет ни как, есть зелень на ней или она черна как дёготь, ей по хрену, а вот тем, кто проживает на ней?!… Так что, не надо спасать Землю матушку и не какая она, для нас не мать. Мы паразиты для неё, а не дети… Спасать нужно каждому своё: Нам, Русским, спасать надобно душу свою; Немцам, Китайцам и прочим народам земли спасать нужно, разумеется, Американцев; а вот Американцам нужно спасать свои задницы… Кому что дороже, точнее, у кого что болит, и кто что уже имеет, то не спасает, руку, например, или нос: они душу, а мы жопу не спасаем?! Но то, что для кого-то смерть, для других является жизнью. И пусть даже, через муки мутации, они становятся зависимы, от окружающей среды. Как люди от кислорода, так и мутанты, назовём их так, зависят от радионуклидов. На поле не давней смерти образовалась, неизвестно как, новая форма жизни, назвавшаяся себя «Великой Галупией». И галупы тоже не знали своего появления на этом свете, как и люди о сотворении этого же света со своей точки понимания, только догадки и предположения, и приспособились великие галупы жить в норах, как суслики или луговые собачки, чьи лабиринты и обжили, а выше упомянутые, от мгновенной передозировки, просто сдохли. Их же никто не спасал?! Люди не все спаслись, а тут какие-то фуфлики. Но на сворках смерти, появилась новая жизнь мутантов, вот только мутировал не живой организм, а сознание, но об этом и за рецептом к Создателю.

Данный воздух пещер, прошлой цивилизации, для мутантов был свежее и жизненнее. Света им хватало от самих себя, они светились, как светлячки, от содержания радионуклидов в их необычных телах. Питались они тоже, всем тем, что излучало радиацию и даже просто ели зараженную землю. Но постепенно уровень радиации стал снижаться, и они даже, начали предвещать свой конец света, точнее сказать — КОНЕЦ ТЬМЫ. Эту колонию заселяли в основном Черепки, во главе с Генералисифилисом Черепуков и Черевичей, по имени с рождения, Семисрак.

С виду и на ощупь, ЧЕРЕПОК ОБЫКНОВЕННЫЙ походил, на черепка необыкновенного, как второй на первого. Он состоял из нескольких деталей: череп без глазниц и четыре кости, расположенных, по отношению к черепу, перпендикулярно и, практически горизонтально к земле или потолок-полу своей норы, так как они ползали, как паучки. Разумеется, что череп крепился на точке стыка, под названием — Каретка, разнонаправленных костей, торчащих, друг от друга в разные стороны света, то есть — тьмы. Далее, к ним крепились более мелкие кости и создавали на стыках коленки, так сказать… После, его обмазывали радиоактивной святой слезой Козулии и черепок оживал. А собирали младенцев, из разных скелетов, разных покойных, погибших от радиоактивного облучения, как конструктор. Ходили слухи, что их Создатель сплагиатил их вид с картинки, которые были обвешаны все электрические столбы Советского Союза: «НЕ ВЛЕЗАЙ, УБЪЁТ!!!», немного с модернизировал, поставив на горизонтальную плоскость, перекрещенные кости, похожие, так же, на пиратские гербы, которые были нарисованы на черных флагах, висевших на корабельных мачтах. А на них уже расположил, точнее сказать, в крутил, как само рез в дерево, черепа-видный набалдашник, без уступов глазниц и рта, который крепился уже, на верхушку каретки, к ней же и крепились бедренные нога-кости с типичными, округлыми для суставных соединений, в виде человеческой жопы, окончаниями обеих сторон. Далее, к ним крепились, такие же по форме, голеностопные нога-кости или мослы. И автор посмотрел и ему стало стыдно за себя. Ведь он против плагиата, но кружок и чёрточка уже придуманы?!

И он решил немножко исправиться и создал кормильцев, этих костяных мутантиков, кстати, общались они строго морзянкой четырех битной, нога-кости ведь четыре, типа того?! Кто не врубился, то я поясню: это — азбука Морзе какого-то, но не азбукой, конечно, а четырёх битной системой разрядов. Точнее сказать, отплясывали степ или чечётку, каждый, в четыре ноги. Как два человеческих плясуна, но только не в унисон. Так и понимали. Один пропляшет, потом другой, вот и поговорили. А базар — групповое общение — не приветствовался и карался по их закону, как бунт или дебош, или забастовка — по человеческому.

Так выглядела основная часть жителей Великой Галупии, но была и меньшая часть, отличительных существ от них. Как мужчина отличается от женщины, количеством конечностей, так и те имели не четыре, а три нога-кости.

В-общем, придумал такое же создание, как черепок, только без одной ноги и вместо черепа появился глаз на глазном проволочном шее-нерве, который мотался во все стороны, как змея и очень был прочный, как сталь и растягивался как резина. Сам глаз, состоящий из стекла, либо циркония и даже редко из бриллианта, как например, в кругу высших уровней правления и других прозрачных камней, видел радиоактивное свечение и далее увидит свет земной. Глаз был обтянут четырьмя прорезиноваными полихлорвиниловыми веко-губами, верхней, нижней видимой и правой, и левой, невидимой. И при сонном состоянии они съёживались в бутон, как цветок и в таком состояние так же набиралась слеза или сопля радиоактивная, отдувая их и выпрыскивала в череп-темя, данного черепка, у которого, к тому же, не было пустых глазниц. И именовали это нежное создание, доброе и милосердное, которые являлись душой Галупии — КОЗУЛИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ.

На одну Козулию приходилось по десять черепуков, взрослых мутантов или черепков — несовершеннолетних. Отличались ЧЕРЕПУКИ от ЧЕРЕПКОВ по возрасту, то есть: ЧЕРЕПОК — это салага, а ЧЕРЕПУК — это воин, принявший присягу на верность Галупии. Сама же Козулия питалась просто: садилась на излучаемое радиоактивное место и впитывала или всасывала радиацию, пока не за светится сама. Чем больше радионуклидов в хавке, то есть, еде, тем быстрей она начинала святиться и плеваться… Обтекаемая жидкость сразу же впитывалась в сухие поры черепов и давала энергетику для жизни, как для атмосферно-кислородных, является белок и углеводы.

Сверху все галупы походили на паучков размером с апельсин, которые при передвижении хрустели маслами при передвижении как погремушки. Все они с первого взгляда казались одноликими, как подшипники, но если приглядеться, то они, всё равно, чем-то различались. Не то характером, не то общими формами неровностей, вообще, как муравьи и было их без малого миллиард по прошлой переписи, которая прошла лет, пять их времени назад… ВЛАДЫКУ Семисрака, единственно отличало от других жителей, так это его два разветвлённых отростка в виде рогов оленя, по восемь сучков. Он имел власть вождя и почти Бога. Его все боялись, но не уважали. Просто он, говорили, был самый старший и поэтому его слово было закон.

Далее, после него шла, по иерархической шкале, Ботва ЧЕРЕВИЧЕЙ, которые являлись законодателями колонии, вроде Думы, Конгресса или просто, без базара Фени, сходняка и им подобно. И носили они два завитых, как у архара, рога. И чем было больше витков, тем важнее и авторитетней являлся голос в Ботве. А прилепливали рога, Козулии, так как этой элите представлялось по две и более особи. Черевичи себя называли: «Неприкасаемые Гениталии Государственной Ботвы Великой Галупии». Имели неприкосновенный иммунитет, и только кто мог им обломать рога, так это, Сам, Его Возвышенное! Без башенное Величие, Генералисифилис Всех Галупов! Его Президентство, Верховный Владыка, Семисрак. Далее после Черевичей шли ЧЕРЕПУКИ — защитники, охранники, жулики, тунеядцы и дети. У них на теме был один лишь рожок, как чопик, на который они переворачивались и раскручивались как Юла, этим самым, барабаня своими нога-костями по морде врагу. И возглавляли военные огороды, как бы легионы или батальоны…, короче, БРАТВУ ЧЕРЕПКОВ, Генералы ЧЕРЕПУКИ. Они, Генералы Братвы Черепков, не переваривали, всем своим косным ливером, Неприкасаемых Гениталий Ботвы Великой Галупии.

Когда стали заканчиваться трупные кости в их подземельях, размножение стало происходить специальной группой Черевичей, с козьими рогами, под названием — УЧИХАЛКИ, которые просто уже вылепливали из грунта норы, скульптуры новорожденных черепков и, обмазывая ново-слепленного, слезой Козуль. Лепили всех по определённой кратности: десять Черепков, плюс одна Козулия; сто десятков, плюс один Генерал; сто Генералов, плюс один Черевич, кроме Владыки. Он — один…

Учителями, так же являлись Учихалки, и они имели своих Козуль, как и элита, но только по одной. Так они и жили. Но если умирала Козуля, то черепки погибали с голоду. Жестоко, но современно.

Были у них и подростковые норы, где обучали молодняк этикету Галупии и прочим их ним наукам. Вот и молодой Черепок, с молодой Козулией, сбежали с уроков и шли по тёмному тоннелю. Они родились в одно время и из десятки черепков выжил только один он. С одной стороны, он уже Учихалка, ведь у него есть собственная Козуля, разумеется, после Школы Выживания и Проживания (ШВП), но этого он даже не осознавал, так как был ещё мал и глуп и не видал больших и толстых проблем. А тайный непорядок в колонии, создавал пассивную атмосферу, не доступную для детей. И причиной было то, что не хватало в колонии радиоактивной пищи и поэтому он выжил один. Конечно, это случалось пока редко, но со временем деградация увеличивалась. И это видели все и понимали от страха, чтоб не мутить рассудки молодого поколения.

— -Скучно становиться в Галупии… — меланхолично начал разговор, молодой черепок, по имени Пукик.

— -Да забей ты, Пукик, ведь всё, по шоколаду! — халериотично опровергла Козуля по имени Зулька. Взрослых Козуль, принято упоминать с окончанием «ия» — Козулия, а молоденьких — без «и» — Козуля. — не кисни, паря, всё мазёво!! По кайфу. Мы родились и выжили.

— -А мои братья, все сдохли. — Пукик отковырял корешок в стене и повертел его перед собой. У черепков глаз не было и поэтому они смотрели всем черепом и видели сразу по кругу, в 4д-формате, вот только двадцать процентов являлось концентрированное внимание, а остальное считалось — круговое, как у людей — боковое.

— -Чё ты вату катаешь, паря? — шлёпнула по затылку, нога-костью Зулька, Пукика. Тот мило улыбнулся и опять вздохнув, загоревал.

— -Эх, хэх, хэх — выступила грусть, с левой стороны черепа Пукика, в виде капли песочной и скатилась по щекам, оставив след.

— -Да не бзди ты, как перхоть подмышкина! — вскрикнула Зулька и поставила щелчок, своей нога-костью, по Пукику. Щёлк прозвучал и эхом удалился в глубь тоннеля.

— -Щёлкни ещё раз! — попросил Пукик.

— -Чё, нравится?.. Держи… — и Козуля, так фпиндюрила ему фофан под затыльник, что из пор его черепа выбилась всякая дребедень.

— -Оооо!!!! — за млел, мурашечно дрожа, черепок, ведь это такой способ омовения, по типу бани или душа.

— -Не понтуйся, зёма, не гни волну. Всё, так суперррр!!! -взбодрилась Зулька.

— -Не гнуууу… — за гундел, меланхолично он.

— -Гнёшь!

— -Не гну…

— -Гнёшь!!

— -Не гну!

— -Гнёшь!!!

— -Не гну!!

— -Гнёшь!!!!

— -Не гну!!!

— -Гнёшь, гнёшь, гнёшь, гнёшь, гнёшь, гнёшь, Гнёооооооошшь!!!!! — Зулька глубоко резко вдохнула и заорала чечеткой, в три четверти. — Аааааоооооааааааааа!!!!!!!

— -Да не ори ты как свинья. — Пукик отошёл.

— -А что такое, «свинья»?

— -Не знаю, так, в голову пришло.

— -От куда?

— -От верблюда.

— -Верблюда? А это что за слово такое?

— -А?.. Да тоже что и «свинья». Отстань ты, замотала уже.

— -Аааа! Да расслабься.

— -Что, «ааааа»? — перебил Пукик.

— -Да поняла я?! — Зулька помотала своим глазом.

— -Что, «поняла»?

— -Что «свинья» это «верблюда», а «верблюда» это…

— -«свинья»! — добавил черепок и выковырял другой корешок из стены. — не светится… Жрать хочешь? — и сунул ей в глаз.

— -Тьфу… — сплюнула она. — да что ты, всё жрать, да жрать.

Посмотри вокруг себя. Как всё красиво и темнооо…

— -То то и оно, что темно и не хрена не видно, кроме тебя.

— -А ты лучше всмотрись, это твоя родина, отчизна!!

Пукик тупо и кисло поднял череп и повертел своим концентрированным взором, на 360 градусов и опять ничего не увидел. Под глянул, незаметно и боковым зрением… и опять мимо.

— -Да ты не смотри, а всмотрись вовнутрь, вглубь смысла…

— -Чего?

— -Этого!.. Что у нас внутри хочется.

— -Я ничего не вижу. — и Пукик, обижено, опустил свой черепок.

— -Как же так: я вижу, а ты нет? -Зулька, своим шее-нервом, охватила его черепушку, в два оборота и начала вертеть: то вправо, то влево, то вверх, то вниз… — А сейчас видишь красоту темноты отчизны?

— -Ну и что?! — про гундел Пукик. — всё равно грустно…

— -Да ты ещё лучше всмотрись! — и она, с детской капризностью, раскрутила его, как спортсменка — молот, да так, что у него закружился череп, и появились не звёздочки, а пятнышки в глазах.

— -Оставь меня в покое, уродина!! — заорал он.

— -Ах так?! — и она, воспользовавшись своим силовым превосходством, а были черепки в двое меньше Козуль, расправила свой глазной нерв и швырнула, по инерции угловой скорости, его об стену. Черепки не имели нервных окончаний, а значит боли не чувствовали и поэтому Пукик, как бильярдный шар начал отскакивать, от твёрдых поверхностей, и рикошетить, щёлкнув лбом об камень, торчащий в стене, далее в потолок, потом потолок, об пол, опять об стену, другую стену об пол, опять об стену, потолок, об пол, опять об стену, другую стену, потолок, об пол, об стену, другую стену и устремился, непроизвольно, в Зульку.

Та, выпучив глаза, сопровождала его полёт взглядом и, раскрыв рот, оказалась очередным препятствием. Пукик, теменем шмякнул по глазу ей и отлетел, рикошетировать дальше, вдоль коридора тьмы. Зулькин глаз, от удара, поймал «зайчики» и отлетел по инерции в противоположную сторону, поставив её тело на цыпочные дыбы, в позу штатива, но шее-нерв, растянувшись, не дал оторваться глазу и улететь глазному стеклянному яблоку, а с пружинил вниз между ног и обкрутил тело, раз пять — десять с ускорением секунд за пять. Конечной точкой, оказалась питательное днище молодой козули. Тело не устояло и, распластав по сторонам, три нога-кости, резко село на глаз и придавила, своим весом, его. Отдышалась и попыталась вытащить, за шее-нерв, свой глаз… Не вышло, попробовала ещё раз, но безуспешно. По пробовала пропихнуть глаз с другой стороны, но тоже лажа. И тут ей помогли, шедшие уже с уроков, молодые черепки и козули. Они вспомнили сказку про «радиоактивную гирю», похожую на человеческую русскую сказку «про репку» и друг, за дружкой взявшись, с пятого раза выдернули её глаз, изо под дна, с преследуемым звуком, похожим на «чпок!»

— -Зулька, кто это тебя так засунул, саму под себя? — спросил один из черепков. Зулька смотрела ошеломлённо.

— -Да она, наверное, села на что-то не вкусное и липкое, вот и решила отлепить, а тут споткнулась и села. — добавил свой довод другой.

— -Нееет, она нас увидела и ей стало стыдно, что она прогуливает уроки и спряталась. Да, Зулька? — добавила другая Козуля, по имени Шиша.

— -Аааа?? — Зулька ещё не опомнилась и ответила, что в глаз взбрело. (Хочу заметить, что в место мозгов у них имелся радионуклидный процессор и находился он, именно в глазу или черепке, а остальные части мозга располагались там, чем они управляли: мозги губа-веки, в мозгах губа-век; мозги шее-нерва, в мозгах шее-нерва и так далее).

— -Да я так, — вымолвила она, — очко почесала.

Малолетки заржали, потом обхохатывались ещё пол часа галупского времени, а разница с человеческим была ощутимая — один к одному.

— -Почему уроки коротаешь? Доиграешься. Оставят на голод и Пукика потеряешь. — спросила Шиша.

— -Как? — удивилась Зулька.

— -Да так. — добавила другая Козуля. — сдохнет он от голода и всё. И будешь второй, у какого-нибудь Черевича, а они в гневе могут и глаз оторвать.

— -Тем более второй, — добавила Шиша. — значит на побегушках, у первой. Будешь искать пищу, для нее и для себя, а ей всё самое радиоактивное вкусное отдавать.

— -А если не найдёшь, то тебе нога-кости оторвут и будешь помирать без них. — закончил первый черепок. — кстати, а где вообще то, сам Пукик?

— -Увидишь его, скажи, чтоб на уроки ходил. — сказал второй черепок. — не пойдёт, тащи его насильно.

— -И сама приходи, а то скоро, какое-то сокращение будет… — Шиша глубоко вздохнула.

— -Какое сокращения? — Зулька попыталась размотать глаз, но яблоко глазное пере хлестнулось и зажалось, у соединения с шее-нервом, предыдущего витка.

— -Ходить на уроки надо. — продолжила другая козуля, по имени Соплюшка. — в Галупии, по ходу, катастрофа.

— -Истощается запас полезных излучений. — перебил первый черепок, его так и звали — Первый.

— -Помойки… — добавил второй, его тоже так же звали.

— -И поэтому чтоб, все не умерли хорошие, плохих прогульщиков будут уничтожать.

— -Делать из них пищу для хороших.

— -Да мы всё равно умрём, если не найдём другой источник пропитания. — сделала заключение Шиша, и они все разом хором заплакали. Зулька не осознала ещё сказанное, ей важней было по быстрей распутаться, и она поднатужилась, подковырнула одно из витков и яблоко глазное, с помощью нога-кости, выковырилась и с пружинила в размотке, потом, в замотке, и так далее, раз пять. Зависло око на растяжке и через миг тело рвануло к глазу и ударило его. Глаз отлетел от тела и растянул шее нерв, тот с пружинил и рванул за глазом вдоль по тоннелю. Глаз размотался и из-за натяжки потащил Зульку, потом ударился, на резком повороте, об стену и выбил каменный чопик норы. Чопик вылетел наружу и глаз застрял в проёме. Собратья кинулись на помощь и как в первый раз, муравейником «тяну по тяну», с трудом, с пятой попытки вырвали глаз из застревания, и стена осыпалась, создав огромную дыру, наружу в неизвестность. До сего времени, галупы не знали о наземной жизни, либо им не давала знать администрация.

Они все кубарем откатились и ощутили естественный дневной земной луч Солнца, до селя не виданный, основной массе галупов.

Вдруг, сумрак вновь нагрянул и в нору, еле-еле влетел лысый воробей Стасян и застрял на пол пузе…

— -Ой, кто ты? — спросила Зулька.

— -Бей его!! — закричал десятый черепок, и будущие бойцы приняли, не давно выученную, позицию нападения, под названием «вертушка». От ударов все мухи осыпались с воробья и разбежались, какие — погибли, третьи — улетели.

— -Ай, ай, ай, ай, ай!!!! — заорал лысый воробей. — за чтоооооо????

Стасян не понимал их галупское разговорное выплясывание и поэтому решил, оборониться и по обедать, разом. Он был в два раза больше козули и поэтому, с удовольствием, клювом ухватил глаз Шиши. Та заорала.

— -Аааяйяй, он кусается, а я, дура за него заступаюсь. Бейте его, хлопцы. — и черепки вновь налетели на воробья, избили его и мощный пино-скакок Зульки, выбил его из норы наружу. Помогли и его старания лапами, которыми он отталкивался, будучи, имея зад тела, снаружи норы. Стасян, не очухавшись, оказавшись наружу, убежал прочь. Взлететь ему уже не удавалось, как прежде. От ударов незнакомцев, облетел весь навоз вместе с мухами, но он быстро, быстро бежал, бежал быстро, быстро бежал, бежал быстро, быстро бежал, бежал быстро, быстро бежал, бежал и заблудился в кустах полыни, лёг на землю и в истерике, уснул…

***

«в путь»

О происшедшем, в конце пещеры, узнал вскоре и сам Генералисифилис. Всей Галупии, Его Президентство, Семисрак. Это ноу-хау, об сквозном отверстии в стене, изучили в экстренно-созданной комиссии, по чрезвычайным происшествиям и собрали, незапланированный Совет Череповичей в Норе, Ботвы Верховного Парламента, Великой Галупии (НБВПВГ). Напоминаю, что Нора — это помещение, а Ботва — собрание умов колонии.

— -Прошу всех встать!! — отрапортовала пресс секретарь, Его Президентства, Козулия Зэк, — Сам, Его Возвышенное Без башенное Величие, Генералисифилис Всех Галупов, Его Президентство, Верховный Владыка, Семисрак прёт… ООООТСТООООЙ!!!!

Все встали на темечки, то бишь на рогах.

— -Хай хай хылаек, быр джулемас, быр лаек.

Корым морым, корым морым,

Пир гуле мыс былаек… — по приветствовали Черевичи своего Главу. Генералисифилис занял своё место.

— -Я собрал Вас, здравствуйте, о, преподобные, по одной, дошедшей до моих уст, инциденте.

— -Мы чё, так и будем стоять на рогах? — во время речи Главы, шёпотом перебил или спросил, молодой Черевич соседа. Он в первый раз пришёл на совет.

— -Тихо. Скажут плясать — будем плясать. — гаркнул, на молодого, сосед, стоящий с права. — Так что терпи и не обламывай слушать легенду Галупии.

— -Вот, прошлый раз. — добавил другой сосед с лева. -прыгали, кто выше, почти сутки.

— -Зачем? — спросил молодой.

— -Нечего было сказать, вот и думали, чтоб собрание не прошло даром…

— -А чтоб лучше думалось, Глава приказал прыгать…

— -А мне нравится спать и пофиг, как?! — сказал третий слева и уснул.

— -Спать? Так ничего же не услышишь? — спросил молодой.

— -Отнюдь, отнюдь, молодой Черевич, когда спишь, то лучше понимаешь все, что говорит говорящий. Особенно, паузы…

— -Тихо Вам!! — гаркнул один из старейших Черевичей.

— -…И наши подростки вступили в равный бой с неизвестным неопознанным неживым существом, который, сломав потолок-пол, открыл нам новый мир. Значить, есть нам подобные, движущиеся предметы, которые что бы двигаться, питаются тем же, чем и мы…

— -А может быть, Владыка, это вторжение? — перебил кто-то.

— -Не перебивай… Чё я хотел сказать? — Семисрак замялся.

— -…аются тем же, чем и мы… — поправила Козулия Зэк.

— -Ага… Значит, …аются тем же, чем и мы… Так как мы двигаемся, из-за пищи. Вооот…, и я хочу предложить, о мои противные, выбрать и собрать команду или банду искателей и отправить туда, от, куда было вторжение, то есть, на изнанку нашей Галупии. Я ясно изъясняюсь?

— -Дааа!! — ответили все хором, в унисон. И было ощущение, что ответил один сверх большой черепук.

— -…И отправить в Свет, на поиски Новой Земли. — продолжил Семисрак. — Тянуть время-мя-мя, нет смысла. Галупия, уже сократилась в несколько раз. Черепки дохнут и особенно в молодости. А, отправив команду, банду или группу, будет хоть какая-то, не-небольшая-я на-на-надежда. — и, Семисрак зевнул и захрапел…

Тишину сломал выкрик члена совета.

— -О, Владыка Генералисифилис. Не вели казнить, а вели речь травить. — перебил Черевич Чмор Ико, один из ближайших советников Владыки.

— -Заткнись, Чмо, я ещё не закончил свою речь!!! — Возмутился, резко проснувшийся Владыка и замахал нога-костями, в сторону Чмор Ико. — Так… Эээ… Значит, тянуть нет смысла. Зато, отправив команду, будет, хоть какая-то, небольшая надежда… М-дааа… Я уже это предложение где-то видел?! — Он осмотрел себя со всех сторон, переменился в лице, встал на рога, попрыгал, потом встал на нога-кости, по пинал свою башку и заорал. — Зээк, какая свинья придумала эту речь, в моей башке, с повторными предложениями??

— -Иии я. — задрожала Зэк.

— -Я что, идиот, одно и тоже повторять? Тратить свою энергию на повтор. Ты что не знаешь, что Язык отнимает больше энергии, чем… думать?!

— -Где?

— -В Караганде!! Пойдёшь за это позорище меня, Самого Генералисифилиса, Владыки Всей Галупии, Ума Галупской диктатуры. Ух! Пойдёшь первым добровольцем в команду, на поиски. И будешь первым героем, в истории нашей шоблы или банды, или колонии.

— -О, Владыка, пощади!! Ахахахахахахахаааа!!! — зарыдала Зэка — не хочу быть героем. Ааааа!!

— -И точкаааа!!! (быц) — топнул Владыка. — Что у тебя преподобный Чмор Ико?.. А ты, Зэка, иди, готовься.

— -Спасибо, о Владыка, я хотел спросить, а кто ещё пойдёт кроме меня? — полюбопытствовал Черевич Чмор Ико.

— -Ты!

— -Я?

— -Ты, во главе командировки будешь, разумеется. Ты ведь хочешь быть героем Галупии, как я? — спросил Семисрак, Чмор Ико. У того раскрылось бы всё от удивления, если бы было чему открываться.

— -Я? Я не готов? Я не… а что такое — «командировка»?

— -Командировка — это коллектив, а коллектив — это командировка. В-общем Козулия Зэка объяснит, она знает, это в её компетенции. — Владыка приподнялся на нога-кости или, в просто на родии, мослы.

— -Я не готов. Пусть кто-нибудь другой?! — у Черевича выступили капли пыли.

— -Не пыли и не хнычь, как Козулия. Сам виноват. — шепнул сосед и ехидно посмеялся — хихихихи…

— -Я сказал, пойдёшь, значит пойдёшь и всё. — Семисрак поднял правую нога-кость и причесал свою лысую, между оленьих рогов, черепушку. — Черепок сказал, черепок сделал и баста. Вату катать не надо мне. Охрааааана! взять Черевича Чмор Ико и Козулию Зэку, и к месту вторжения, доставить срочно!! — тут же подбежали бойцы и схватили, небрежно, Зэку и Чмор Ико.

— -Только, по осторожнее тащите их, на пинках. Они ведь уже герои?! А теперь, все к месту вторжения. А для остальных я совещание завязываю, без базара. И прощу пригласить ко мне, генерала черепков трёх фронтов, черепука Засратыча.

— -Я здесь уже, Ваше Президентство… — и тут же появился черепук, с тремя кривыми нога-костями, бегающими и с отбитым куском черепа с боку.

Давным-давно, случился переворот в Великой Норе (ныне: Галупии) и на время правление, занял место исполняющего правителя, некий Черевич Чмор Ико, тогда преуспевающий молодой черепок. Но отряд генерала Засратыча, в неравной борьбе, отбил трон у Ботвы Черевичей и вернул монархию, посадив законного Владыку на место. В бою он потерял работоспособность четвёртой нога-кости, отбив ей себе часть черепка. Просто споткнулся и сам себе отколол часть. Но за это его, ещё больше испугались и до сих пор боялись, особенно Семисрак, почему он и вызвал его к себе. Зато бойцы его боготворили.

— -Оооо, молодец, Засратыч!!! Ценю и хвалю боевую скорость и дисциплинарную преданность. Значить так, возьмёшь с собой ещё десять бойцов, самых плохих и возглавишь командировку.

— -А как же, Черевич Чмор Ико? Вы же его назначили главным?

— -Аааа… Мне… — замялся Владыка. — А тогда я тебя ещё не выбрал… И потом, вы не маленькие, сами уже должны решать, кто возглавит командировку… М-да… Тем более, Вы там будете одни, без меня и Галупии. Хочешь, его место занять и стать главным героем?

— -Да, мой Владыка!!

— -Вот и дерзай, а не найдёшь десятерых самых, самых бойцов добровольцев, то прикажу, остальными твоими маслами, тебе же по башке на стучать и сделать из неё шар для битья. А через пять разов, если я тебя…, чтоб не видел, духа твоего чтоб не было. Время пошло: раааааааз, раааааааз, раааааааааз, раааааааааазззз… — генерал вздрогнул и мигом убежал на задание, а за ним его десять оставшихся в живых после переворота, бойцов.

Владыка проводил его не зримым, надменным взглядом.

— -Мдаааа, пока не на орёшь, не исполнят… Совсем распоясались. — он пошёл по коридору и заорал.

— -Приведите ко мне Козулию Васю, Владыка хочет жрааааать!!!

По велению Генералисифилиса, народ просто вышвырнул добровольцев наружу, в числе: десяти черепков-бойцов, во главе с генералом Засратом Засратычем; Черевича Чмор Ико Топ Уау и Козулией Зэка Ли. Проводы сопровождались хоровым народным степ-вокализом, похожей на «прощание славянки». Кто у кого сплагиатил эту мелодию, галупы или славяне, неизвестно, только вот у них она называлась «прощание Козули» и высотой тонов ударов, как у ксилофона, имитировали партии оркестровых инструментов, всенародный Галупский, а capell, местный Государственный хор чечётки и степа, под руководством, всё того же, Семисрака, который отбивал меццо-сопрано и контрабасом одновременно. В-общем, одни пели, так сказать, а другие заделывали дыру. А командировочные пытались забраться обратно, вот такие добровольцы, но их вышвыривали и когда залепили последнюю щель, то все члены командировки сразу забыли место, из которого их сопроводили, тем более они оказались, при полной тишине и закате сумеречном. Наступала ночь и на небе появились Луна и звёзды. Команда не осознавала об окружающем и страх постепенно улетучился, по мере увиденного вокруг. Красота, не то, что в этих норах. И почему они сразу не согласились? Мдддддаааа!!! Красотишша!!! По крайней мере, они были бы рады, но вот заряд давал о себе знать, точнее, сказать по человеческому: кишка ныла и гудела. А пищевая энергия к ним попадала сквозь микропоры черепков, где и рассасывалась, не давая засохнуть костям, вроде смазочного масла. Но всё произошло так быстро, что члены команды, перед уходом из Галупии, даже не по ели и не взяли с собой для Козули облучённых катышков. Кайф наслаждения окружающей красотой, постепенно опять перерастал в угрюмо злое состояние. И соединения мослов в коленях, начинали хрустеть.

— -Чё жрать будем? — не выдержал Черевич Чмор Ико.

— -Ты главный, ты и мозгуй, чем кормить ботву. — ответил, с

оскалом, генерал Засратыч.

— -А твоя задача какая? — с ехидничал зажравшийся и потолстевший на служебных харчах, Черевич. Ведь у них у каждого были по две своих персональных Козуль, а тут одна на всех. — моя работа думать, а ваша шнырять и рыскать, без прикословно, чтоб я не отвлекался. Черепук строго взглянул на Черевича и рявкнул.

— -Наша задача твою жопа-рожу охранять!!

— -И кормить… — Черевич задрал черепок и посмотрел надменно с высока.

Генерал черепук промолчал, повернулся к черепкам и скомандовал:

— -Определяйсяаааа!!!! — то есть, стройся. Все черепки моментально построились в одну шеренгу, в ожидании команды.

— -Значит так, бойцы!! — Черепук осмотрел черепки своих подчинённых, всматриваясь по отдельности, в надежде что-нибудь найти против уставное, но безуспешно.

— -Противные мои!!! Идите, отцы и ищите!!!! Быстро!!! ООООТСТОООЙ!!!!

— -А что искать, сынок? — спросил один из бойцов. Поясню, что «сынок» — это обращение к старшему, а «отец» — к младшему или к подчинённому.

— -Я вам не сынок, чмыри. Я вам генерал!! — возмутился Засратыч, он был консервативен и привык по старинке, по званию и по должности, иначе дисциплина — насмарку. — понятно?

— -Да сынок!!! — хором ответили бойцы. Их так учили по-новому, и они не понимали, о чём это генерал толкует.

— -Оболтусы… — сплюнул Засратыч и покосился на молодцев. — Не то поколение, что было раньше, — подумалось ему. — а что искать, так это у Черевича спросите. — и с ухмылкой бросил взгляд на Чмор Ико.

— -Ты забыл, гнилой мосол, что я — я Преподобный?! За неподчинение, ты будешь лишён еды!! Все слышали?

— -Чьи бы копыта трещали, это ты в Норе преподобный, а здесь ты обыкновенное ЧМОООО!! — заорал генерал и затопал маслами. — а вы ещё здесь? — рыкнул дробью он бойцам, которые моментально убежали в темноту. Черевич от злости надулся, как мыльный пузырь, но воздержался и промолчал.

— -Не ссорьтесь вы. — успокоила их Козулия. — нам ссорится нельзя. Мы все в одном дерьме. Давайте лучше с играем во что-нибудь? Садитесь в круг…

Бойцы всё бежали сквозь траву; спотыкались, падали, быстро вставали и даже, почувствовав усталость, не смели сбавлять скорость. Приказ — есть приказ.

— -И долго мы будем бежать? — спросил первый, задыхаясь второго.

— -Ух…, ух…, ух… дер-эхржи-их ды-ыха-ани-иеее. — ответил сосед, споткнулся обо что-то и кубарем покатился. Об него споткнулся третий, пятый и десятый и так же потеряли равновесие и упали. Остальные убежали прочь.

— -Эй, идиоты, стойте!! — крикнул первый, но четвёртый, шестой, седьмой, восьмой и девятый, не услышали и скрылись в темноте. — вот бараны…

— -А кто это такие — бараны? — спросил пятый, выравнивая нога-кость. Она у него вывернулась коленкой вниз.

— -Не знаю. — ответил второй и с трудом вытащил свою нога-кость из черепа десятого. Плотность черепков не была видимо столь прочной, как сталь и поэтому при хорошем ударе череп мог не расколоться, а всосать в себя более острый предмет, как и в данном случае.

— -Что делать будем? — спросил первый. — бежим дальше?

— -С покалеченными маслами?! Нееет. Надо прийти в себя и отдохнуть. — предложил третий и выкинул отломанную нога-кость, в глубь травы.

— -Ай! — кто-то закричал в темноте. Черепки насторожились.

— -Кто это крикнул? — шёпотом спросил второй.

— -Не я?! — удивился первый.

— -И не я. — повторил пятый.

— -А я вообще глухонемой. — заговорил, в первые в жизни, десятый и о гундел… — раз, раз, редиска, абырвалг… Я говорю, коллеги, говорюуууу!!! — заорал он и запрыгал, как баскетбольный мячик. — -Тихо ты. — рявкнул первый. — иди лучше посмотри там, откуда «Ай!» прилетел.

— -Базаров нет. — и десятый в радости, что получил команду, убежал, тут же прибежал и поблагодарил всех просто так и снова убежал.

Через миг, после исчезновения в полнейшей темноте десятого, раздался глухой стук и свист, который усиливался, по мере приближения чего-то, трением об атмосферу.

Ёпс! лоб в лоб приземлился на пятого, прилетевший десятый.

— -Ты чё, базар хочешь? — соскочил на ноги пятый и принял боевую стойку.

— -Тормоза, паря. Там, там. — десятый указал нога-костью в темноту, от куда прилетел. — там, в натуре, кто-то тусуется, светится и главное, бодается.

— -Та-ак! Таки-та-ак. — насторожился второй. — светится, базаришь?.. Точно?..

— -Да по крыться мене мясом, ты чё?

****

«маза фака иес уау»

— -Если, ты вату не катаешь, то он нам и нужен. Светится, значит он… — и десятый пощёлкал коленками и пояснице-шеей… — радиоактивный.

— -Чё мы, спасены? — поддержал вопросом первый. — Мы притащим его Козули Зэке.

— -Она съест и…

— -ИОЪХООО!! — закричали все.

— -И накормит всех нас!! — хоровой чечеткой, отрапортовали все.

— -Ну, чё, черепки, идём? — предложил первый и направился во мглу.

— -Неее, я не пойду… — за противился десятый, он пинается. — и тут же, от испуга оглох и… онемел опять. Хотел что-то от стэпить, но получилось лишь прерывистый скрежет — мычание.

— -Ну и сиди здесь. — хором опять, от степ рапортовали все и побежали в сторону находки.

— -Аааа!!! — за гундел дробью десятый и побежал за всеми.

А в это время…

— -… я сказал, обращаться ко мне: ПРЕПОДОБНЫЙ ЧМОР ИКО ТОП УАУ!! Старший советник, Самого Генералисифилиса, Владыки Всей Несравненной Галупии!!!!! — прыгал и топал, костями оземь, Черевич. — Ты понял, гнида?

— -Говно ты галупское, а не преподобный. А вот за гниду, хоть я и не знаю, что это такое, ты ответишь!! — разозлился старый генерал и, встав на темя, вертушкой процокол, своими нога-костями, по роже светского черепка. Тот отлетел, проделав троекратное сальто.

— -Как ты смеешь? Я! Я!! — подавился писком, откатившийся шариком, Черевич Чмор Ико.

— -Головка ты от … — окончание, Засратыч, постеснялся произнести, в присутствии душевной Козулии и всю свою злость, он перевоплотил в физическое воздействие. Только он хотел подпрыгнуть и затоптать, как Козулия лапой ухватила за нога-кость генерала и потащила к себе. — Пусти меня!! — заорал Засратыч, — я ещё в Галупии хотел, этой жирной свинье, рога обломать.

— -Держи, держи его Зэка, не отпускай пока мы не вернёмся в Галупию.

— -Да не ссорьтесь вы. — поставила на лапы Засратыча Козулия. — тихо. — она прислушалась. Скандалисты смотрели на неё. -Вы слышали?

— -Что? — спросил черепук Чмор Ико.

— -Топот костяшек. Приближается топот. Вон, оттуда. — и она повернула свой глаз в сторону.

В дали виднелся, подпрыгивающий светящийся шарик. По мере приближения было видно, как воробья Стасяна, на пинках, вели добровольно черепки. Он даже ни разу не коснулся земли. Подойдя в плотную к ожидавшим, воробей, избитый со всех сторон, был катапультирован, очередным пинком, к ногам черепука Засратыча и Черевича Чмор Ика. Тело воробья замерло. Бойцы выстроились и отрапортовали:

— -Сынок!! Без базара, отшестерили в тему!! Что желал, на дыбали и то, что светится, подогнали без дефектов, к твоим маслам!!! ОООООТСТООООЙ, Сынок!!!

— -ООООООТБТООООЙ, Отцы!!! Черепокцы, Голупяне!!!! МОЛОДЦЫ!!! — Засратыч подтёр пыль с черепка и осмотрел полу труп воробья, который дышал, как йог Лама — один вдох в минуту. — А где остальные?? Дезертировали??

— -Да нет, сынок. Щас — заговорил десятый. — Ой, я опять заговорил!!!

— -Ближе к делу!! — заорал Засратыч.

— -А, да. Они отделились на вторую ботву, и кто вперёд найдёт, тот больше принесёт. Вот.

— -Ну, будем считать, что отмазал их…

— -Молодцы!!! — неожиданно вскрикнул Черевич, под ухо черепуку. Тот подпрыгнул на метра три и приземлился. Черевич покосился на черепука, по гламурно-командирски и, подойдя важно к бойцам, по хлопал каждого по башке. — Сам, Его Возвышенное Без башенное Величие, Генералисифилис Всех Галупов, Его Президентство, Верховный Владыка, Семисрак лично будет оповещён о Вашей преданности Ему и всей Галупии.

— -Благодарим за дармовщины, сынок! –прокричали, в по стойке смирно, бойцы и в такт от плясали несколько приёмов хип хопа, размером пять четвертей.

— -А теперь…, — продолжил Черевич. — арестуйте этого бунтовщика!! — и указал, на воткнутого башкой, вниз в песок, черепука Засратыча, который пытался лапами опереться о грунт, и вытащить, врезавшийся рог, из земли. Бойцы, недолго думая, налетели на не ожидавшего, ухмыляющегося Черевича и стали его запинывать.

— -Стойте! — крикнула Козулия и помогла черепку вытащится, — кто ещё ударит Преподобного, останется без еды!!

— -Но генерал наш отец и мать?! — ответили бойцы хором. — а этот, как говорил батяня Засратыч, мразь тыловая.

— -Так, а ну-ка успокойтесь!! — рыкнула Козулия Зэк. — Пока ещё никому не дано право, отмены приказа Владыки. А тем, кто не в курсе, напоминаю… — и она повернулась к генералу. — Уважаемый Засратыч, Сам, Его Возвышенное Без башенное Величие, Генералисифилис Всех Галупов, Его Президентство, Верховный Владыка, Семисрак сам лично, публично на внеплановом Совете Норы, назначил, Преподобного Черевича Чмор Ико Топ Уау, Старостой Командировки, а тебя, генерал черепук Засратыч, возглавлять оборонную часть всего нашего предприятия. И то, что он тебе сказал лично, то это блеф и только. Свидетелей нет. А я, безмозглые костяшки, ваша мать и кормилица, и даже, комендант и воспитатель, по соблюдению дисциплины…

— -Ой, смотрите, оно уползает!! — обратил внимание десятый и, уставившись на воробья, потом поднял череп в небо и заорал. — Ааааа!!! Я опять говорюуууу!!! Хэхэхэйййй!!

— -Кто он? — спросил черепук и, догнав воробья, пнул по роже Стасяну. Стасян от страха, сразу стал понимать и говорить по Галупски.

— -Я Стасян. Просто Стасян. — и потерял сознание.

— -Ладно, по барабану кто он, но он радиоактивный и пойдёт для пищи. Но будем его употреблять экономично. И не расслабляйтесь, его на весь путь нам не хватит и поэтому вы, так же ищите ему замену. Раз он есть, есть и ему подобные. Ясно? — нежно спросила козулия Зэка.

— -Да, о наша мать. — ответили все хором.

Козулия забралась на воробья, который, раза в два оказался больше, чем она, и в пять раз больше черепков, села на бессознательного воробья, и стала заряжаться от радиоактивного воробья, как аккумулятор. Вскоре, она засветилась ионовым светом.

— -Стройся на обед!! — про командовала она и все махом выстроились. Зэка прицельно, оплевала каждого, по разу.

— -А мне двойную порцию! — заявил, трясясь Черевич Чмор Ико.

— -Я тебе, щас, рога обломаю, — наехал Засратыч. — за добавкой, вон, в поле… Что найдёшь, всё твоё…

— -Зэка, но ведь я главный? — захныкал Черевич, — и мне положено по чину?!

— -В политике, но не в столовой, — заявила Козулия. — прости, преподобный.

Остальные подошли к утру и их пришествие, никто не заметил. Найти им ничего не удалось, но коллеги оставили им их пайку дозы. Зэка оплевала и их, в общем, отнеслись по зэковски, в натуре, всё мазёво, без базара, о мой читатель. Кипиша и предъяв, со стороны не было, маза фака иес уау!..

— -Маза фака иес уау!.. Маза фака иес уау!..

Стасян, под магические медитирующие возгласы, окружающих его плоть, медленно приходил в себя и пробуждался. Его состояние было не полноценным, полу высосанным, на половину энергичным. Он открыл глаза и увидел пелену, которая медленно рассеивалась и перед ним, уже являлись очертания чёрных скачущих шариков. После, контраст настраивался, и он уже различал силуэт непонятных существ.

— -Кто они, эти безмясовые живые кости? — подумал он.

— -Это Галупы. — ответил внутренний голос, по имени Язык.

— -Что ещё за Галупы? — спросил Стасян у Языка.

— -Которые тебе, позавчера и вчера, по башке на давали… Ночью, помнишь?

— -Так это был не сон?! — и он вспомнил, что было накануне и в страхе попытался уползти на спине, головой вперёд, но споткнулся обо что-то. Посмотрел за себя, через лоб и увидел большой глаз, который таращился на него.

— -Ааааа!!! — заорал он и вскочил. Вокруг его скакали командировочные, в утреней молитве, черепки, повторяя одну и туже фразу: «Маза фака иес уау!..». Он осмотрел и упал в обморок. Генерал подошёл и пнул, не сильно, воробья по, уже соскочившему, фингалу, что и пробудило Стасяна.

— -Ти кто? — спросил черепук Засратыч и остановил, поднятием нога-кости вверх, процедуру гимна-пения.

— -Стасян ничего не понял, но его внутренний голос перевёл ему с галупского, на воробьиный. Его внутренний голос Язык, владел более пяти миллиардов разных диалектов и наречий, включая языки микробов и программирования, вирусов, и даже нано частиц. Плюс — языки планет, звёзд, галактик и так далее и тому подобное.

— -Я воробей Стасян из Аягуза. — ответил он.

Черепук Засратыч не понял сказанного пленным и сморозил удивлённую гримасу, но уже его внутренний голос и голоса других членных ботвы, подсказали своим владельцам, что сказал некто. Вот так они научились понимать друг друга, без нудного изучения чужих слов. Они говорили и понимали синонимами, словами одинаковыми по смыслу и разных по звучанию. Например, «Маза фака иес уау!..», а по воробьиному звучит как: «Чирик, Чирик чик Чирик!», а по человеческому это будет звучать, как: «Как прекрасен этот мир!», а это мне мой внутренний голос перевёл, ведь внутренние голоса не имеют разных языков. У всех внутренних голосов — язык один. Не знаю, Божий или Дьявольский, но он есть… Язык мыслей. Вот бывает, не раз в голове играет музыка и такая знакомая, а напеть не можешь. Звучит стих или проза, а произнести не можешь и мучаешься, ломаешь голову. Знаешь, что в голове кружится мысль, а процитировать не можешь; понимаешь, но не можешь объяснить. Говоришь, что в голове кружиться мысль. И только когда отвлекаешься, то позже подсознание переводит и готовое информирует французу — по-французски; китайцу — по-китайски; собаке — по собачье, почему она и понимает мысль, а не слог. Потому, что мысль для всех, на одном языке. Скажи собаке ласково: «скотина» и она хвостом завиляет, и француз, и китаец заулыбается. А скажи: «Умница», оскалив зубы, то собака зарычит, а француз с китайцем переглянуться и в ответ ласковому значению слова ответят каждый, по-своему, нецензурной бранью. И мимика здесь не причём. Выплеск энергии.

Но я, о мой велико мученный читатель, поглощённый этой правдивой фигнёй, написанной, не под каким-либо иным воздействием, кроме как, чистым трезвым сознанием, что в наше время практически не встретишь и это плохо. Так сказать, мой этот сюжет — есть экологически чистый продукт под названием «Отрыжка зубастой лягушки». Я берусь облегчить и самому переводить Вам с галупского на воробьиный и на оборот, разумеется, через человеческий язык. И последующие, в этом словесном поносе, который, опять повторюсь, писался сугубо в трезво-ясном сознание, так же будут сразу говорить и отвечать по-человечески, так как другого языка Вы и я, Ваш покорный слуга, не владеем. Да и времени меньше уйдёт на чтение. Ну а сейчас прервём рекламу седьмого чувства и посмотрим, чем закончится этот абзац, а этой истории.

Ой!!… А их, командированных и воробья, нет на этом месте, где я отвлёкся и объяснил про языки?! Где они? И тут нет, и там нет. Пока Вам писал, они свалили. Аааа! Вон они, мои глюки, сидят и беседуют. Простите, я просто забыл, что Земля вращается вокруг своей оси не только реально у нас под ногами, но и виртуально у них под ногами. И у них быстрее, вот они и перекатились за горизонт фантазий, а встав на цыпочки и вытянув шею, я их сразу обнаружил…

— -Вот, Стасян, в общем, и всё… — с грустью, со слезою на глазе, Зэка закончила рассказ о проблеме Галупии и цели их командировки. — Нам надо найти то, что заменит пищу, как ваше излучение радиоактивное.

— -Мдаааа. — Стасян почесал, лысым крылом, свою лысую голову.

— -Но если из тебя высосать всю радиацию, то где ещё мы найдём по дороге пищу?! Мы не дойдём до цели и не спасём Галупию. И наш народ умрёт голодной жестокой смертью. — продолжил генерал Засратыч.

— -Да и сами загнёмся, от голодухи. — добавил Черевич Чмор Ико.

— -Шкура. — рявкнул черепук и нарисовал, на песке нога-костью, квадрат. — всё о своём брюхе думаешь. — квадрат не понравился, и он нарисовал в середине круг. — тварь кабинетная.

Черевич не выдержал и подбежал к генералу. Остановился и как пихнёт его с силой. Генерал откатился. Чмор Ико ел всю жизнь по больше и один на один, был явно сильнее любого черепка. Сел на место Засратыча и на рисовал, в середине круга, треугольник, потом параллелепипед и вплоть до точки. Черепук очухался, встал и только хотел напасть на Черевича, как вмешалась Козулия.

— -Тихо, тихо… Успокойтесь! — и она подошла и стёрла на писке рисунки.

— -Я знаю, что делать. — по блатному заявил Стасян.

— -Что? — хором спросили все.

— -А то, что нужно объединиться всем и понять, что все сдохнем на земле одинаково. Уничтожая друг друга, мы тормозим развитие, а размножаясь мы его тупим. И только народ не поймёт, кого слушать, а кого слышать. А не проще было бы собраться и обдумать всё, и сделать мировую два в одном. Ведь, в принципе, у тех и у тех есть, и честные и воры. Вопрос в количестве тех или иных?! Вот вы Галупы честные, убиваете воров, а сами воруете, и он тот, который всё создал не поймёт, кого уничтожать, а кого оставлять. Ведь из оставленных опять произойдёт тоже самое. Разорвите этот круг, простите друг друга и объединитесь. Станьте пионерами и не завидуйте, а поддерживайте друг друга. Так как он устал ждать, чтоб явиться вам…

— -Так, что делать? — после, некоторой паузы, спросил десятый и опять оглох, и онемел.

— -Нужно бежать!! Вперёд и только вперёд и не возвращаться, не повторять ошибок предков!!

— -Чё та, я тебя не понял вообще, какую-то ахинею прочесал нам… — выразил Засратыч. — Объясни прямо, что нам делать?

— -Бежать!! — вскочил воробей на лапы. — Бежать и только бежать, не возвращаясь.

— -Серьёзно?! — взбодрилась Козулия Зэка.

— -Ну, слава Владыке, разобрались!! — возрадовался Черевич Чмор Ико и повернувшись к генералу, сказал. — а некоторым, не мешало и извиниться.

— -Шиш дождёшься… — рявкнул Засратыч.

— -Ураааа!! В норе дыраааа!! — заорали черепки и запели свою песню: «Хай, хай хылаек, быр джулемас бырлаек». К сожалению, словами на человеческий это не переводится, а чувственно похоже, как… Эээ… «съел спелый апельсин», вот такое ощущение от песни.

— -Стойте!!! Стойййте!! — закричала строго Козулия Зэка. Все замерли: кто на земле, а кто в воздухе в прыжке. Они просто анти-гравитировали и земное притяжение им было по фигу, как СМС-кам или цифровым пакетам, летающим по белу свету. Черевич замер на рогах, а черепук, прыгая с ножки на ножку, так и замер: две нога-кости вверх, а двумя другими, опираясь оземь. Трое черепков зависли в воздухе: первый — в сальто; седьмой — в шпагате, а десятый свернул лапки в верёвку.

— -Что случилось, Зэка? — спросил Черевич.

— -А куда бежать? В какую сторону? — Зэка вылупила свой глаз.

Все переглянулись и взоры остановились на воробье. Тот почувствовал, вопросительные недоверчивые, взгляды окружающих.

— -Аааа?! Что вы на меня так смотрите? Мы можем бежать хоть куда: вправо, влево, назад, вперёд, вверх, вниз… Хоть куда, всё равно вернёмся сюда.

— -Почему? — спросили все хором.

— -Земля потому что круглая. — ответил воробей и его опять понесло. — Я летел, по идеи, сюда… Я летел. Вы слышите? Я летел, а не шёл или бежал… — Стасян встал и почесал копчик. — хвост, что ли растёт?

— -Ты давай, не парь мозги. — рявкнул черепук и принял боевую стойку. За ним последовали и бойцы. Стасян попятился назад.

— -Нет, нет, что вы?! Я вспомнил. Вот этот светящийся шар, Солнце, выкатывалась там… — и указал на восток. — и к его всходу, я летел… Значит, нам нужно бежать на оборот, где солнце прячется, за полоской.

— -Горизонтом.

— -О да. Мудрейший писатель. — Стасян взмахнул лысым крылом в небо, как поэт. — Вооот…, Эээ… Короче на оборот. Где оно пряталось — я летел, а сейчас нужно бежать, где вылезет оно.

— -А что там? — полюбопытствовала Козулия.

— -Там Челябинск, а точнее река Течь. И там был когда-то взрыв и столько вкусненького радиоактивного, что просто всё светится. И до сих пор там мировая помойка радио отходов. Там этого добра на вечные века. — -И Стасян выгнул спину, выставив грудь колесом.

— -Ну, так побежали, что торчим мы, как чопики в бочке? -подпрыгнула Козулия.

— -Бойцы, стройссс!! — прокомандовал черепук и все махом построились. — бегооом, за воробьёоооооом, арш!!!

И все побежали только наоборот, оставляя после себя клубни просёлочной пыли. И солнце поравнялось над головами. Они разгонялись так быстро, что ночь уже не успевало наступить. И Солнце потихоньку начинало отставать и всё быстрей и быстрей. И вот скорость бегунов ускорилась да так, что на встречу им уже оно вставало на закате и заходило на востоке. И день сменялся ночью, а ночь — днём в одну секунду. Во как быстро они бежали по лесам и полям, морям и океанам, не успевая даже промокнуть, обогнув земной шар раз пять или сто, я не считал и их силы стали иссекать.

— -Стойте, стойте коты позорные! — задыхаясь захрипел отстающий на пять, десять кругов вокруг земли Преподобный Черевич Чмор Ико. — Стооооойтеее!! — и упал на землю. Ботва остановилась и тоже решили по валяться на бугре. Вдруг из бугра появилась нора и вылез сам Генералисифилис.

— -Это что такое? — возмутился он. — Вы что, так ещё и с места не сошли? Дармоеды. А ну быстро на поиски! А то, а то.?! -он в нервном синдроме затопал и упал без чувств, схватившись за левую часть подбородка, по типу сердце заболела. А сердца-то у них не было, наверное. Но путешественники решили быстро смыться с глаз долой от гнева Голупян.

Наступил вечер, и все захотели есть.

— -Ну что, все устали? — спросила Зэка.

— -Дааа!! — с трудом ответили остальные.

— -Тогда держите воробья. Я ещё с него радиков по высасываю, дном своим. — предложила Козулия.

— -Да чё, ладно я и сам могу полежать под тобой, тем более, мне даже лучше спится после этого. — предложил Стасян. Он, конечно, соврал, что ему по кайфу после отсоса Козулии, на самом деле, его, после этого, утром тошнило… Или после бития?! Короче, следующее утро покажет.

Но черепки были до такой степени оголодавшие, что не расслышали предложения воробья и накинулись на него. Стасян заорал, но было уже поздно. Все были сонно слепы и хотели жрать!!!…

*****

«вынужденное предательство»

На утро путники встали рано, голод за чморил, тихо подкрались к спящему воробью, который во сне сладко летал и не подозревал, что он само останавливается в плане излучения. Точнее сказать, он никогда не стал бы не радиоактивным. К тому же он не препятствовал их трапезной процедуре, а вот они видимо любили получать пищу с трудом, а не даром. Вот и сейчас, Козулия кралась за черепками и так как Стасян был в пять раз больше черепков и в два раза превосходил Козулию, то он мог и покалечить с просони, рефлекторно защищаясь, что и придавало колорит трапезе мутантов. Проснувшись же полностью воробей понимал своей без вредной для него роли и, видя, как фанатично настроены галупы, просто игрался с ними, прикидываюсь жертвой. Ну, прёт этих костяшек завоёвывать себе пищу.

Они разом прыгнули и придавили Стасяна к земле Засратыч и Чмор Ико вместе как не странно придавили плечи воробья, дав тем самым забраться Козулии и прикоснуться своим дном к его облучённому телу.

— -Аааа!! Аааа! — заорал воробей, не так от боли, как от неудобства. Все разом отпрыгнули. И Козулия мило извинилась.

— -Простите меня, пожалуйста, но у вас содержание радио нуклидов, как не странно, постоянно само восстанавливается и вас нам хватит на долго, может даже и на весь путь.

— -Точно, но я сам могу лечь под тебя, без этих ного-косте-прикладствах, что причиняют мне боль и унижения с недоверием. — ответил Стасян, лёжа придавленный под сворой черепков по краям и в центре восседала Козулия.

— -Ты захваченный и поэтому лучше молчи, ты наш трофей, и мы что хотим, то и будем с тобой делать. — заявил Черевич.

Стасян изменился в лице. Он бы так и не обращал на причуды жажды насилия у галупов, но заявление Чмор Ико задело у него струнку гордости. Но он схитрил, будто смирился со сказанным Черевичем, утаив в душе ненависть и обиду. Месть рассудит всех.

А что касается остальных, стоящих в ожидании продуктового плевка, то некоторые просто выполняли приказ, а другие его давали. Но черевичку так не казалось, и он думал, что его все осуждают своими взорами и смотрят на него, а на самом деле он просто стоял первый перед Козулией. Но его сомнительность в правильности им сказанного за всех не успокаивалась.

— -И не надо на меня так черепа таращить. Я главный и всё! Если будете думать про меня разную фигню ещё раз, то я того лишу еды!! Всем ясно?

— -Смотри, чтоб тебя не лишили. — вырвалось у Засратыча.

— -Тихо, тихо. — успокоила Козулия Зэка. — плюю… — все встали в постойке смирно. — Пусть сам говорит, кто он в нашей ботве и какое место занимает.

— -Да всё мазёво!! — сказал воробей, а сам подумал: «могла бы и защитить меня, раз я чмо трофейное, то… посмотрим.» -Побежали?!

И они побежали туда же, куда и вчера, но медленно. Даже очень медленно. Просто невозможно представить: ну ооооочень медленно. Медленней, чем шагать. И только Стасян шёл, как всегда. Обгонял их и постоянно возвращался. Он с ехидством смотрел, как двигаются галупы, и казалось ему будто они по идеи бежали как замедленная прокрутка видика. Стасян с любопытством обходил каждого и всматривался в их позы и рожи. Но им казалось, что он спешит, так как он для них был слишком скор. Парадокс времени: вчера шли быстрее суток, а сегодня бегут медленнее минуты. Видимо, радиация тоже влияет на чёткость времени… а может это желание воробья или автора?! В любом случае — прикольно и не стандартно.

— -Тыыы чёооо неее бееежиишшьшь? — спросил ну ооооочень медленно черепук Засратыч. — Иииздеееваааешшшсяааа?!

Стасян двигался в человеческом времени и поэтому его время нам ближе и роднее, его и будем опираться.

— -Так за вами не угонишься.

— -Чёооо?

— -Зааа вааамиии неее ууу гооонииишьсяааа. Хочу понять, что вы за типы. У вас что, с внутренним временем проблема? Вот у меня, как у людей ровно и чётко. А у вас — то скипидар в попе, то запор. И вообще я птица, а не пресмыкающийся. Мне летать, парить нужно. У меня крылья развитые и мощные… — он поднял свои конечности и оглядел их. Грусть отуманила его, и он вздохнул в начале. — Ух… были бы перья, хвост прибудет. Вот прошлый раз я лучше бежал, а нынче нет. Излучение то восстанавливаться, а энергия — нет. Да, интересно, что вы сегодня вечером опять будете заворачивать в бараний рог, мои крылья или лапы?

— -В оообееед. — протянула Козулия и в прыжке вытянула ноги в шпагат. Только она одна понимала его. А для остальных его речь казалась быстрой, как на скорость и писклявой, будто гелия надышавши…

— -В обед? Может ещё и ланч вам предложить и файфлок, первый завтрак, второй и ужинов штук пять?.. — возмутился Стасян. — черепа не треснут, а? Ты, Чмор Ико, — и Стасян дёрнул за нога-кость Черевича, который так же оторвавшись висел медленно, двигаясь в воздухе в середине своего медленного прыжка. Тот, правда, сразу же шлёпнулся со скоростью нашего времени. — ну так что будете у меня на сей раз обсасывать?

— -Ноооссс! — ответила медленно перепрыгивающая бугорок Козулия.

— -Сядете на нос мне? Так у меня нет носа. Я же не плешивый кошак? Это у него есть нос. А у меня клюв, — утвердил воробей и остановил свой взгляд на бугорке, из которого так же медленно высовывались усы, потом шарикообразный нос.

— -Глааавноооеее чтоооб яаазыыык быыыл. — добавил Преподобный Черевич. — болтливый и поганый как у воробья…

Но Стасян уже не слушал их и не разглядывал. Он заинтересовался носом из норы с усиками, который медленно вылазил из норы. Это был крот, но Стасян этого не знал. Он взял соломинку, валявшуюся рядом и подойдя сунул её в ноздрю и утоптал вместе с носом и усами в нору. Соломинка зашевелилась ооооочень медленно, сопровождаемая таким же медленным чихом. — Ааапчхиии… -вылетела вон из ноздри и тоже медленно. Стасян даже успел вздремнуть, пока соломинка коснулась земли, а крот опять начал вылазить и показал медленно: в начале усы, а после и нос. Воробей проделал тоже самое и улыбнулся. Соломинка медленно зашевелилась и Стасян обвязал её усами. Раздался медленный чих и соломинка будто пудовый лом медленно, но монументально вылетела и натянула усы.

— -Аааа!! — заорал крот и придя в себя, оторвал соломинку с усами, почувствовал адскую боль и быстро как таракан убежал прочь. Стасян заржал и схватился за живот. А команда удалилась всего лишь на один прыжок за всё пройденное время. Стасян начал скучать и ходить: то сюда, то туда. И только он пожалел, что связал усы, как неподалёку заметил свежий парящий помёт, который изверг испугавшийся крот. Воробей подошёл и радостно вымолвил:

— -Оооо, Силы небесные, Тучи мохнатые, Солнце жаркое, благодарю Вас!!! Оооо, силы небесные!!!!! — и он вспомнил про мух и облепился, обвазюкался как тогда и стал ждать мух.

— -Ну, где они? — вслух заволновался воробей.

— -Мыыы здееесь, дооогоооняаай! — ответил черепук Засратыч.

— -Да не вы. Вы мне уже осточертели, мне нужны мухи. — и Стасян замахал руками, чтоб вонь поширше рассеялась.

— -Аааа ктооо эээтооо тааакиииеее, мууухиии? — спросил Черевич.

— -Ща увидишь, только терпения. — и воробей стал ждать, оглядываясь по сторонам.

К счастью, остатки в количестве двух миллиардов мух под предводительством того самого муха Меда, блуждали по кругу в поисках пищи, но к сожалению, из живых, кто мог им сделать пищу подобно Козулии черепкам, здесь после взрыва остался лишь этот крот и всё, а он вообще из норы не выползал и гадил в норе, а рожу высовывал, лишь что бы изменить температуру. А может быть он вообще приполз, точнее сказать, прирыл на заражённую зону случайно. Рыл, рыл и прирыл… и насрал.

Любимый запах окутал ноздри Меда и его народ. И взбодрил всех, обезумев.

— -Ай, кал давай! — заорал, жужжа он. — вот там, здесь? Летать на этот куча дерма и жрать его бистро. Наш толпа сила надо. — и они все разом полетели и насели на воробья, но мозги у них не работали из-за долгого голодания, и они опять попались на ту же удочку. Помёт застыл и Стасян сказал:

— -Привет, муха Мед!!! Не узнал??

— -Ой! — вздрогнул от испуга мух Мед и сразу переокаблучился. — Оооо!! Это вы, господина жива? Какой мой счастье видеть жив тебя!

— -Как видишь, а ты, стрёмное насекомое, меня бросил в трудную минуту и теперь я у них в плену, может даже в рабстве.

— -Как ми??

— -Нет, хуже. Они меня используют — -Как ти нас??

— -Нееет, как еду, а я вас арендую по соглашению. И если даже и съел ваших чуток, так без мук и потом, всех, кого я съел, те во мне. Мы едины и сильны… а ты, муха Мед, меня бросил в трудную минуту.

— -Прости, господина, ми отработаем –про гундел вес рой хором.

— -Ну и ладненько, вот и до базарились. Тогда летим, пока эти не в нашем времени бегут.

— -Бегут? — засмеялась муха Мед. — по-моему, они не бегут. Они даже не идут.

— -Они просто висят в воздухе. — пояснили опять всем хором мухи и так же рассмеялись.

— -А чё смеётесь? — Стасян встал на ноги. — ладно, чёрт с ними. Их проблемы, это их проблемы, а мои — это мои. В каждой избушке свои погремушки. Так что, летииииим!!!

И мухи хором зажужжали да так, что получилась песня: «А он сказал политехали, а он взмахнул крылом. И словно вдоль по степи Чернобыльской, поднялся над землей».

— -«Землёй», идиоты! — крича поправил Стасян.

И воробей подпрыгнул, рой подхватил, и они вспорхнули над галупами. А те вскоре пришли в себя, то есть, в человеческую временную скорость. И сразу же запаниковали:

— -Эй, эй! — кричали они вслед уделяющему мухо-крылому. -Стой, ты обещал, поскудина.

— -Я тебя убью, сын собаки и шакала. — перекричал Черевич.

— -Это ты его напугал, он и свалил!! — взорвался черепук на Черевича.

— -Я не виноват!! — заорал Преподобный и съёжился, трусливо сблокировавшись.

Читать "Подсолнух" - Воробей Ирина Леонидовна - Страница 3

Татьяна закатила глаза, отвернувшись к окну. Девчонка расплылась в смущенно-благодарной улыбке и, облизав губы, закусила нижнюю.

– Нет, просто Лада, – робко ответила она.

– Ну, а это просто Степа, – улыбнулся Владимир, небрежно махнув рукой в сторону друга.

Степа кивнул, а потом внимательно посмотрел на Татьяну, заодно оценивая ее внешние данные. Любопытная ухмылочка растянулась на всю ширь узкого лица. Девушка не стала ничего говорить.

– А подругу твою как зовут? – спросил лысый у Лады.

– Таня, – ответила та.

Татьяна посмотрела на нее таким взглядом, будто девчонка раскрыла перед всем миром ее самую страшную тайну, но Лада быстро перевела возбужденный взгляд с нее на лысого.

– Очень приятно, Таня, – нарочито вежливо сказал парень, медленно кивнув ей.

Девушка на секунду выдавила слабую улыбку в ответ и тут же снова вернула каменное выражение лица. Владимир при этом сверлил ее вдумчивым взглядом, в котором горел недобрый огонек неизвестных мыслей.

– Откуда едешь, Лада? – спросил лысый.

– Из Питера.

Девчонка уперлась в боковую стену поезда, чтобы развернуться к парню всем корпусом.

– Что ж, я дурак, спрашиваю, – воскликнул тот, щелкнув себя легонько по лбу. – Поезд же Питер-Москва, можно было и догадаться.

Лада хихикнула. Татьяна хмыкнула. Степа продолжал разглядывать обеих девушек по очереди.

– Москву покорять? – спросил Владимир.

– Мне не надо ее покорять. Я там живу. Уже лет семь как, – усмехнулась в ответ девушка. – А вы откуда?

Любопытными круглыми глазами она обегала обоих парней за считанные секунды по кругу.

– Я Владимир из Владимира, – заявил лысый, вытянув руку вперед, как Ленин, будто провозглашал свой великий, кровью и потом заслуженный, титул.

– Это что, Владимир был? Такой маленький? – изумилась Лада. – Я думала, он крупный и в другом месте находится.

Парни рассмеялись. Татьяна улыбнулась.

– Нет, глупышка.

Лысый убрал за ухо распущенные волосы Лады, отчего девчонка поджала плечо к голове и густо зарумянилась.

– Это была какая-то захолустная жопа мира, откуда он родом, – говоря это, Владимир перевел ухмыляющийся взгляд на друга. – А я к нему в гости приезжал. Теперь мы едем к нашему третьему другу в Москву.

Дальше Татьяна слушала без интереса, хотя деваться было некуда. Стоило отдать Владимиру должное, он умел развлечь беседой, хоть и примитивной, в которой Лада участвовала с завороженным любопытством. Татьяна заметила искорки в ее глазах. На секунду даже показалось, что девчонка пошла в мать, но она отвергла эту мысль, решив, что той просто не хватает опыта. Она и сама не была умудрена жизнью, но эти парни заставляли напрягаться. Девушка никак не могла удобно сесть, постоянно чувствовала сжатие изнутри и желание забиться в дальний темный угол, подальше от них, но вместо этого приходилось односложно отвечать на изредка задаваемые вопросы.

Говорил, в основном, Владимир. Степа только посмеивался или вставлял незначительные комментарии. Владимир отвешивал всяческие комплименты Ладе, отчего та все более внимательно слушала и с большим любопытством смотрела. Татьяна подметила у него неплохое чувство юмора, хоть оно и выражалось в исключительно низких шутках.

Владимир расспрашивал Ладу обо всем. Она ему обо всем с удовольствием рассказывала. Много времени обсуждали ее мать. Та жаловалась, Владимир понимающе кивал, а потом вставлял псевдо мудрые комментарии, но Ладе они нравились, потому что полностью поддерживали ее в этой ситуации.

О себе Владимир рассказал только то, что бросил престижную работу ведущим экономистом в крупной производственной компании, решив отправиться в путешествие автостопом, в котором он находится уже два месяца. Одет он был прилично, чисто и со вкусом, но имелись некоторые признаки поношенности, говорившие о дальнем путешествии. Из вещей он вез только худенький рюкзак, что сочеталось с его философией минимализма. Он много рассказывал не столько о себе, сколько о своих приключениях и людях, которых встречал по пути, все сильнее вовлекая в разговор обеих девушек. Татьяне было интересно узнать о новых местах, а Ладе парень просто понравился. Под конец пути она смотрела на него с восторгом.

За болтовней время пролетело быстро. Поезд прибыл четко по расписанию в 21:58. У дверей уже столпились пассажиры с чемоданами, растянувшись на весь вагон с двух его концов. Татьяна и остальные оказались где-то посередине. За окном стояла темень, но по каплям на окнах и дверях можно было догадаться, что льет дождь, не ливень, но и не мелкая морось. На небе не показывалась ни одна звезда. Все затянулось тучами.

Выйдя на мокрый перрон, компания направилась к выходу вслед за галдящей толпой. Кто-то радовался долгожданной встрече, кто-то обсуждал мерзкую погоду, но большинство гремело чемоданами на колесиках, что постоянно стукались о неровности бетонной поверхности. Татьяна тоже тащила за собой чемоданчик, который периодически подскакивал на маленьких горках и вмятинах. Она шла впереди всех. Степа шел за ней, натягивая на голову бейсболку. Владимир вел Ладу за плечи следом, рассказывая что-то почти на ухо, потому что шум толпы заглушал его слабый голос.

Выйдя на площадь перед вокзалом, все четверо остановились. Настало время прощаться, которого Татьяна ждала несмотря на интересные рассказы Владимира. Сбоку к ним подошел еще один парень, высокий, широкий, с козлиной бородкой на первом подбородке. Владимир представил девушкам третьего друга, которого звали Антоном.

– Ну, куда вы, красавицы, в такую погоду пойдете? – сказал лысый. – Что мы, не джентльмены что ли? Давайте, мы вас подвезем, куда скажете.

Он сразу бросил вопросительный взгляд на Татьяну. Лада сделала то же самое. Девушка не понимала, причем здесь она.

– Нет, спасибо, не надо, – отмахнулась рукой Татьяна.

– Тань, ну, поехали! Куда ты сейчас одна? – воскликнула Лада. – Поехали ко мне! Тебе же все равно некуда идти! Мама на работе сегодня. А утром уже нормально будешь искать жилье.

Парни переглянулись между собой.

– Действительно, Татьяна, время позднее, – заметил Владимир. – Опасно в Москве по ночам такой красавице одной разгуливать.

– Поехали, – продолжала Лада, схватив девушку за руку. – Дождь же! Уже ночь!

Татьяна оцепенела в нерешительности. Дождь успел за несколько минут намочить ее волосы и кроссовки. Ветер обдувал мокрые пальцы, пронзая до косточек. Небо давило темной бездонностью. Четыре пары глаз умоляюще на нее глядели, особенно большие и круглые живые глаза Лады.

– Антохе несложно вас подбросить, – сказал Владимир, подмигивая другу.

Через несколько секунд терзаний, Татьяна осознала, что, действительно, неправильно рассчитала время и не подумала, что в десять вечера не очень удобно в незнакомом городе, тем более таком большом, как Москва, искать ночлег без телефона, в дождь, с чемоданом и в одиночку. А Лада любезно предложила свое гостеприимство. Но ее смущали парни, хоть они и провели с ними несколько часов в поезде, а те много чего о себе рассказали и вели себя вполне откровенно. В основном, Владимир. Степа отмалчивался. И что-то в этом не давало ей покоя.

– Ну, что ты, в самом деле? Не маньяки же мы какие-нибудь, –отшутился Владимир, отчего Лада звонко захихикала, а другие два парня выдавили по смешку. – А вот в одиночку ты гораздо вероятнее на какого-нибудь извращенца наткнешься.

Девушка посмотрела ему в глаза. Парень ответил ей открытым и прямым взглядом, с легкой улыбкой, без загадочного прищура, которым озирался всю дорогу в поезде. «Ладно, действительно, лучше держаться людей, чем бродить одной ночью», – подумала Татьяна и согласилась. Лада от радости запрыгала. Владимир широко улыбнулся.

Они поплелись в машину. Парень любезно помог Татьяне убрать чемодан в багажник. Антон занял водительское кресло, Степа – пассажирское рядом, а Лада, Владимир и Татьяна уместились на заднем. В салоне воняло куревом и выхлопными газами. Свежая елочка с ароматом яблока не спасала. Первые пять минут Татьяне хотелось надеть противогаз, но вскоре мозг привык к такой атмосфере. Она слегка приоткрыла окно, чтобы в салон попадало хоть немного свежего воздуха, но через щелку просачивались холодные капли дождя, поэтому окно пришлось закрыть.

ЛЫСЫЙ МУТАНТ | Игорь Воробей

Хотите узнать об Испанских НЕКТАРИНАХ и в принципе об этом восхитительном фрукте семейства сливовых? Ставим "❤️" и становимся эрудированее!


✴️Во первых сразу отмечу, что многие заблуждаются, думая что Нектарин - это гибрид персика и абрикоса. Другие полагают, что "лысый персик" - это "помесь" персика и сливы. Но оба варианта НЕ верны. Внимание! Нектарин - это МУТАНТ!😳😳😳


✴️Человек не принимал никакого участия в происхождении фрукта: он создан природой! Факт: «голые» персики растут на тех же деревьях, что и обычные! Они часто опыляются между собой и иногда дают урожай нектаринов.


✴️Такой феномен у ботаников называется «классической мутацией» и не имеет никакого отношения к генной инженерии. Основные места произрастания нектарина это: Израиль, Греция Италия и конечно же Испания! Первые упоминания о фрукте датируются 1616 годом.


✴️В наше время человек научился прививать нектариновые деревья, поэтому урожай собирают регулярно. Изначально фрукт культивировали в Китае, но сейчас, помимо Средиземноморья он растет в Египте, Турции и даже на Кавказе!


✴️Нектарин более сладкий, чем обычный персик. Есть несколько видов, и самые популярные – ПЛОСКИЙ нектарин и ИНЖИРНЫЙ («Китайская репка»). А в Испании выведены собственные "солнечные" сорта: "Фэйрлейн" и "Ла Фусалоде". Мякоть у них плотная и сочная. Я люблю брать охлажденные Нектарины на пляж и "пить" их, когда появляется жажда. Особенно мне нравятся местные сорта тем, что хрустят как яблоко, когда откусываешь.


✴️Про полезные свойства писать не буду. Ясно, что они есть и их немало. Скажу только, что основное полезное вещество - это каротин. На 100 грамм плодов всего 48 ккал, так что вреда фигуре он тоже не наносит. В Испании даже есть специальная "Нектариновая диета", которую местные врачи иногда назначают беременным! У них тут правда много прикольных диет, типа "Хамон Иберико и Красное Сухое вино", "Обнимашки"!!!!! 😇 И между прочим многим такие диеты и методы действительно ОЧЕНЬ помогают излечиться или хотябы на время забыть о недугах.


✴️В Испании сезон Нектаринов длится с мая по октябрь и на местных прилавках их можно купить по цене от 1€ за кг.


🤓✌️А вы что любите больше: Нектарины или волосатую классику?

90 000 Городской совет Бохни о протестах: Призыв к «примирению и уважению закона» 90 001

Городской совет Бохни проголосовал за «примирение и уважение к закону и государственным институтам перед лицом угрозы пандемии». В обращении, поддержанном 10 из 18 советников, упоминаются протесты в ответ на решение Конституционного суда об абортах. Между тем, на этот вечер (пятница, 30 октября) запланирована еще одна спонтанная "прогулка" по Бохне, которая начнется в 18:00 в Соляных Плантах.

Советник ПиС: «Мои избиратели потребовали вмешательства»

Тему поднял советник Казимеж Врубель (клуб «Право и справедливость»), председатель комиссии по жалобам, ходатайствам и петициям, который подал заявление о включении в повестку дня вопроса под названием «Вынесение позиции горсоветом о серьезных нарушениях закона, имевших место в Бохне 25 октября 2020 года».

- Я хотел бы высказаться на эту тему публично, потому что мои избиратели попросили меня вмешаться , - сказал советник Казимеж Врубель, который также является председателем правления поместья Виндакевичей.

На фото советник Казимеж Врубель (ПиС).

Предложение о внесении этого пункта в повестку дня поддержали 13 советников (Ян Балицкий, Зенона Банасяк, Марек Брюг, Эдуард Двигай, Целина Камионка, Евгениуш Конечны, Богдан Костуркевич, Анна Морайко, Януш Можджень, Дамиан Слонина, Кшиштоф Срока, Алисия Слива, Казимеж Воробей). Только Богуслав Дзигай проголосовал против, а Кинга Пшиборовска и Люция Сатола-Токарчик воздержались.

"Собрание было незаконным"

Казимеж Врубель пояснил, что запрошенная апелляция касается воскресной акции протеста, которая началась перед офисом депутата Станислава Буковца.Несколько сотен человек прошли маршем по улицам города, выступая против решения Конституционного трибунала, который постановил, что аборт из-за высокой вероятности тяжелого и необратимого повреждения плода не соответствует Конституции Польши. Наш отчет об этом событии вы можете посмотреть ЗДЕСЬ.

- В начале хотелось бы уточнить, что я не имею в виду никакой полемики с целями протеста, потому что горсовет не об этом, а имею в виду обратить внимание на неоднократное нарушение закон участниками демонстрации - отметил советник Казимеж Врубель и спросил, просили ли организаторы акции у мэра разрешение на собрание.

- Никто не спрашивал о возможности организации акции протеста и подобного митинга. В результате в согласии также было отказано , - ответил Стефан Колавинский, мэр Бохни.

- Итак, мы предполагаем, что собрание было незаконным с начала до конца , потому что мэрия города не давала согласия на такое собрание. Напомню, что господин мэр, как хозяин города, несет ответственность за безопасность и здоровье жителей города.Между тем, протестующих нарушили закон хотя бы в некоторых отношениях, - заявил Казимеж Врубель.

"Митингующие нарушили закон хотя бы в некоторых отношениях"

Затем заявитель перечислил следующие аспекты:

  • " Аспект №1: в публичных собраниях могут участвовать не более 5 человек. Участники должны закрывать нос и рот и держаться на расстоянии 1,5 м от других людей. Запрещается организация собраний и мероприятий любого рода, за исключением мероприятий и собраний, организованных на дому, в которых участвует до 20 человек.Тем временем несколько сотен участников сборки нарушили все эти правила ».
  • " По аспекту 2: участники акции незаконно перекрыли улицы города - ул. Бяла, Бернардинская, Крашевский, Костюшко и Казимеж Вельки. Некоторые из этих улиц были полностью перекрыты, что представляло опасность для участников дорожного движения ».
  • " В аспекте 3: протестующие практически постоянно употребляли вульгарные, нецензурные выражения, нарушая личные права многих людей.Наказывается по ст. 141 КоАП, в которой говорится, что употребление нецензурных слов в общественном месте преследуется по закону. Виновный может быть подвергнут ограничению свободы, штрафу в размере до 1500 злотых или выговору в размере ».
  • " В аспекте 4: участники оскорбили чувства верующих, пройдя мимо св. Николая, совершая там Евхаристию и произнося оскорбительные пошлые лозунги. Они нарушили ст. 196 УК РФ, согласно которой лицо, оскорбляющее религиозные чувства других лиц путем публичного оскорбления объекта религиозного культа или места, предназначенного для публичного совершения религиозных обрядов, подлежит штрафу или наказанию в виде ограничения свободы или лишения свободы. на сумму до 2 ”.

- Это только самые важные нарушения закона, которые я заметил. Во всем этом легко убедиться, прослушав кинозаписи и просматривая фотосайты, охотно размещаемые некоторыми местными сайтами, которые, кстати, активно участвовали в раскрутке этого события. Поэтому разумно задаться вопросом, должны ли городские власти оказывать финансовую поддержку СМИ, пропагандирующим незаконную деятельность? - сказал советник К. Врубель.

- Я отдаю себе отчет в том, что сейчас будет сложно установить главарей этой незаконной толпы и нарушителей закона, потому что отношение служб, ответственных за поддержание общественного порядка, особенно милиции, было по крайней мере для меня непонятным и странно пассивный.Хочу добавить, что не позднее позавчера вечером после 19.00 произошло некое вторжение не только на ос. Виндакевича, но и во все соседние поместья. Десятки легковых автомобилей, которыми управляла молодежь с включенными на максимум клаксонами, с ревом двигателей, эффектно нарушали вечернюю тишину, вызывая страх и ужас у жителей , - сказал Казимеж Врубель.

В завершение своего выступления он попросил остальных советников принять резолюцию следующего содержания: « Вспоминая опыт незаконного схода в Бочне 25 октября 2020 года.Городской совет Бохни призывает мэра города Бохня принять в будущем все меры для активного противодействия случаям такого вопиющего игнорирования закона, в сотрудничестве с соответствующими службами, как это было во время инцидента , о котором я упоминал. над ".

Советники разделены

Советники, участвовавшие в обсуждении, разделились. Некоторые (например, Анна Морайко или Ян Балицкий) говорили, что резолюция необходима. Другие (например, Дамиан Слонина, Ежи Лысый, Эдуард Двигай) высказались против этой формы речи.

Советник Анна Морайко поделилась своим негодованием по поводу протестов, происходящих по всей Польше. - Каждый имеет право выразить свое недовольство, но в рамках закона. То, что происходит, — чистое варварство. Разрушение церквей, нападение на священников, срыв Святой Мессы. Использование крайне вульгарных выражений постыдно и недопустимо. Мы должны решительно противостоять той форме протеста, которая недавно состоялась в году, - заявила советник Анна Морайко.

По словам советника Дамиана Слонина, обращение городского совета было бы «подливкой масла в огонь». - Форма самих протестов оставляет желать лучшего. Формулировка была неподходящая, но я категорически против того, чтобы занимать какую-либо позицию в городском совете, а тем более принимать резолюцию по просьбе члена партии, что привело ко всей этой неразберихе. Люди имеют право выражать свое мнение, случай очень шокирующий, он разделил общество, и городской совет не должен подливать масла в огонь и пытаться ограничить гражданские свободы постановлениями , - заявила советник Дамиан Слонина.

Советник Ежи Лысый высказался в том же духе. - Это была провокация. Если бы кто-то хотел больше всего насолить Польше сейчас, он бы сделал решение Конституционного трибунала по крайне чувствительному вопросу, т.е. акт, действующий уже более десятка лет. Я считаю, что момент объявления пандемии на пике пандемии — это шизофреническое или совершенно идиотское занятие. Кто сеет ветер, тот собирает бурю - прокомментировал советник Ежи Лысый. - Возможное решение еще больше увеличит спираль претензий , - добавил он.

Председатель совета поддерживает обращение

- Мы не говорим о вопросах местного самоуправления, мы говорим здесь гораздо шире. Мы возбуждаем дело по поводу решения Конституционного трибунала, которое нарушило определенный консенсус, существовавший с 1993 года. Покойный На это обращает внимание и Лех Качиньский, нынешний президент Анджей Дуда. Однако я думаю, что это заявление господина Казимира Врубеля было вызвано тем, что некоторые люди действительно боялись того, что происходило в Бохне.Она не знала точно, что может произойти дальше. Нельзя отрицать, что большинство людей, участвовавших в этой демонстрации, были не из нашего города. Были таблички из Кракова, из Тарнова, не из нашего повята. Я уважаю право на протест по любому поводу, но в какой-то момент ограничения были превышены. Мы должны вежливо указать этим молодым людям, что, однако, каждого следует уважать. Мы уважаем их точку зрения, нам не обязательно соглашаться с судами, в том числе с Конституционным трибуналом - сказал Богдан Костуркевич, председатель городского совета Бохни.

Обращение также поддержал советник Ян Балицкий. - Я оставляю в стороне причины, по которым произошли эти инциденты. Оставляю в стороне, был ли причиной приговор Трибунала или другого учреждения, которое нравится не всем жильцам. Помимо того, может ли это быть протестом против ношения масок, будет ли речь о желании общественности ввести летнее время или нет. Я считаю, что одним из важнейших элементов нашей общей жизни самоуправления является уважение к закону.По этой причине, не вдаваясь в нюансы (...), я считаю, что мы как городской совет должны послать четкий сигнал о том, что в нашем городе мы будем стремиться к тому, чтобы все применяемые законы соблюдались. Я считаю, что на данный момент форма обращения с напоминанием мэру, городской страже или, возможно, другим органам, отвечающим за поддержание порядка в городе, и обеспечение соблюдения некоторых положений, касающихся, например, форм демонстрации, является целесообразной и разумной. , иначе мы будем все больше удивляться таким ситуациям , - сказал Ян Балицкий.

Обращение как ответ на слова Ю. Качиньского?

Ежи Лысый сослался на последнее заявление вице-премьера Ярослава Качиньского. - Я приму это (обращение/постановление) как ваше (слова в адрес советников клуба ПиС - прим. ред.) ответ на обращение президента, и нам бы этого, конечно, не хотелось. Обращение президента было насквозь вредным и опасным, потому что мобилизация членов и сторонников ПиС на борьбу с оппонентами я считаю величайшим преступлением, которое могло произойти.Это превью гражданской войны. Трогаю 100 темы, потому что Верю, это сказал человек, думаю не совсем мысленно подходит . Говорю это с полной ответственностью. В связи с изложенным предлагаю не привлекать наш совет, советника от ПиС, к политике, а господа управляющие этим городом умеют вести себя хорошо - повторил свой призыв Ежи Лысый.

Эугениуш Конечный сделал аналогичное заявление:

- Не будем делать вид, что в Бохне очень плохо, что здесь нарушен покой, а в остальном все хорошо.Я не придерживаюсь принципа, что наша дача из деревни, но не мы, среда в Бохне и окрестных городах, или приезжие вызвали этот переворот, чуть ли не революцию. Поэтому я поддерживаю аргументы Ежи Лысого. Меня немного удивляет режиссер Балицкий, что мы пытаемся быть умнее всех на каждом шагу, что этой эмпатии нигде нет . Я не хочу, чтобы меня неправильно поняли, я не хочу никого подлизывать, но к этому сочувствию призывают высокие сановники государства и церкви, кроме самого президента, который сказал то, что сказал.Нам нужно это сочувствие, здесь ничего не поделаешь .

" Сообщение дня"? "Рекомендация от начальника"?

- Я полностью поддерживаю то, что сказал г-н Ежи Лысый. Ходатайство, представленное советником Врубелем, как если бы я включил наше национальное телевидение. ... Нет смысла. То, что происходит, не происходит в Бохне. Мы все знаем об огромных размахах и масштабах этих протестов, — сказал советник Эдвард Двигай, .

Цитируемый другими советниками Ян Балицкий повторил, что в своем выступлении он игнорировал причины протестов. - Я указал, что наше обращение, резолюция, должно включать обращение к обществу Бочни, чтобы они уважали закон, реагировали даже на ситуации, которые могут быть провокационными, а не вели себя как совершенно разнузданное общество. Вы не можете оставаться без ответа все время. Отсутствие реакции приводит к усилению определенного поведения - , добавил советник Ян Балицкий.

Апелляция принята, но содержание другое

В связи с довольно большим расхождением во мнениях, представленных советниками, председатель совета Богдан Костуркевич предложил новую редакцию обращения:

" Депутаты городского совета Бохни призывают к примирению и уважению к закону и государственным институтам перед лицом угрозы пандемии" .

После завершения обсуждения (заявку подал Дамиан Слонина) советники проголосовали за вышеуказанное обращение.

Результат голосования:

ZA (10): Ян Балицкий, Зенона Банасяк, Евгениуш Конечны, Богдан Костуркевич, Анна Морайко, Януш Можджень, Кинга Пшиборовска, Кшиштоф Срока, Алисия Слива, Казимеж Врубель;

ПРОТИВ (7): Богуслав Двигай, Эдуард Двигай, Целина Камионка, Ежи Лысый, Люция Сатола-Токарчик, Дамиан Слонина, Казимеж Сцисло;

НЕТ ГОЛОСОВ (1): Марек Брюг;

ОТСУТСТВУЕТ (2): Марта Бабич, Анджей Дыгутович.

.

Спутанное состояние - Роксана Енджеевская-Врубель - электронная книга + книга

На первый взгляд в коридоре царит веселая суматоха. Кто-то смеется, кто-то ест бутерброд, кто-то прыгает, кто-то фотографирует, кто-то толкнул кого-то не случайно. Слышен ровный гул разговоров, хлопанье двери ванной, а в учительской спешно прячутся не дежурные учителя. Кто-то проходит мимо, кто-то проходит мимо кого-то, кто-то спотыкается, кто-то бежит вверх по лестнице.Только через некоторое время из этого водоворота можно выделить отдельные фигуры. Мальчик в капюшоне сидит в углу за дверью, склонив голову над мобильным телефоном. Высокая блондинка с наушниками в ушах смотрит в окно, сжавшись на подоконнике. Ее волосы падают на лицо. Очень стройная, коротко стриженная девушка с книгой на коленях, прямая, как струна, сидит на полу и читает, разминая мышцы ног. Мальчик с тонкими чертами лица стоит, прислонившись к стене, засунув руки в карманы трубочек и глядя в пол, как будто нашел там какой-то очень интересный узор.

Есть и другие. В тихом уголке коридора, под девизом "Моя школа - моя страсть", в комнате географии, пустой в перерыве, за дверью кабины в ванной. Одни выглядят так, как будто хотят исчезнуть, другие так, как будто их вообще нет. Каждый человек спрятался в своем собственном мире, как глубоководный ныряльщик в костюме на дне океана. Нет желания всплывать. Монотонный шум в коридоре парадоксальным образом дает ощущение защищенности, это как шум волн, ударяющихся о берег, более-менее знаешь, чего ожидать.Это позволяет ему раствориться, исчезнуть. Здесь намного легче, чем в тишине класса. Негде спрятаться.

- Как ты выглядишь? Голос заместителя директора прорывается сквозь шум разговора с точностью булавки.

Мария отрывается от книги. Заместитель директора стоит над Сарой из VIII Б, которая выглядит очень бледной, возможно, потому, что ее губы накрашены красным, а контраст слишком высок.

- Немедленно вытрите! - говорит заместитель директора.

- Но почему? — спрашивает Сара.

Директор смотрит на нее с профессиональным выговором, смешанным с обычным человеческим нежеланием.

- Вы знаете правила.

- Но я их не понимаю. Сара смотрит директрисе прямо в глаза.

- Не будь нахальным. Голос заместителя директора становится утомленным. - Иди в ванную и умой лицо.

- Но почему? Дай мне знать, — настаивает Сара.

- Вы действительно хотите знать? - Директриса выпрямляется. - Ты выглядишь вызывающе, совсем как завсегдатай... - Она не останавливается, потому что понимает, что вдруг все стало странно тихо.

Милош чуть откинул капюшон, Лена сняла наушники и отвернулась от окна. Мария выглядывает из своей книги. Даже Роберт оторвался от узора на полу.

«Пожалуйста, пройдите в мой кабинет», — говорит заместитель директора Саре.

Девушка пожимает плечами и следует за учителем по коридору, где все сразу возвращается на круги своя. Роберт наблюдает, как спина Сары исчезает за поворотом. Она также думает, что она дерзкая. В грубой, высокомерной манере. Она шумная, несимпатичная и суетится вокруг себя.Быть с ней в одном классе утомительно. Если Сара не дает себе несколько стимулов одновременно, она, вероятно, думает, что умерла. Так что нет, ей определенно не нравится Сара, но она считает, что отношение заместителя директора к ней несправедливо. Только что можно сделать? Ничего нельзя сделать. Никогда. Вы должны терпеть. Роберт знает это лучше всех. Он снова смотрит в пол, сужая глаза. Но теперь вместо линии пола он видит коридор, но уже полностью преображенный. Губы всех присутствующих накрашены красной помадой.Все - вне зависимости от пола. Ведь у каждого есть мужество показать то, что он думает, что он чувствует. Скажи, что им хватает. Видение разворачивается, как флаг, помада увеличивается, а помощник директрисы сжимается и уменьшается настолько, что в конце концов исчезает. Роберт тихонько напевает фоновую музыку. Сцена как в американском фильме, где все заканчивают тем, что держатся за руки против лицемерия и ненависти. И сила учителей, считающих себя всезнающими. Белл! Перерыв заканчивается, и американский фильм расплывается на школьном полу.Роберт возвращается к реальности, как будто кто-то дернул его за поводок. Он медленно движется к своей комнате. По пути он поглядывает на Марию, натягивающую рукава на запястья, как будто ей холодно. У него с ней странные отношения, но они никогда не разговаривали друг с другом. Может быть, если бы они вместе ходили на занятия, все было бы по-другому? Может быть, они стали бы друзьями? С другой стороны, что такое класс? Группа случайных людей, которые проводят свои дни вместе в течение нескольких лет. То, что мы каждый день запираемся с кем-то в одной комнате, делает нас ближе друг к другу? Некоторые люди делают, но от чего это зависит? Роберт делает вдох, выпрямляет спину, как Мария, которая только что встает с пола, и исчезает в комнате с VIII B.

Мария наклоняется, вытягивает позвоночник и думает о Саре. Давным-давно они вместе ходили на акробатику. А потом поссорились. Мария уже не помнит, почему Сара обиделась на нее и бросила тренировки. С тех пор они редко разговаривали, но Мария до сих пор восхищается ее мужеством. Она тоже смелая, но никогда не сказала бы этого взрослому, а уж тем более заместителю директора. Она также не накрасила губы красной помадой. Кроме того, она совсем не любит рисовать себя. Мария входит в комнату с остальными VIII A.Шарканье скользящих стульев, бормотание голосов.

- Мира прошу, давайте напишем тему воспитательного часа... - Учитель расстилает на парте папку, включает ноутбук, смотрит на экран.

- Так вот он... Где он у меня... Ах, точно: "Как бороться с неудачей". - Он берет мел и начинает писать на доске.

- Но это было последнее... - Мария поднимает руку.

- О да, действительно, извините, я ошибся. - Классный руководитель быстро стирает написанное.- Тогда запишите «Как сохранить самооценку».

Лена склоняется над блокнотом. Тема звучит прекрасно. Как почти все остальные.

- Вы сохранили? Хорошо - учитель доволен. - Мы поговорим об этом через минуту, но сначала давайте быстро обсудим текущие дела...

Текущие, текущие, текущие. Текущая вода в кране... Лена представляет себе открытый кран и не перестающий течь поток. Текущие дела всегда имеют приоритет, и поэтому они затопляют все, каждый вопрос, каждое сомнение и тревогу.Каждую интересующую тему воспитательного часа аккуратно записываем в тетради, чтобы все укладывалось в план. Каждый раз Лена надеется, что домашнее задание будет о том, что они записали. И она задается вопросом, что произойдет, если они действительно начнут говорить о самооценке, преодолении сложных эмоций или киберзапугивании. Но это не текущие дела, так что они могут подождать. Лена рисует ручкой на задней крышке умывальника, а в ней свою миниатюру, тонущую в льющихся из крана сортах...

- Итак, первая строка. Школьная поездка. В рамках экоакции «То Ласу Ида» стартовал проект «Бушкрафтинг – контакт с природой», поддержанный Гослесом, в рамках которого молодежь ночует в палатках посреди леса. Наша школа, как лидер экоакций, была приглашена к участию в ней.

Милош вспоминает, как давно отец взял его в палатку. Он вспоминает это как полную неудачу, было холодно и неудобно, а его отец не смог зажечь огонь.В то же время, однако, я чувствую трепет при мысли, что все окажутся посреди леса. Он оглядывает комнату, пытаясь представить эти вроде бы знакомые, но странные лица на фоне зелени, отделенные от скамеек. Другие, наверное, чувствуют то же самое, потому что вдруг весь класс оживляется, в глазах, до сих пор сосредоточенных на экранах ноутбуков и телефонов, можно увидеть вспышку интереса.

- К сожалению, большинство родителей не согласились ночевать в лесу. - Классная руководительница качает головой, и, когда по комнате проходит ропот разочарования, добавляет: - У меня аналогичное мнение, тем более, что в прошлом году было настоящее нашествие клещей.Поэтому тему путешествия пока двигаем, подумайте, куда бы вы хотели поехать, что посмотреть. Может быть, какой-то музей, места архитектурного или исторического интереса? Запишите свои предложения, и мы вернемся к этому через некоторое время.

Головы снова склоняются над скамейками, глаза возвращаются к экранам, руки, выпрямленные на мгновение с любопытством, снова опускаются, как будто из них кто-то выдохнул. Только спина у Марии постоянно безупречна, словно без лопаток. Лени, у которой они перед глазами, приходит на ум, что совершенство Марии невыносимо.Она, конечно, никогда не сутулилась, не имела чувства собственного достоинства и не носила унизительного пищащего паука. А Лена, да, хотя она и так мало что делала. Впрочем, какое ей дело до Марии. Лена трясет волосами, словно стряхивая постоянное сравнение, которое только портит ей настроение. Милош, сидящий у стены, смотрит на эти волосы и думает, что они хорошо отражают свет. Они такие яркие и длинные, что могут быть плащом-невидимкой. Немного завидует Лени, у него только капюшон.

- С поездкой торопиться некуда, потому что если она и состоится, то только после испытаний. А тесты, как известно, самое главное. Вы заканчиваете в этом году, вы начинаете новый этап, чтобы он был успешным, вы должны набрать соответствующее количество баллов. Напомню, что на тесте восьмого класса можно получить максимум сто, а второй можно набрать по-другому. Я вам сейчас напишу... - Учительница поворачивается к доске и берет мел в руку.

Милош закрывает глаза. Он видит стадо хомяков с лицами их друзей и одноклассников. Каждый изо всех сил использует свои короткие лапы, набивая щеки очками. Но никто не двигается, потому что все заперты внутри крошечной карусели. Единственный успех, которого он может добиться, это более толстые щеки и более быстрое вращение карусели. Карусель Марии мчится, как метеорит, и ее щеки вот-вот лопнут. Милош не может не смеяться.

- Что тебе в этом хорошего? - Воспитатель показывает на него мелом, но ее совершенно не интересует ответ.

Итак, Милош не отвечает. Они оба знают, что это просто призыв к порядку. Он чувствует себя призванным, он больше не улыбается и играет на своем мобильном телефоне под своим столом.

- Будут ли дополнительные баллы за аттестат с нашивкой? Рука Марии поднимается вверх.

- Семь, конечно, поэтому я настоятельно рекомендую вам усердно работать и участвовать в Олимпиаде. Это отличная возможность увеличить свои ресурсы. Как и наши ежемесячные вызовы и призывы «Герой месяца», которые мотивируют вас на здоровую конкуренцию.Специальный калькулятор баллов поможет вам перевести оценки в проценты...

Таблица построена по формулам. Мария осторожно отмечает, Лена тоже наклоняется над блокнотом, но только для того, чтобы заполнить его кругами, о которых не знаешь, когда они превращаются в спирали. Рейтинги за баллы, баллы за проценты. Почему это должно быть так сложно? Только половина девятого, а ей хочется лечь на скамейку и уснуть. Спиральки запутались между собой, петли...

- Лена? Я с тобой разговариваю.- голос учителя вырывает ее из приятной летаргии. - Записать вас в дом престарелых?

- Простите? - Лена удивленно моргает глазами.

- Точно, вы явно совсем не слушаете. - Учитель тяжело вздыхает.

Она еще очень молода, но у нее уже есть темные круги под глазами, глубокая морщинка между бровями, землистый цвет лица и обеспокоенный голос. Бесцветная форма без свойств. Воспитатель - человек, который делает вид, что любит свою работу. Так или иначе, большинство учителей ведут себя так, как будто их наказали в школе.Мария им в каком-то смысле сочувствует, некоторые студенты не облегчают им работу. Например, такая Лена — ужасно надоедливый персонаж. Молчаливая, все еще недовольная, с выражением лица, как будто она чувствовала себя лучше других. Никогда не знаешь, что он думает на самом деле. Жаль, ведь они живут в одном поместье. Если бы было иначе, может быть, они могли бы подружиться...

- Что за дом престарелых? - удивленно спрашивает Лена.

- Для пожилых людей в рамках добровольной службы. Ну, если вас не волнуют лишние очки.

- Как бывает, - быстро отвечает Лена.

- И что? Мне войти в тебя? - Классный руководитель постукивает ручкой по бумаге.

- Что-нибудь еще? - спрашивает Лена.

- Были детский дом и приют для животных, но уже заняты. Вы должны были быть осторожны.

- Ну пусть будет этот дом престарелых, - соглашается Лена.

- Отлично, набираю. Программа «Вместе сильнее». Они ждут вас в пятницу. - Учитель смотрит в папку.

- Для нас? - спрашивает Лена.

- Да, ты идешь туда с Марией и Милошем. Наверное, это хорошая идея, потому что кажется, что вы живете в одном районе, а этот дом престарелых где-то рядом. Вам будет удобно. - Классный руководитель довольно улыбается, потому что только что были заполнены последние пустые клетки в листе «волонтерство». - Я просто не знаю, почему им действительно нужны были люди из немецкого класса.

Лена поворачивается и ищет Милоша, который машет ей рукой с последней скамейки. Она без энтузиазма машет ему в ответ.Ей это кажется скучным. Но на самом деле она мало что знает о нем. Они почти не знают друг друга, хотя живут недалеко друг от друга. Они пару раз переписывались в какой-то классной беседе, и это было мило, но почему-то больше не было возможности поговорить. Так что, может быть, это даже круто, что они пойдут на эту волонтерскую работу вместе. Но почему с Марией? Зачем ей эти дополнительные баллы? Ведь у нее их уже так много, что она могла бы составлять из них букеты. Ее мысли прерывает звонок, и Лена вздрагивает. Репетитор тоже кажется удивленным.

- Гы... Урок закончился, и мы снова пропустили тему...

Ее горе кажется искренним, но Милош подозревает, что на самом деле учитель чувствует облегчение. Что она может знать о самооценке, если сама выглядит так, будто всегда чего-то боится? В любом случае, он также считает, что говорить о волонтерстве, поведении и оценках гораздо безопаснее. Для всех.

- Тогда читайте дома. «15 советов, которые помогут вам повысить самооценку».- Учитель достает из папки пачку фотокопий карточек и раздает их ученикам, выходящим из класса.

Шум коридора поглощает их вместе со страницами, которые некоторые тут же выбрасывают. Перерыв – промежуточный момент. Сара сидит на лестнице и разговаривает с кем-то по телефону. Она все еще очень бледна, хотя на ее лице нет даже следа помады. Роберт прислоняется к стене точно в том же месте, что и сорок пять минут назад. Когда он садится на пол, Мария чувствует, что он вообще не шевелится.Лена надевает наушники и склоняется над запиской от репетитора. Милош стоит на мгновение, размышляя, стоит ли ему подойти к ней и спросить о волонтерстве, но сдается. Только понедельник. До пятницы еще много времени...

Они снова стоят у ворот Тихой Гавани. На этот раз, однако, с чувством неудачи. Несмотря на первоначальные заявления, что они сюда больше никогда не приедут, давление точек и неумолимость родителей оказались сильнее. Прошла неделя, и они снова смотрят сквозь орнаментальный забор на обсаженную дубами дорогу.Теперь они знают, к чему это ведет, что их не веселит, а наоборот. Поэтому, когда режиссер гонит их по парковой аллее, огромные стволы и резко торчащие из листвы увядшие ветки старых деревьев кажутся зловещими. Словно растопыренные пальцы, неловко пытающиеся дотянуться до неба.

- Как я уже говорил, наши жители часто бывают в состоянии растерянности... - говорит директор.

Растерянное состояние... Лена представляет себе большой клубок кабелей и проводов, сквозь который безуспешно пробиваются ряды мыслей и отдельные слова.Иногда она так себя чувствует. Особенно, когда учитель математики неожиданно отвлекает ее от ответа. Значит ли это, что она страдает тем же? Спутанное состояние? На самом деле это звучало бы неплохо: «Дочь не может написать контрольную, потому что запуталась и не может выбраться отсюда». Это намного лучше, чем освобождение от физкультуры у знакомого врача, устроенное мамой. Лена не очень спортивная и мама боялась, что ее плохая оценка понизит ее средний балл до средней школы, поэтому в этом семестре на физкультуру не пойду на всякий случай.Я имею в виду, что он ходит, но вместо того, чтобы двигаться, он сидит на скамейке, и ему предстоит сыграть в баскетбол.

- Так что не беспокойтесь, если вы не понимаете, о чем они говорят. Это случается так часто. Просто улыбнись, кивни. Достаточно, - продолжает режиссер.

- Мы что, должны сидеть и улыбаться? Три часа? - удивляется Милош.

- О нет, ты тоже можешь говорить. Просто говорите громче, потому что некоторые люди не слышат.Но помните, что больше всего им нужен покой. Поэтому, чтобы их не расстраивать, лучше не вступать в дискуссии. Иногда злые, - вздыхает директор.

Мария испытывает неожиданный прилив сочувствия к этим уродливым старикам, несколько из которых просто проходят по аллее парка. Они идут, волоча за собой палки для скандинавской ходьбы и совершенно не обращая внимания на то, как тренер машет руками.

- Это наш спортивный клуб, - гордо поясняет директор.

Однако спортивный руль не выдерживает конкуренции с мелексом и сильно отстает.Они останавливаются перед террасой и через некоторое время снова стоят у дубовой стойки администратора, где г-н Мариуш раздает цветные таблетки по чашкам. Она поднимает глаза при виде подростков и широко улыбается.

- Еще раз здравствуйте, наши юные волонтеры! Возможно ты можешь помочь мне?

- В доставке лекарств? Что, если они ошибаются? - обеспокоенные брови директора прячутся под челкой.

- Я думал о воде, - объясняет г-н Мариуш.

- О да! Отличная идея! - Облегченные брови становятся на свои места.- Возьми поднос, то есть ты возьми поднос, а ты... Подожди, подожди минутку. Какое твое настоящее имя? Директриса смотрит на них в замешательстве.

- Мария.

- Милош.

- Лена.

- А! Точно. Здорово! Затем Лена берет поднос, а Милош и Мария наполняют чашки. - Женские руки кажутся быстрыми.

Они подходят к дистрибьютору в углу зала.

- Мешайте воду, чтобы она не была слишком холодной, потому что наши малыши замерзнут, - говорит Мариуш на ресепшн.

- Маленькие? Серьезно? — мягко говорит Милош.

- Что ты говоришь? - хочет знать директор.

- Ничего, - отвечает Лена и улыбается себе под нос.

К ее удивлению, Мария отвечает тем же.

- Здорово, что у тебя хорошее настроение. Нашим резидентам хорошее настроение нужно так же, как кислород, - радуется директор. - Просто помни, что самое главное. Душевное спокойствие и безопасность. Вы запомните?

Они кивают над чашками.

- Отлично! Поскольку все улажено, я оставляю вас с господином Мариушем. Если вы чего-то не знаете, спросите.

Женщина исчезает в коридоре, и они с чашками на подносах, наполненными чуть теплой водой, следуют за медсестрой в комнату отдыха.

- С-с-с мира и безопасности! Мир и безопасность! — шепчет Мария. - Только этот нассссс спасет...

Лена хихикает, чашки на подносе опасно трясутся, благо Милош успевает их удержать.Лена понимает, как боится снова встретить стариков. Внутри она трясется, как и чашки, которые она носит. Благодаря Милошу вода не вылилась, а шутка Марии заставила Лену благодарно улыбнуться. Мария ужасно завидует этой самоуверенности. Милош корчит дурацкую рожицу за спиной господина Мариуша. Он тоже испытывает тревогу, но тот факт, что он не один, успокаивает его. Я думаю, что они могут сделать это как-то.

Когда они входят, все головы поворачиваются к ним.Кроме того, за последнюю неделю здесь, похоже, ничего не изменилось. У них складывается впечатление, что пока они писали пробные тесты и тесты, прыгали вдаль и бросали набивные мячи, они опаздывали на занятия, создавали проекты, учили шаблоны, играли на виолончели и компьютере, повторяли слова, каждое утро ездили в город и возвращаясь с сегодняшнего вечера, обитатели этой комнаты абсолютно ничего не делали. Время словно застыло здесь в прозрачный неподвижный ком и утопило жителей, как мух в янтаре.Впрочем, со временем у мистера Мариуша проблем нет, он не видит ни комка, ни тем более янтаря, а может, просто считает, что на них не стоит обращать внимание.

- Медицина! Пришло время для некоторых лекарств! Он весело хлопает и начинает раздавать всем пластиковые стаканы.

Только сейчас они замечают, что на каждом имени есть маркер. Они следуют или действительно следуют за г-ном Мариушем с подносами. Дрожание рук, берущих чашки, нерешительные движения голов благодарственных поклонов воде, сморщенные шеи, как у галапагосских черепах.Все как в замедленном кино о природе, ползунок замедленного движения доведен до предела.

«Адам не мог этого вынести. Мать тоже», — думает Милош и улыбается про себя, представляя своих родителей в этом месте вне времени. Их иногда. Потому что они тоже принимают таблетки. Красочные таблетки для укрепления волос, ногтей и мышц. Но совсем по другим причинам. Родители принимают таблетки, потому что хотят быть лучше, сильнее, быстрее, здоровее. Они глотают, когда спешат проглотить горсть добавок, потягивая апельсиновый сок перед утренней пробежкой.Старики здесь не выглядят так, будто хотят с кем-то соревноваться. Наоборот, у Милоша сложилось впечатление, что они решили побить рекорды задержек. Таблетки принимают медленно и неохотно, с трудом глотая, одни давятся, другие пожимают руки, третьи... Сначала Милош думает, что ошибся, но нет. Седая женщина у стены не стала глотать свои таблетки, а спрятала их в карман растянутого свитера. Это тот самый, который недавно прочитал книгу о телеиграх.Милош смотрит на нее, их взгляды встречаются. Она знает, что Милош это видел. Мальчик смотрит в сторону. Что ему теперь делать? Сказать мистеру Мариушу? В конце концов, он не разоблачитель, и никто не просил его следить за тем, чтобы эти старики проглатывали свои лекарства. Он здесь, чтобы улыбаться, верно? Ну вот. Он поднимает глаза и улыбается мятежнице в инвалидной коляске, которая все время не спускает с него глаз. Женщина смотрит на мгновение, явно сбитая с толку, затем улыбается в ответ.Немного криво и иронично, но Милош признает, что это все-таки улыбка. Он подмигивает ей из-под капюшона, и она подмигивает в ответ. Это забавно. Они даже не знают друг друга, а у них уже есть общая тайна. Милош вдруг понимает, что это первый секрет, которым он делится с кем-либо в своей жизни. Кроме тех, что были у них с Ясьем, когда они делали арфы из лески, и мир был таким простым и безопасным. Но это было давно, когда они еще не жили в поместье. Теперь у Милоша нет ни заднего двора, ни друга.

- Дорогой наш Бертрам, пожалуйста! - Господин Мариуш протягивает последнюю чашку высокому старику, тому самому, который недавно пронзил их своим взглядом.

Теперь он вообще не смотрит на них, стыдясь проявленной ранее смелости. Он глотает таблетки, запивает водой, которую ему дала Лена, и как бы неуверенно улыбается.

- Браво! Боже! - Господин Мариуш похлопывает его по плечу.

Соберите пустые стаканы в поднос. Действие «лечения» окончено, они стоят с опущенными руками, толком не зная, что делать дальше.Мария начинает собирать чашки с водой у стариков. Милош помогает ей. Он предпочитает делать что угодно, лишь бы не стоять сложа руки среди этих стариков. Лена не двигается с места, глядя прищуренными глазами на ладони с коричневыми пятнами вокруг нее. Одни крутят мельницы пальцами, другие крепко вцепились в четки, поручни телег, ходунки и ходунки, третьи неподвижно лежат на коленях, как две ненужные перчатки телесного цвета. Лени приходит на ум, что она хотела бы нарисовать эти руки.Когда-то она много рисовала. Когда-то, когда у нее было время. Похлопывание по лопатке вырывает ее из мыслей. Г-н Мариуш снова стал активным.

- Мне так жаль, что я забыл представиться. Это наши замечательные волонтеры. Они будут приходить сюда каждую неделю, чтобы сделать ваше время приятным. Надеюсь, вы станете друзьями! - сообщает он.

Старики, похоже, не в восторге от такой перспективы. Разве что за исключением старухи в шляпе, которая ярко им улыбается, на этот раз с полным набором зубов, что несколько сбивает Марию с толку.Он вопросительно смотрит на Лену, но она этого совершенно не замечает. Он стоит сгорбившись, опустив голову, пытаясь уменьшить свои размеры до минимума. Она ненавидит, когда внимание группы приковано к ней, ей всегда хочется уйти в подполье. Даже для группы слабовидящих стариков. Мария раздражается. Почему эта Лена ведет себя так, будто ей все равно? Как будто ей вообще все равно? Ведь она тоже не в восторге от всего этого, но раз они уже здесь, то могли бы как-то сотрудничать.

- Молодость, энергия, радость жизни! Это лучше, чем витамины! - с энтузиазмом машет господин Мариуш пустым подносом.

Милош плотнее натягивает капюшон на голову.

- Оставляю вас, развлекайтесь. - Мистер Мариуш исчезает за дверью.

Они остались одни. Трое неуверенных в себе молодых людей окружены группой столь же беспомощных стариков. Что они должны делать вместе? Игра в крестики-нолики? В стеклянной комнате тишина. Все, что вы можете услышать, это жужжание одинокой мухи на потолке.Мария больше не может терпеть. Он бросается на симпатичную женщину, которая только пытается встать с кресла.

- Я помогу тебе! Он звонит.

- Оставь меня в покое. Дочь мне поможет! Он идет прямо за мной! Женщина кричит и толкает Марию так сильно, что та прислоняется к стене.

Женщина падает в кресло и замирает в нем. Лена и Милош не могут поверить, что минуту назад в ней было столько энергии.

- Война. Апокалипсис.Руины... - шепчет лысый старик у окна; струйка слюны капает изо рта. - Все пропало, все пропало...

Мария вздрагивает. Милош предпочел бы сделать палатку из капюшона. Лена прикидывает расстояние до двери и, решив, что справится с ней одним прыжком, немного успокаивается.

- Идите сюда, дети, садитесь, поговорите с нами, - вдруг говорит голос из-под стены.

Это женщина с красными ресницами, мятой шляпой и зубами, которых раньше не было, а теперь появились.Она вдруг кажется им очень милой. Они подходят и садятся на раскладные стулья для гостей. Они предпочитают это молча стоять посреди комнаты или слышать об апокалипсисе.

«Меня зовут Элодия», — говорит женщина. - Это испанское имя, потому что моя мать была испанкой.

Мысль о том, что у этой старушки была мать, кажется Марии несколько абсурдной. Она не может вернуться в прошлое, поэтому просто кивает, одновременно чувствуя, как уходит напряжение. Лицо Милоша тоже расслабляется.

«Элодия почти как Мелоди», — говорит он.

- Так меня звали, когда я была маленькой, - просияла старушка.

Лена пытается представить себе маленькую Элодию, но, несмотря на все ее усилия, вместо ребенка перед ее глазами возникает картина миниатюрной старушки.

Они представляются. Элодия протягивает каждому из них свою правую руку, а затем раскрывает левую руку, до сих пор сжатую на чем-то, что оказывается чем-то вроде шара из красной ткани. У мяча большие глаза и... борода.

- А это Дарума, японская кукла счастья. Я сама сделала, - объясняет Элодия и толкает куклу пальцем.

Кукла падает на бок и тут же возвращается в вертикальное положение, как на корточках.

— Дарума никогда не сдается; если он падает, он всегда поднимается. Это напоминает нам, что у нас больше сил, чем мы думаем, - говорит Элодия и с нежностью смотрит на куклу. - Это очень полезно, особенно здесь.

Они снова кивают головами и вежливо улыбаются, хотя находят признания старухи немного смущенными.

- "Иногда лучше не спорить", - говорит Лена, но так тихо, что ее слышит только Мария, которая понимающе моргает. Совет режиссера вдруг оказывается на удивление полезным. Милош смотрит на свой мобильный телефон. До окончания визита оставалось еще два часа. Такое ощущение, что время здесь действительно остановилось.

- Ресницы тоже делаю сама, из волос. Элодия гордо моргает своими густыми красными хохолками.

Они смотрят друг на друга, не зная, что сказать. Их вручает седая женщина со строгим лицом.Та самая из книги и нетронутых таблеток, которая на удивление живо приезжает в инвалидном кресле.

- Видно, дорогая. Похвастаться нечем, - говорит он. - Кроме того, им все равно. Вообще ничего.

- Неправда - Мария чувствует себя обязанной протестовать. - Мы очень рады...

- Давай, детка, не притворяйся. Мы не заботимся ни о ком. Мы теряем зрение, слух, исчезают мышцы, кости и память. Они не заперли нас здесь, чтобы кто-то говорил с нами. Нас заперли, чтобы спрятать от мира, потому что мы в него не вписываемся, мы только засоряем ландшафт.Мы ничего не производим и напоминаем о неудобных вещах... - Женщина в инвалидной коляске с каждым словом все больше волнуется.

- Ярмино, прекрати. К чему ты это говоришь? Они приятные молодые люди, - прерывает ее Элодия.

- Тем больше они должны знать, что их ждет. Джармин пожимает плечами. - Сколько тебе лет?

- Четырнадцать, - отвечает Лена.

- Ха! Еще раз, и вы начнете терять нейроны. Десять тысяч в день. Ежедневно! Джармин торжествующе поднимает палец.

Лена невольно смотрит в потолок.

- Но легкие, сердце и печень могут быть в порядке до конца. Вот почему я здоров. Старая, но здоровая, — улыбается Элодия, поправляя смятую шляпу.

- Конечно, мы все здесь здоровы! — Больные уже мертвы, — фыркает Джармина.

Мария улыбается про себя. Он смотрит на Джармину с внезапным интересом, но она больше ничего не говорит. Похоже, она использовала ежедневное распределение слов. Элодия тоже молчит. Они сидят, глядя в окно, которое заканчивает день.Они сидят в тишине, которую лишь на мгновение прерывает шарканье тапочек по полу. Этот высокий Бертрам сидит рядом с Милошем. Милошу неловко, когда старик так близко за его спиной. Он немного отступает, достает свой мобильный телефон и играет в игру.

Они сидят на месте, а время идет, переливается, капает. Как будто все впали в ступор, но это неправда. Лена понимает, что таких острых ощущений у нее давно не было, наверное, когда недавно отдыхала в детском саду. Они все записывают.Скрип ножки стула, капля пара на стекле, запах выпечки из кухни и дезинфицирующего средства из коридора, звон столовых приборов из столовой, тепло на кончиках пальцев и твердость пол под ногами. И луч заходящего солнца, который неожиданно попадает внутрь и ловит паутину, сплетенную под подоконником. Паук медленно ходит по ней, любуясь своей работой — неуловимой кружевной скатертью, отбрасывающей на стену сложную тень.

Глаза Мэри закрываются, а мышцы шеи расслабляются, как будто она колеблется на грани сна и реальности.А может, скука и грусть, столь нежеланные на Лавандовой горе? Это онемение или отдых? Она не уверена, но это состояние настолько редкое и новое, что она погружается в него со странным удовольствием. Впервые за долгое время ничего не нужно делать. Там весь мир спешит вдохнуть, пока не запыхается. Здесь вдоха не видно, как будто все только выдыхают и каждый вдох может быть последним. В то время как снаружи все постоянно меняется, лезет, гоняется и мчится, здесь, в этом странном месте на задворках реальности, время остановилось и пребывает в состоянии, можно сказать, чистом.Это дает успокаивающее ощущение запутанности во времени и безопасности, мягкой паутины, каждое малейшее движение которой привлекает внимание.

Милош поднимает глаза от мобильного телефона и смотрит на Бертрама. Ему приходит в голову, что этот человек выглядит так, словно вся его история написана на его лице. Что это за история? Он понятия не имеет, но вдруг ему не хочется играть. Он кладет мобильник в карман и осматривает комнату. Сначала он не узнает Марию и Лену — обе смотрят в окно с таким невероятно нежным выражением на лицах, которого он никогда раньше не видел.Но самое странное, что лица Бертрама, Ярмины и Элодии, несмотря на морщины, пятна и обвисшую кожу, все похожи друг на друга. Милош чувствует, что между ними и сидящими рядом стариками, над недоверием, неприязнью и пропастью лет, вьется тонкая невидимая нить таинственного взаимопонимания.

Предлагаем вам приобрести полную версию книги

.

воробей, анималистический портрет, птица, крупный план

воробей, анималистический портрет, птица, крупный план | Пикист

Соответствующие изображения без лицензионных отчислений

  • воробей, птица, ветка, прут, взгромоздился, животное, чирикать Всеобщее достояние
  • воробей, сперлинг, птица, природа, перо, оперение, крупный план, нахальный, мир животных, законопроект, атмосферный Всеобщее достояние
  • воробей, птица, воробьи, природа, животное, сперлинг, перо, птицы, оперение, крупным планом, законопроект Всеобщее достояние
  • воробей, птица, воробьи, природа, животное, сперлинг, перо, крупный план, птицы, оперение, крыло Всеобщее достояние
  • животное, птица, воробей, Сперма, Passer domesticus, Пара, Певчий птица, Щебечут, Щебечут, воробей, весна Всеобщее достояние
  • белоголовый орлан, раптор, голова, крупным планом, адлер, хищная птица, птица, законопроект, белый лысый орлан, природа, животное Всеобщее достояние
  • животное, птичий, воробей, птица, макрос, сидя, оперение Всеобщее достояние
  • Кот, животное, Портрет кошки, скумбрия, кошачьи глаза, Домашнее животное, мех, Домашняя кошка, Крупным планом, глава, Кошачья морда Всеобщее достояние
  • животное, птица, наблюдение за птицами, природа, взгромоздился, тростник, воробей, болото, дикая, дикая природа Всеобщее достояние
  • Чайка, небо, отпуск, птица, законопроект, перо, животное, крупным планом, животное, портрет, руководитель Всеобщее достояние
  • Adler, Портрет животных, Лысый орел, птица, хищная птица, Крупным планом, Птичий гребень, Перья, Орнитология, оперение, Хищник Всеобщее достояние
  • воробей, сперлинг, птица, певчая птица, крупный план, животное Всеобщее достояние
  • лысые орлы, белоголовый орлан, хищная птица, адлер, раптор, птичий гребень, сша, крупный план, портрет, изящный Всеобщее достояние
  • воробей, птица, Сперма, перо, оперение, мир животных, Крупным планом, Нахальный воробей, законопроект, крыло, Сидящий Всеобщее достояние
  • животное, птица, птичка, Толстый мяч, перо, Пища, оперение, Певчий птица, воробей, Сперма Всеобщее достояние
  • Робин, птица, природа, животный мир, крупный план, маленькая птичка, певчая птица, животное, анималистический портрет Всеобщее достояние
  • Кот, животное, портрет животных, Домашнее животное, Домашняя кошка, Млекопитающее, мех, короткие волосы, мир животных, Бакенбарды, лицо Всеобщее достояние
  • воробей, птица, птичка, милый, природа, напиток, сад, крыло, животное, крупным планом Всеобщее достояние
  • адлер, белоголовый орлан, раптор, птица, хищная птица, законопроект, орлан-белохвост, природа, портрет, оперение, гордость Всеобщее достояние
  • ара, попугай, животный мир, желтый ара, зоопарк, крупным планом, тропический, экзотические, законопроект, оперение, природа Всеобщее достояние
  • Лев, портрет, анималистический портрет, лицо, дикое животное, опасный, животный мир, крупный план, молодой лев, атмосферный, Африка Всеобщее достояние
  • чайки, птица, полет, море, небо, вода, водоплавающая птица, животное, перо, счет, оперение Всеобщее достояние
  • сова, птица, природа, животное, животный мир, глаза, счет, зима, оперение, перо, ночь Всеобщее достояние
  • домашний воробей, красивый воробей, пакистанский воробей, воробей, красивая птица, птица, воробей, та же птица, красивая птица, маленькая птица, маленький воробей Всеобщее достояние
  • портрет, птица, природа, дикая, хищник, крупный план, клюв, величие, животное, ручка, муха Всеобщее достояние
  • синица, птица, летающий, ягоды, рябина, корм, крыло, акробат, перо, оперение, певчая птица Всеобщее достояние
  • животный мир, птица, природа, певчая птица, воробей, сад Всеобщее достояние
  • гравюра, сова, сова, птица, животное, природа, оперение, раптор, животный мир, перо, счет Всеобщее достояние
  • волны, лебедь, природа, птица, гордиться тем, что лебедь, гордость, водоплавающая птица, животное, вода, schwimmvogel, белый Всеобщее достояние
  • воробей, птица, животное, природа, певчая птица Всеобщее достояние
  • воробей, птица, оперение, природа, сперлинг, животное, перо Всеобщее достояние
  • ящер, сова, птица, животный мир, оперение, птичий портрет, белый Всеобщее достояние
  • птица, певчая птица, милый, крупный план, животное, мир животных, перо, законопроект, оперение Всеобщее достояние
  • гусь, нильганы, животное, птица, природа, счет, водоплавающая птица, животный мир, домашняя птица, прицел, голова Всеобщее достояние
  • сова, филин, птица, животное, хищная птица, перо, оперение, дикая птица, раптор, природа, животный мир Всеобщее достояние
  • Белый белый орел, Adler, Лысый орел, Крупным планом, законопроект, Хищник, портрет, хищная птица, Птичий гребень Всеобщее достояние
  • воробьи, два, птицы, пара, оперение, клюв, животный мир, перо, птица, природа, сперлинг Всеобщее достояние
  • воробей, птица, ванная, душ, птичий душ Всеобщее достояние
  • воробей, птица, птичка, природа, животное, крупным планом, оперение, сперлинг, сад Всеобщее достояние
  • лебедь, гордость быть лебедем, гордость, водоплавающая птица, природа, птица, животное, вода, schwimmvogel, белый, белый лебедь Всеобщее достояние
  • черноглазый юнко, птица, живая природа, природа, дикая, зима, взгроможденный, снег, пень, воробей, крупный план Всеобщее достояние
  • раптор, птица, животное, хищная птица, природа, оперение, перо, голова, соколиная охота, законопроект, крупным планом Всеобщее достояние
  • воробей, сперлинг, птица, оперение, перо, животное, природа, животный мир, законопроект, крупным планом, настроение Всеобщее достояние
  • воробей, сперлинг, птица, сидит, ветка, сад, певчая птица, самка, природа, животное, птицы Всеобщее достояние
  • птица, воробей, ягоды, ветка, взгромоздился, веточка, природа, дикая, дикая природа, желтые ягоды Всеобщее достояние
  • чайки, птицы, полет, водяная птица, seevogel, животное, крыло, небо, крупный план, белый, законопроект Всеобщее достояние
  • Воробей, Сперлинг, птица, птичка, Билл, оперение, животное, сад, природа Всеобщее достояние
  • букет, птица, Крупным планом, животное, глава, законопроект, нелетающих птица, мир животных, портрет, большая птица, Strauss Всеобщее достояние
  • Воробей, воробей, гнездо, строить, весенний рот, птица, перо, крупным планом Всеобщее достояние
  • Белый воробей, взгромоздился, дикая природа, природа, портрет, птица, дерево, дикие, на открытом воздухе, глядя Всеобщее достояние
  • Сипуха, Сова, птица, животное, Дикая природа, Природа, Портрет, на открытом воздухе, красивая Всеобщее достояние
  • Рея птица, голова, большая птица, нелетающая птица, птица, счет, портрет, животное, крупным планом, анималистический портрет Всеобщее достояние
  • животное, птица, воробей, сперлинг, прохожий внутренний, певчая птица, молодой, сидящий, ветка, сад, нагульный Всеобщее достояние
  • сова, птица, глаза, филин, птицы, взгляд, животное Всеобщее достояние
  • воробей, сперлинг, купюра, птица, оперение, животное, купальня для птиц Всеобщее достояние
  • кошачьи глаза, приют для животных, Mieze, домашняя кошка, забота о животных, портрет, кошка, морда кошки, домашнее животное, портрет кошки, часы Всеобщее достояние
  • персидский леопард, леопард, снежный барс, снег, зима, лес, портрет, крупный план, обои, элегантный, животный мир Всеобщее достояние
  • птица, воробей, сперлинг, дерево, певчая птица, крупный план, сад Всеобщее достояние
  • гусь, утка, молодой, перо, gaensekuecken, животное, вниз, птица, природа, птичий портрет, существо Всеобщее достояние
  • зяблик, птица, воробей, парк, один, орнитология, природа, экология Всеобщее достояние
Загрузить еще .

"Темный лес" в ГАК

Проектор

Проекторня ГАК приглашает на 18 октября в 19:00 на спектакль "Темный лес" Театральной Коллектива ДруТ по роману Анджея Стасюка Вход свободный

фото Адама Богдана

Темный лес — место, полное противоречий. Где в затерянном доме живет богатая семья, с уважением хранящая свои традиции. Где рассказывают семейные предания, повествующие о золотых временах аскетических салунов, вызванных сверхчувствительными вагонами для перевозки скота.Вы играете на музыкальных инструментах, рисуете картины и говорите на высокие темы.
Глава семьи — ответственный предприниматель, нанимающий массу сотрудников со всего мира. Хозяйка дома — неземная, сентиментальная дама. У этой элитной пары есть скучающая по миру маленькая девочка, которая эффективно ищет альтернативные реальности.
Вдобавок ко всему этому есть рабочие с Востока — жизненно важная усатая рабочая сила, послушная хозяину дома — своему работодателю. Внезапно трагедия переворачивает жизнь семьи с ног на голову, и в этот упорядоченный мир входит загадочная красавица.

дир. Славомир Кочанек 9000 5

бросок:
Отец - Марцин Врубель
Мать - Агата Поликовская
Дочь - Катажина Парушевская
Лысы - Адам Акерман
Старый - Бартош Винецкий
Молодой - Марчин Макаловский
Жена - Адрианна Кукнер

Свет: Агнешка Парушевская

Премьера спектакля состоялась 4 октября 2013 года в Усадьбе Артура.

рис.Адам Богдан

Театральная команда DruT была основана двумя актерами: Славомиром Коханеком и Адамом Акерманом. Их совместное театральное понимание родилось по случаю их сотрудничества с Театром ЛСД.
В текущем выпуске команда старается удивить зрителя интересными идеями и создать осознанный и доступный контент. Это разновозрастная группа, объединенная общей страстью — театром в чистом виде. Их динамика, гротеск и черный юмор призваны ввести зрителя в свой индивидуальный мир.

Контакт с организатором: ул. Dworska29a, Гданьск Бжезно
Тел. 583 434 691, [email protected]

.

Мэри Дориа Рассел - Воробей PDF Ebook Mobi Epub

Детали
Титул Мэри Дориа Рассел - Воробей
Расширение ПДФ

Вы являетесь автором/издателем этого документа/книги и заметили, что кто-то загрузил его без вашего согласия? Вы не хотите, чтобы pdf был доступен на нашем сайте? Напишите на [email protected], и мы ответим на вашу жалобу и удалим запрещенный документ в течение 24 часов.

Мэри Дориа Рассел - Воробей PDF Ebook онлайн просмотр:

Скачать PDF


Включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии с помощью Disqus.

Смотрите превью Мэри Дориа Рассел - Воробей в формате pdf ниже или скачайте на свое устройство бесплатно без регистрации. Мэри Дориа Рассел - Электронная книга "Воробей" бесплатный предварительный просмотр в формате PDF только на PDF-X.PL. Некоторые электронные книги строго защищены авторским правом. и их распространение запрещено, поэтому в таких случаях вместо предварительного просмотра можно только прочитать информацию, подробности, мнения и проверьте обложку.
Мэри Дориа Рассел - Расшифровка электронной книги Воробья - первые 20 страниц:

Страница 1 МЭРИ ДОРИЯ РАССЕЛ ВОРОБЕЙ ЦИКЛ ЭМИЛИО САНДОСА ТОМ 1 Анджей Полковски объяснил Для Мори Э. Кирби и Мэри Л. Дьюинг quarum sine auspicio hic liber in lucem non esset редактировать Страница 2 ПРОЛОГ На самом деле это было предсказуемо. Вся история Общества Иисус продемонстрировал умение искусных и эффективных действий и страсть к открытиям и исследованиям. В период, которым европейцы гордятся назвали Эпохой Великих Открытий, иезуиты появились свежие открыли земли уже через год-два после смельчаков, которые это сделали первый контакт с туземцами.Кроме того, они часто были пионерами открытий сами иезуиты. Организации Объединенных Наций понадобились годы принятие решения, которое Общество Иисуса приняло за десять дней. В Нью-Йорке дипломаты вели долгие и острые дискуссии о том, стоит ли почему вы должны рисковать жизнями людей, чтобы пойти на контакт с миром, который позже будет известен как Рахат, когда на Земле есть еще так много нерешенных и неотложных проблем. В Риме нет обсуждалось, нужно ли и зачем это делать, но как быстро можно выполнить миссию организовать и кого отправить.Общество не спрашивало разрешения ни у какой светской власти. Это сработало по своим правилам, за свой счет, под властью Папы. Миссия на Рахате была не столько секретной, сколько частной; тонкий это разница, но благодаря ей Общество не чувствовало необходимости объяснять или оправдывая свое предприятие, когда через несколько лет дело получило огласку. Страница 3 Ученые-иезуиты отправились на Рахат, чтобы узнать, а не конвертировать. Их цель состояла в том, чтобы узнать и полюбить других детей Божий.Это была цель, которая всегда руководила ими, когда они без страха достигали крайние границы человеческого познания. Они отправились на рекламу Рахата Major Dei gloriam: во славу Божию. Они не собирались никому причинять вред. 1 РИМ декабрь 2059 г. 7 декабря 2059 года посреди ночи отца Эмилио Сандоса увезли. из одиночной камеры больницы «Спаситель мира» и доставлен в фургоне в штаб-квартиру иезуитов в Борго-Санто-Спирито 5, известном как номер 5, который от Ватикан находится в нескольких минутах ходьбы от площади Святого Петра.На следующий день пресс-секретарь Общества Иисуса стоял перед массивной дверью особняка и не обращая внимания на крики вопросы и стоны разочарованных журналистов, он прочитал короткий утверждение: Страница 4 «Насколько нам известно, отец Эмилио Сандоса — единственный человек, вернувшийся из иезуитской миссии в Рахат. Мы собрали его вместе благодарность от Организации Объединенных Наций, Консорциума Секция контактов и добычи астероидов Обаяши позволяя отцу Сандосу вернуться.у нас нет дополнительная информация о судьбе других членов экипажа. Они остаются в наши молитвы. Отец Сандос слишком болен, чтобы быть допросить, и процесс восстановления может занять несколько месяцев. Вниз к этому времени больше не будет комментариев к себе миссии или любых обвинений, выдвинутых Контактным консорциумом в отношении к деятельности отца Сандоса в Рахате». Это была откровенная попытка выиграть время. Отец Сандос действительно был болен. Все его тело было покрыто высыпания спонтанных подкожных кровоизлияний.Десны уже остановились истекать кровью, но казалось, что это будет ненадолго мог нормально поесть. И что-то придется делать своими руками. Тем временем цинга, анемия и истощение не давали ему спать. двадцать часов в сутки. Когда он проснулся, он лежал неподвижно скрючился, как зародыш, и почти так же беспомощен. В те первые недели дверь в его комнатушку была почти закрыта. они всегда оставались открытыми. Однажды днем, когда в коридоре пол был отполирован, брат Эдуард Бер, несмотря на предупреждения с сайта Персонал больницы Спасителя Мунди закрыл дверь, чтобы спасти его отца Сандоза от шума и неприятного запаха.Сандос только что проснулся и должно быть заметил, что он был закрыт. Брата Эдварда больше никогда не будет повторил эту ошибку. Страница 5 Винченцо Джулиани, генерал Общества Иисуса, все утром он заглядывал в комнату, чтобы посмотреть на больного. Он понятия не имел, если Сандос понимает, что кто-то смотрит на него. Когда отец генерал был очень молод, Сандос, который был на год старше его в десять лет священнического образования очень его очаровали. Странный этот мальчик Сандос. Загадочный мужчина. Винченцо Джулиани сделал карьеру эксперта по людям, но сделать это ему так и не удалось понимать.Глядя на Эмилио, такого больного и почти немого, Джулиани он знал, что получить от него что-то в ближайшее время будет невозможно. это не он обескураженный. Винченцо Джулиани был терпелив. Должен быть терпелив, преуспеть в Риме, где время не измеряется века, а тысячелетия, где терпение и дальновидный взор они всегда характеризовали политическую жизнь. Город даже одолжил имя добродетель терпения: романита. Romanita исключает эмоции, поспешность, сомневаться. Романита ждет подходящего момента и все тогда это бьет.Романита основана на абсолютном убеждении о. окончательный успех, и он вырастает из одного принципа: Cunctando regitur Мундус. В ожидании мир покорен. Так что даже сейчас, шестьдесят лет спустя, Винченцо Джулиани он не чувствовал ни малейшего нетерпения, когда не мог пообщаться с Эмилио Сандосом. Он знал свое терпение в в конце концов она будет вознаграждена. Страница 6 Личный секретарь отца Генерала связался с отцом Иоанном Кандоттим в День святых невинных, через три недели после перевод Эмилио на номер 5.«У «Сандоз» дела идут достаточно хорошо, чтобы он может видеть своего отца», — сказал Кандотти Йоханнес. Фолькер. «Пожалуйста, будьте здесь в два часа». «Будь здесь в два!» — раздраженно подумал Джон, идя в Ватикан из уединенный дом, в котором ему выделили душную комнату с окна с видом на римские стены. С момента его прибытия в Рим Кандотти несколько раз имел дело с Фелькером, который он не хотел с самого начала. На самом деле нежелание его возбуждала вся ситуация, в которой он оказался.Во-первых, он не понимал, зачем он во все это ввязался. Он не был ни юристом, ни ученым. Из иезуитского изречения «публикации или приход «сознательно выбрал менее престижного члена, и он был поглощена подготовкой к рождественской программе когда его начальник позвонил ему и приказал лететь в Рим. — Отец Генерал желает, чтобы вы составили Эмилио компанию. Сандоз». Конечно, Джон слышал о Сандосе. Все слышали о нем. Только он понятия не имел, почему он будет до него дружба.И когда он спросил об этом, никто не мог - или не хотел - объяснить ему что-либо. У него не было опыта в подобных делах. В Чикаго люди не привыкли к тонкости и осмотрительности. И сам Рим. Во время импровизированной вечеринки прощание все были взволнованы. "Джонни, Рим!" Да история, эти замечательные церкви, эти памятники. Джон чувствовал, что должен сам быть в восторге. Но он не был. Потому что что он знал о Риме? Страница 7 Джон Кандотти привык к ровному ландшафту, прямым линиям, квадратные блоки.Ничто в Чикаго не подготовило его к реальность Вечного города. Хуже всего было, когда он уже видел з Далекое здание, куда он хотел попасть, и нашел ту улицу, которая должно привести к этому, оказывается ниоткуда, до конца открыть еще одну красивую площадь с другой замечательной фонтан, от которого можно было пройти только еще по одной аллее никуда не ведет. И еще час скитаний за чертовыми холмы, вдоль этого крысиного гнезда улиц, пахнущих кошками моча и томатный соус.Он ненавидел чувство потерянности и здесь он всегда чувствовал себя потерянным. Он ненавидел опаздывать, а тут всегда он опоздал. Он извинялся за первые пять минут каждого разговора. за опоздание. И каждый раз его римские собеседники уверяли ему, что нет никаких проблем. Тем не менее, Джон чувствовал себя ужасно в таких ситуациях, поэтому на этот раз он ускорил шаг, чтобы добраться туда любой ценой штаб иезуитов вовремя. Вскоре на него свалилась куча детишек, явно рад видеть этого костлявого, лысого человек с большим носом, размахивая руками и Одет в длинную струящуюся в походе рясу.- Пожалуйста, прости меня за опоздание. Джон Кандотти повторял это всем, кого встречал на пути в мира Сандосу и, наконец, сказал самому Сандосу, когда брат Эдвард Бер провел его внутрь и оставил наедине с больной. Страница 8 - На улицах по-прежнему ужасно многолюдно. Они никогда не сидят в дома? Я Джон Кандотти. Отец генерал попросил меня помочь отца на допросах. Приятно познакомиться с отцом. Он бездумно протянул руку и в смущении отдернул ее. напомнил мне о моей болезни.Сандос не встал с кресла у окна и даже не посмотрел в сторону Кандотти - неизвестно, потому ли, что не мог, или потому, что не мог он хотел. Кандотти видел его фото в архивах, а Сандос оказался немного короче, чем он ожидал, и намного тоньше он выглядел старше, хотя и не так стар, как по расчету: семнадцать лет таким образом, почти четыре года на Рахате, семнадцать лет назад, ну, но вы должны учитывать относительность времени при движении на близкой скорости огни.Возраст Сандоса, родившегося на год раньше отца генерала, сейчас приближается к восьмидесяти, физики судят меньше более сорока пяти лет. Судя по его внешности, это должно быть тяжелые годы. Тишина затянулась. Стараясь не смотреть на руки Сандоса, Джон он задавался вопросом, должен ли он отступить. Ведь это слишком рано, подумал он, этот Фолькер, должно быть, сошел с ума. И тут он услышал, как Сандоз спросил: - Английский? - Нет, отец. Этот брат Эдвард англичанин, я Американец.— Нет, — сказал Сандос через мгновение. - Ла ленгуа. Английский. Джон, удивленный, понял недоразумение. - Да. Я также немного говорю по-испански, если мой отец предпочитает этот язык. Страница 9 - Это было итальянское, крео. Антес... Я имею в виду до... В больнице. Сипай- си йо... - Он замолчал, чуть не расплакавшись, но совладал с собой и сказал спокойно: - Было бы легче… если бы я мог слышать… только один язык на мгновение. Может быть английский. - Конечно. Без проблем. Мы можем говорить по-английски. - Джон был немного потрясен. Никто не сказал ему, что Сандос был таким плохо.- Это будет короткий визит, отец. Я просто хотел представиться и посмотреть, как поживает отец. Нам не нужно спешить с приготовления к допросам. Я уверен, что они дождутся моего отца будет чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы... - К чему? — спросил Сандос, впервые глядя прямо на него. Кандотти. Лицо с глубокими морщинами, индийское происхождение читается в остром носу и выдающихся скулах, стоицизм. Джон Кандотти не мог представить человека когда он смеется.«Чтобы объяснить, что случилось», — ответил он, хотя и хотел сказать: «Чтобы защитить себя». Тишина в этом доме была поразительна, особенно у окна, где можно было услышать звуки города, все еще празднующего карнавал. Немного женщина упрекнула ребенка на греческом языке. Туристы и журналисты закружились вокруг здания, перекрикивая шум паломников и шум такси. Раздавались крики рабочих и рычали машины; еще что-то здесь отремонтирован, чтобы содержать постоянно угрожающие руины В Вечный город.- Мне нечего сказать. Отец Сандос снова повернулся к окну. - Я ухожу из Общества. Страница 10 — Но, отец Сандос… в конце концов, отец не может этого ожидать. Общество позволит моему отцу уйти вот так, не объяснив, что происходит случилось. Мой отец может не хотеть давать интервью, но это все ничто по сравнению с тем, что отец ждет там, как только отец войдет в дверь. Если мы понимаем, мы можем, отец помощь. Может быть, мы как-нибудь облегчим жизнь моему отцу. - Ответа не было, только Лицо Сандоса, увиденное в профиль у окна, несколько ожесточилось.- В хорошо. Я вернусь через несколько дней, когда моему отцу станет лучше, хорошо? Может быть, я могу принести вам что-нибудь? Может быть, что-то сказать кому-нибудь? — Нет, — последовал мягкий ответ. - Спасибо. Джон подавил вздох и повернулся к двери. Его взгляд он упал на эскиз, лежащий на маленьком столе. Нарисуй что-нибудь подобное бумага, обведенная какими-либо чернилами. Группа ВаРахат. лица большого достоинства и поразительной грации. Замечательные глаза с длинными ресницы, защищающие от яркого солнца. Забавно, но ты можешь они считались удивительно красивыми, даже если вы их не знали Критерии красоты.Джон Кандотти поднял эскиз, чтобы изучить его. вблизи. Сандос встал и сделал два быстрых шага к нему. Сандос был примерно в два раза меньше его и так же болен, как и сам. всех к черту, но Джон Кандотти, ветеран чикагской улицы, отступил удивлен. Когда он почувствовал стену спиной, то прикрылся смущением улыбнулась и положила рисунок на стол. - Красивая порода, не так ли? — спросил он, пытаясь угадать, что эмоции разрывают человека, стоящего перед ним. - Эти… ребята на картина ... Они друзья моего отца, верно? Страница 11 Сандос отступил назад и на мгновение посмотрел на Джона, как будто хотел оценить его реакцию.Свет из окна осветил его волосы, и контраст скрыл его выражение. Если бы в комнате было ярче если бы Иоанн Кандотий знал его лучше, он мог бы распознать странного серьезность, которая предшествовала любому заявлению Сандоса, если бы вы он ожидал, что это вызовет веселье или ярость. Сандос колебался мгновение, пока он, наконец, не нашел слово, которое искал. — Товарищи, — сказал он наконец. Йоханнес Фолькер закрыл свой ноутбук в конце рабочего дня. утром совещание с отцом генералом, но он не встал, чтобы уйти.Он сел и он все еще смотрел в лицо Винченцо Джулиани, которое было нарочито он сосредоточился на своей электронной записной книжке, чтобы просмотреть расписание уроки на этот день и нажмите на решения, которые они только что обсудили. Тридцать четвертый генерал Общества Иисуса, Винченцо Джулиани отличался незаурядными талантами управленческий. Красивый мужчина, приятно лысый, прямой и удивительно сильный для своего возраста. Профессия историк, политик по натуре, Джулиани руководил Обществом через трудные времена, исправляя часть ущерба, нанесенного Сандосом.необходимо было приложено немало усилий, чтобы заставить людей изучать гидрологию и Исламская культура. И если бы не было иезуитов в Иране и Египте, не было бы кого предостеречь мир от последней атаки. Вы должны ценить всех если он этого заслуживает, подумал Фелькер, терпеливо ожидая Джулиани. обратит на него внимание. Страница 12 Отец генерал вздохнул и посмотрел на своего секретаря не очень привлекательный мужчина лет тридцати с явной склонностью к полноте и светло-рыжие волосы близко к черепу.Сидя глубоко в кресле, сложив руки на животе, Фелькер был безмолвной иконой какое-то нерешенное дело. - Ладно, выпусти. Скажи, что ты должен сказать - — сердито сказал Джулиани. - Сандоз. - Что с ним? - Именно то, что я сказал. Джулиани вернулся к своим записям. «Люди уже начинают забывать, — сказал Фолькер. - Может быть лучше бы всем умереть вместе с остальными. — Но, отец Фолькер, — сурово отругал его Джулиани. - Что недостойная мысль. Фолькер поморщился и отвернулся.Долгое время Джулиани смотрел в окна своего кабинета. облокотившись на блестящую столешницу. Конечно Фолькер был прав. Без сомнения, жизнь была бы легче, если бы Эмилио он был замучен. Теперь, когда дело получило огласку, Общество, должно быть, слишком поздно проникло в причины провал миссии… Джулиани потер лицо руками и встал. — Мы с Эмилио через многое прошли вместе, Фолькер. Он хороший человек. Страница 13 «Он ублюдок», — сказал Фолькер с хладнокровной точностью.- Убит дитя. Он должен гнить в цепях. Он смотрел, как Джулиани ходит по кругу. по офису, собирая вещи по пути и откладывая их в сторону, не поближе. «Но, по крайней мере, он показал это». порядочность хотеть уйти. Отпусти его... пока он не ушел Больше вреда для компании. Джулиани остановился и посмотрел на Фелькера. - Мы не собираемся сдаваться. Даже если он сам этого хочет, это ошибка. Точнее, ничего не даст. Он один из нас, по крайней мере, в в глазах всего мира, если не в собственных глазах.Он подошел к окну и посмотрел на улица, где толпы фотожурналистов, охотников за сенсациями и обычный любопытный. - А если СМИ продолжат баловаться Мы просто назовем бесполезные домыслы и необоснованные предположения вещь по имени, сказал он немного ироничным тоном, который так любил его страх поколений семинаристов. Он снова холодно посмотрел на себя секретарь, все время сидевший молча, потом сказал в том же тоне: - Я не судья Эмилия, отец Фолькер, и я не пресс.И это был не Йоханнес Фолькер Т.Дж. Они закончили встречу несколькими не относящимися к делу замечаниями, но когда Фолькер слева, Джулиани знал, что он зашел слишком далеко, как в том смысле, политический и духовный. Фолькер был эффективным и умным, но ему не хватало типичной иезуитской гибкости: для него существовала только черное или белое, грех или добродетель, Мы или Они. Но такие люди могут быть полезны, подумал Джулиани. Страница 14 Отец Генерал сел за письменный стол и потрогал электронную ручку. Журналисты считают, что мир имеет право знать.Винченцо Джулиани не он видел малейшую потребность поддержать эту иллюзию. Это появлялось но вопрос что делать дальше с этим рахатом. И это повлекло за собой необходимость заставить Эмилио принять какое-то решение. Не для того времени первые иезуиты столкнулись с чужой культурой, это была не первая миссия, который закончился неудачно, и Сандос был не первым священник, опозорившийся. Это было прискорбно, но ведь не без выхода. Сандоса еще можно спасти, упрямо думал Джулиани.В конце концов у нас не хватает священников, чтобы писать без боя потери. Черт, это один из наших. И какое мы имеем право считать эту миссию неудачной? Семя можно было посеять. Он это знает только Сам Бог. С другой стороны, эти обвинения в адрес Сандоса и других действительно очень серьезно. Лично Винченцо Джулиани был склонен думать, что это было совершено ошибка с самого начала, согласившись на участие женщин. Миссия началась от нарушения правила. Ну, это были другие времена.Размышляя над той же проблемой на обратном пути твоя темная комната на восточной стороне римских стен, Джон Кандотти разработал собственную теорию о причинах нынешних трудных ситуация. Миссия провалилась из-за ряда логических, здравомыслящих, продуманные решения, каждое казалось превосходно. Так обычно случаются самые большие несчастья. Страница 15 2 РАДИОТЕЛЕСКОП АРЕСИБО, ПУЭРТО-РИКО февраль 2019 «Джимми, я только что узнал, что тебя назначили стервятником!» - — прошептала Пегги, и первый шаг к миссии Ракхатов был сделан.- Вы собираетесь сотрудничать? Джимми Куинн продолжил движение вдоль торговых автоматов. Он выбрал arroz con polio, банку фасолевого супа и два бутерброда с тунец. Он был нелепо высок, он перестал расти только с возрастом двадцать шесть, но он еще не округлился и все еще был голодный. Он остановился, чтобы взять два пакета молока и пару десертов. которым он подписал свой законопроект. - Если ты согласишься, нам всем будет намного тяжелее - — сказала Пегги. - Думаю, ты помнишь, что случилось с Джеффом.Страница 16 Джимми подошел к столу, где стоял только один запасной место и опустите противень. Пегги Сун стояла позади него и смотрела провокационно на женщину, сидевшую напротив Куинн. Женщина она решила, что закончила обедать. Пегги обошла стол и села на еще теплом стуле. Какое-то время она просто смотрела, как Джимми ест рис и кусочки курицы, все еще пораженный их количеством. пища, в которой он нуждался, чтобы заполнить себя. Поскольку она бросила его, ее счет за продукты снизился на семьдесят пять процентов.«Джимми, — сказала она наконец, — ты не можешь прятать голову». песок. Если вы не с нами, вы против нас. - Она все еще говорила шепотом, но голос ее был тверд. - Если никто не согласится сотрудничества, они не могут уволить всех. Джимми наконец посмотрел на нее; его глаза были голубыми и спокойная, ее - черная и вызывающая. - Не знаю, Пегги. Я думаю, они могут заменить весь персонал в течение нескольких недель. Я знаю парня из Перу, который счастлив прыгай на мое место за половину того, что я зарабатываю.Джефф понял хорошие рекомендации при выезде. - А работы до сих пор нет! Потому что он отдал стервятнику все, что у него было. - Это не будет моим решением, Пегги. Но ты знаешь. - Бред сивой кобылы! Люди смотрели на них. Она наклонилась к Через стол к нему она снова прошептала: «Ты не марионетка». Все знают, что ты помог Джеффу, когда его уволили. Но вы знаете о. что мы имеем в виду: что они, наконец, перестанут сосать из нас кровь, а не то, что чтобы помочь своим жертвам постфактум. Сколько раз мне тебе это объяснять? Страница 17 Пегги Сунг откинулась на спинку стула и оглядела комнату. пытаясь понять людей, которые не могут понять, что эта система измельчает их в кашу.Джимми понял одно: надо много работать и не причинять беспокойства. Как мне говорить с этой слепой головой? Черт проклятие! - Ты прав. Если вы согласитесь сотрудничать, он будет вашим решение, сказала она холодно. - Тебе могут отдать приказ, но это ты вам придется решить, делать их или нет. Она встала, подобрала свои вещи со стола и уставилась на него через моменты. Затем она повернулась и направилась к двери. - Пегги! Джимми вскочил и подошел достаточно близко, чтобы слегка прикоснуться к ней. рука. Он не был красивым.Его нос был слишком длинным, глаза посажены сзади глубоко и слишком близко друг к другу, как у обезьяны, рыжие, вьющиеся волосы, как каракули на фото ребенка, и эта улыбка от уха до уха. И это все волновало ее в течение нескольких месяцев! - Пегги, дай мне шанс. Может быть, я могу найти какое-то решение для этого понравится всем. Тоже не всегда должно быть. - Конечно, Джимми. Он хороший мальчик. Глупо, но приятно. Пегги посмотрела на его честное, открытое, знакомое лицо и она поняла, что он точно придумает какое-нибудь ужасное, презренное оправдание, чтобы доказать это послушный мальчик.- Да, сэр, Джимми. Вы обязательно добьетесь успеха. Страница 18 Противостоять такой жесткой женщине, как Пегги, было бы убирая тарелку любого человека с чуть более слабой структурой. Но Джимми Куинн привык быть мелочным, упрямым и властным. женщины, и ничто не могло испортить его аппетит. Его мать жаловалась, что когда он вырос, кормить его было все равно, что курить уголь плита. Пегги вышла из бара, а он вернулся на свое место за столом и он начал доедать остатки еды, позволяя своим мыслям иссякнуть свободно через его мозг.Джимми не был дураком, но у него были любящие родители и хорошими учителями, и эти два обстоятельства сделали его привычкой послушание, которое поражало и приводило в ярость Пегги. Опыт его жизнь еще подтверждалась ценностью чьего-то авторитета, и решений его родители и учителя обычно оказывались правильно. Ему не нравилась перспектива потерять работу в Аресибой. переход на программу АИ1, но оставленный себе он, вероятно, не будет возражать. Он работал на телескопе всего восемь месяцев; еще не успел дорасти до положения, что было настоящим удовольствием получить.В конечном итоге, выбрав астрономии, не ожидал лавины предложений по завершению исследования. Зарплата была мизерная, конкуренция за работу была жесткой, но так было везде в то время. Его мать - маленькая, собственническая женщина - она ​​долго мучила его, чтобы заставить выбрать более практичное направление. Джимми, однако, настаивал на астрономии, утверждая, что если даже будут безработными, чего со статистической точки зрения было вполне достаточно скорее всего, это будет он в профессии по собственному выбору. 1 Искусственный интеллект - Искусственный интеллект Страница 19 В течение восьми месяцев он наслаждался роскошью праведности твое решение.Теперь это выглядело так, как это делала Эйлин Куинн. правильно. Он собирал пустые тарелки и коробки и бросал их в соответствующие контейнеры и направился к своему стенду, уворачиваясь и уворачиваясь, как битой, чтобы не задеть дверные косяки, абажуры и трубы, которые угрожали ему сотни раз в день. Стол, за которым он сидел, был мрачным пустое место после ящика, и за это благословенное положение вещей Отец Эмилио Сандос, иезуит из Пуэрто-Рико, был ответственным за познакомился через Джорджа Эдвардса. Джордж был на пенсии инженер.Теперь он бесплатно работал гидом в Аресибо. школьные поездки. Его жена Энн работала врачом в клинике. основанный иезуитами в центре социального обеспечения в Ла-Перла, бедный пригород Старого Сан-Хуана. Джимми понравились все три и он отправится в Сан-Хуан, как только договорится с перспектива проехать на машине сорок миль по ужасной пробки. На первом ужине Эдвардов он рассмешил их до слез. своими комическими рассказами о жалкой жизни такого парня, как он в мире, построенном гномами.В какой-то момент он начал жаловаться, что каждый раз, садясь за стол, он стучит по нему колени. Священник наклонился к нему — серьезно, но в приятной ноте. необыкновенное лицо, но со смеющимися глазами, - и сказал он спокойно, с почти безупречным дублинским акцентом: «Возьми средний ящик и убери его со стола, дурак». На это был только один ответ, и Джимми тут же дал его: прямо глядя своими голубыми ирландскими глазами восхищение: Страница 20 - Ой-ты, гребаный номер! Этот обмен мнениями довел Энн и Джорджа до конвульсий и они ушли. в тот момент все четверо стали друзьями.Улыбаясь про себя при воспоминании о той ночи, Джимми он открыл экран и напечатал сообщение для Эмилио: «Пиво у Клаудии, 8 часов вечера. половина. РСВП до 5”. Перспектива выпить в баре с священника, хотя поначалу это потрясло его почти так же, как открытие, что у девушек тоже есть волосы на лобке. Эмилио должен был быть в офисе J-Center, потому что ответ пришел почти сразу: «Конечно». В шесть вечера Джимми начал спускаться по карстовым холмам и леса, окружающие обсерваторию Аресибо, до прибрежного города этого того же имени, а оттуда вдоль побережья до Сан-Хуана.Было в двадцать минут восьмого, когда он нашел парковочное место под Эль Морро, огромная каменная крепость, построенная в 16 веке, позже укреплен массивными городскими стенами, окружавшими Сан Хуан. Ла Перла, пригород ветхих лачуг, остался за пределами этих стены, обнимающие узкую полоску пляжа. La Perla выглядела не так уж плохо, если смотреть со стен города. Дома теснятся в шесть или семь, спускаясь к морю на террасах они казались богатыми и большими, если вы не знали, что все они были он разделен на несколько квартир.Англо-саксы наделены хотя бы щепоткой Причина, по которой они держались подальше от этого района, но Джимми не был он уже был известен здесь как друг Эмилио, так что никто не — спросил он, спускаясь по лестнице к таверне Клаудии.

.

Лысый Авраам 9000 1

Встреча под дубами Мамре – такова главная тема епархиального этапа Всемирного дня молодежи в Люблине. Таким образом, в рамках Арены Млодыч, помимо исторического спектакля о возникновении и развитии Люблина, участники фестиваля в Арене Люблин увидят большое зрелище об Аврааме.

Роль Авраама предложили Яцеку Бжезинскому, о. Мариуш Лах из театра ITP и Марцин Вонсовски из кабаре Świerszczychrząszcz, ответственные за художественную часть во время молодежного фестиваля в Arena Lublin 23 июля.

«Шоу Авраама» состоит из трех частей: «Вера», «Надежда» и «Любовь». Каждый из них занимает около четверти часа. Он начнется с изображения пустыни, где появятся животные, оживлённые актёрами. Следующая картина покажет заблудших странников, в том числе Авраама и Сарру. Большую роль в этой сцене будет играть реквизит - огромные и тяжелые часы.

- Эта роль необычная, потому что необычно все событие. Обычно я играю в небольшом пространстве, близко к зрителю, а в этот раз я буду на арене, где моя мимика или маленькие жесты мало что скажут, — говорит Яцек Бжезинский.

Во время спектакля об Аврааме будет множество картинок и сцен, которые вас удивят. Помимо ангелов, на ходулях появится аист и множество символов, которые впечатлят зрителей участием хора. Кульминацией шоу станет сцена суда над Авраамом, связанная с принесением в жертву Исаака.

Раввин Михаэль Шудрих представляет прекрасную интерпретацию этого события. - Старые еврейские комментарии изображают эту сцену следующим образом: Бог говорит Аврааму, что хочет забрать его сына.Но он спрашивает Бога, о каком сыне он говорит. Так Бог говорит - это спец! На что Авраам отвечает: но они оба особенные. Бог добавил: тот, кого ты любишь Авраам! Авраам ответил: но я одинаково люблю обоих своих сыновей. Только тогда Бог сказал Аврааму, что он имел в виду Исаака, объясняет раввин.

Яцек Бжезинский, тронутый ролью, видит в сцене с Исааком две интерпретации: культурную и религиозную.

- Бог не дает Аврааму принести в жертву Исаака, чтобы сказать, что он не хочет человеческих жертв.Вторая интерпретация этой сцены показывает попытку подчинения Богу, но также и истину о том, что нельзя приблизиться к Богу, уничтожив, исключив или убив человека, - объясняет актер.

Бжезинский замечает присутствие истории Авраама в мировой литературе. Он упоминает, например, «Братьев Карамазовых» Достоевского и «Трансатлантик» Гомбровича.

- Я отец и знаю, что это нелегко. В ретроспективе и опыте я также смотрю на отношения с моим покойным отцом. Я убежден, что дети не являются нашей собственностью, что наши родители находятся в залоге.Будучи отцом или матерью, вы всегда должны быть на их стороне, даже если земля трясется. И вы должны быть нежными и понимающими по отношению к тем родителям, которые потеряли своего ребенка. Даже Бог должен быть понимающим и нежным с ними. Потому что боль и страдание затмевают все, - объясняет актер.

.

Варис | Игра престолов вики

Варис

Также известен как

Лорд Варис
Паук
Евнух

Варис , называемый Паук - загадочный член малого совета и Старейшина Шепчущихся, а также шпион, служащий Королю Семи Королевств, восседающему на Железном Троне. В сериале его играет Конлет Хилл.

Характер и внешний вид []

Варис, также известный как Паук из-за своего роста, тучный, но тихий в движениях и осторожный, лысый мужчина.Евнух о похищении в детстве огненным богопоклонником колдуном.

Предпочитает удобную одежду, но в то же время эксклюзивную (имеется в виду высокое положение и знания) и обувь, позволяющую проскользнуть, бесшумно. По натуре она податливая, загадочная и нежная. Он мастер манипуляций и легко меняет свою внешность, походку, запах и наряды, чтобы стать неузнаваемым.

Благодаря своему мастерству Варис занял место в маленьком совете и стал старейшиной шептунов.Он торгует секретами, и его умение находить их принесло ему репутацию почти всезнающего. Ключом к его торговле является шпионская сеть, состоящая в основном из детей (называемых птичками).

Предоставляя информацию всем участникам заговора, иногда помогая врагам и вызывая конфликты между соперниками, а также манипулируя ими для достижения собственных целей, он заработал себе репутацию ненадежного среди знати. Однако наедине, как он утверждает, он прежде всего стремится к порядку, стабильности и миру и ценит тех, кто думает так же.

История []

Хотя в то, что говорит Варис, трудно поверить, история его детства кажется правдой. Он родился рабом в Лисе, был продан и отдан в учение труппе мимов, путешествующих между Вольными городами, Старым городом, а иногда и Королевской Гаванью. В Мире один человек предложил большую сумму денег за Вариса, и его предложение было слишком заманчивым, чтобы отказаться. Мужчина дал Варису зелье, которое сделало его неспособным двигаться и говорить, но не притупило его чувства, когда его мужское достоинство было отрезано, а позже сожжено в ритуале магии крови.Отныне Варис ненавидит все, что связано с магией.

После ритуала Варис стал не нужен, поэтому его выбросили на улицу. Спросив мужчину, что ему делать, волшебник ответил, что подозревает, что мальчик умрет. Варис, несмотря на все, что с ним случилось, поклялся, что будет жить.

К этому времени труппа комиков уехала, и Варис остался один. Он прибегал к попрошайничеству, проституции и воровству и вскоре стал не хуже любого вора в Мире, и в конце концов был признан лучшим вором в городе, пока его соперник не заставил его бежать в Пентос.

Варис и Иллирио.

В Пентосе Варис встретил наемника по имени Иллирио Мопатис, и вместе они начали преступный бизнес, в рамках которого Варис украл предметы у мелких воров, а Иллирио продал эти вещи обратно их первоначальным владельцам за небольшую плату. Вскоре каждый мужчина и женщина в Пентосе, чьи ценности когда-либо были украдены, знали, к кому обратиться, чтобы вернуть свои ценности. Кроме того, воры в Пентосе быстро начали искать Иллири и Вариса.Некоторые хотели убить их (безуспешно), но большинство продали им украденные предметы, чтобы предотвратить кражу Вариса. Варис и Иллирио разбогатели.

Варис пришел к выводу, что информация более ценна, чем золото и драгоценные камни, и начал обучать свою собственную шпионскую сеть, известную как «маленькие мышки». Таким образом он получал информацию, письма и книги от богатых и влиятельных людей. «Мыши» были сиротами, купленными Варисом; он выбрал самых маленьких, быстрых и тихих и научил их читать и писать, а также навыкам скрытности и воровства, таким как лазание по стенам и лазание по дымоходам, чтобы ни одна потенциальная цель не заметила маленьких подслушивающих.

Заседание Малого Совета.

Благодаря шпионской сети и информации, которую она получает, богатство Вариса и Иллирии стало в десять раз больше, а Варис был настолько печально известен, что достиг короля Эйриса через Узкое море, который в своей паранойе больше не доверял своему сыну, жене или его губернатор.

Будучи шпионом в столице королевства, влияние Вариса росло вместе с паранойей короля, поскольку Паук часто указывал своему государю на предателей и интриганов.Варис узнал о секретных проходах в Красном Замке, которые он использовал со своей новой шпионской сетью, теперь известной как «птички». Он приказал им помнить тайные ходы и приходить к нему с любыми тревожными или интересными новостями. Варис также сообщил Безумному королю, что его сын Рейегар собирается принять участие в турнире в Харренхолле, что было лишь предлогом, чтобы собрать лордов и свергнуть Эйриса. Это привело бы к тому, что королю пришлось бы покинуть Красный замок и впервые за много лет появиться в Харренхолле.

После битвы при Трезубце во время восстания Роберта Варис посоветовал Эйрису закрыть городские ворота перед Тайвином Ланнистером, так как ему нельзя доверять. Эйерис, однако, подчинился великому мейстеру Пицелю и открыл ворота армии Ланнистеров, которые тут же взяли город и убили членов Таргариенов, проживающих в столице.

Хотя Варис служил королю Роберту, похоже, он все еще был верен Таргариенам. Он заключил тайную сделку с Иллирио Мопатисом, чтобы вернуть Таргариена на Железный трон.На деле оказалось, что Варис заменил Эйгона — младенца на ребенка-простолюдина. В то время как королевство и Роберт считали потомка Рейегара мертвым, Варис переправил ребенка в Узкое море, где его вырастил друг Рейгара и бывший губернатор Эйриса Джон Коннингтон. Чтобы скрыть их существование, Варис придумал ложную историю, в которой Коннингтон напился до смерти после ограбления Golden Company.

Появления []

Галерея []

.

Смотрите также